Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В стране ежегодно исчезает около 700 объектов исторической застройки


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Ульяновске Сергей Гогин.



Кирилл Кобрин: В стране ежегодно исчезает около 700 объектов исторической застройки. Но если в Советском Союзе памятники сносили по идеологическим соображениям, то теперь архитектурное наследие гибнет под натиском большого бизнеса. Эти проблемы обсуждались на Восьмом пленуме президиума Союза архитекторов России, который состоялся в Ульяновске. Форум был посвящен главной теме: «Исторические города и современная архитектура».



Сергей Гогин: Очередной форум российских архитекторов в преддверие съезда их творческого союза было решено провести в Ульяновске из-за одной особенности этого города. В прошлом веке историческая застройка Симбирска (Ульяновска) уничтожалась именем Ленина. Парадокс, но его же именем сегодня сохраняется то, что осталось от старого Симбирска. Для этого создан историко-мемориальный заповедник федерального значения "Родина Ленина". Так что вместе с помпезным мемориальным комплексом в Ульяновске еще можно увидеть фрагменты провинциального поволжского города конца XIX , начала XX века.


Как и в большинстве российских городов, исторический центр Ульяновска страдает от точечной многоэтажной застройки. Элитное жилье и торговые центры в стиле хайтэк подавляют собой старинные доходные дома и архитектурные образцы русского модерна. Почему закон, муниципальная власть, общественность и сообщество архитекторов не в силах противостоять этому нашествию? Президент Института реконструкции исторических городов, лауреат Госпремии СССР Виталий Лепский называет причины.



Виталий Лепский: Коррупционность местных властей и чиновников, которые имеют с каждого этого нашествия соответствующий доход. Во-вторых, это общая неподготовленность общества, непонимание того, что это высочайшая культура. Мы обладаем архитектурой, которая не похожа на западную и нет восточной экзотики, мы среднее между этим и этим уникальны.



Сергей Гогин: С этим согласен профессор Московского архитектурного института Илья Лежава.



Илья Лежава: Я не говорю об Италии. Но даже такие страны, как Тунис, Алжир, Камбоджа, их бюджет построен на архитектурном туризме. Россия, в общем, нисколько не хуже. Огромное количество антикварной архитектуры у нас имеется, мы о ней очень плохо заботимся и уничтожаем ее, как только можем.



Сергей Гогин: Города развиваются, и этот процесс не остановить. Зачастую конфликт между бизнесом и антикварной застройкой решается просто: старые дома внезапно, но всегда очень вовремя гибнут в пожаре, при этом освобождается ценный участок земли для строительства.


Как одновременно учесть интересы современного застройщика и сберечь исторический облик городов? Президент Союза архитекторов России Юрий Гнедовский считает, что исторические города поможет уберечь строжайшая регламентация застройки и льготы для инвестора.



Юрий Гнедовский: Жесткие законодательные рамки бизнесу надо поставить. Кроме того, если он берет, допустим, историческое здание, которое ему невыгодно, ему может быть в возмещение предоставлена какая-то другая территория для коммерческого строительства.



Сергей Гогин: Архитектор зависит от заказчика, в этом одна из главных проблем и городов, и профессионального сообщества архитекторов.



Илья Лежава: Он же наемный работник, архитектор. Если его перестанут нанимать, то он лишится средств к существованию. Но это еще не все. Например, зодчий понимает, что проектируемый сундук уничтожит рядом стоящий памятник и всю улицу, на которой он стоит.



Сергей Гогин: Ульяновский архитектор Александр Варюхин говорит, что сталкивался с подобной этической проблемой.



Александр Варюхин: Когда уже понимаешь, что здание будет стоять, оно же меня переживет, это было несколько случаев за последние два года, мы отказались от трех довольно выгодных проектов. Мы понимали, что мы такого накуролесим. С другой стороны, в Ульяновске крайне низкий уровень понимания архитектуры. Объяснять не то, что заказчикам, властям бывает трудно объяснять.



Сергей Гогин: Сегодня, по признанию и жителей, и специалистов, в Ульяновске царит градостроительная эклектика. За обликом города обязано следить его руководство. Главный архитектор Ульяновска Наталья Клейменов говорит: "Все, что строится, строится в рамках закона".



Наталья Клейменова: Земельный, Градостроительный кодексы пошли навстречу застройщику, но ухудшили качество архитектуры. Сделаны достаточно большие послабления для застройщиков в части предоставления проектной документации, согласования. Диктовать условия, требовать проектную документацию на индивидуальный жилой дом мы не имеем права и здесь над нами стоят органы прокуратуры, посчитают это какой-то коррупционностью.



Сергей Гогин: Должно ли городское управление архитектуры осуществлять цензуру стилей застройки? Свое мнение высказывает архитектор Александр Варюхин.



Александр Варюхин: Некоторые законы нам вообще диктуют отсутствие всяческих стилей. Во-вторых, сейчас даже в мире стиля нет архитектурного, есть мода. И тут уже вступает в действие культура того человека, насколько он информирован.



Сергей Гогин: Профессор Виталий Лепский предлагает перенять положительный опыт зарубежных стран, где есть национальные программы сохранения городской среды обитания человека.



Виталий Лепский: Я считаю, что должна быть создана национальная федеральная целевая программа по сохранению архитектуры исторических городов.



Сергей Гогин: Восьмой пленум Союза архитекторов принял обращение к власти и обществу с призывом защитить исторические города от вторжения крупных современных построек и предложил поправки в законодательство, стимулирующие инвесторов сохранять оригинальную архитектуру городов.


XS
SM
MD
LG