Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

День Бонда. К 100-летию Яна Флеминга






Александр Генис: Торжества, связанные со столетием Яна Флеминга, которое уже начали пышно отмечать в Англии, докатились до Америки - вместе с явлением на книжный рынок нового романа о Джеймсе Бонде «Дьявол не любит ждать». Об этой книге нам расскажет чуть позже Марина Ефимова, а пока я хочу сказать несколько слов о ее герое, которого сегодня разбирают по косточкам на станицах всех серьезных, не говоря уже о легкомысленных изданиях Америки.




Бонд, Джеймс Бонд, кончено, - один из наиболее загадочных персонажей массовой культуры. Самое удивительное в его приключениях - то, что они вот уже более полувека продолжают регулярно появляться - и в переплете, и на экране Столь беспрецедентный рекорд в быстротечном мире массовой культуры заслуживает того, чтобы внимательнее вглядеться в неуязвимого (особенно, если учесть все те опасности, которым он подвергался) агента 007.


C Джеймсом Бондом мы появились на свет в одном и том же 1953-м году. Он, правда, родился, как Афина Паллада, - взрослым и хорошо вооруженным. В первой книге Яна Флеминга «Казино «Рояль» Бонду 36 лет. Возраст делает его ровесником Октябрьской революции, но сохранился он куда лучше. Даже Холодную войну Бонд пережил без особого ущерба, чего не скажешь о других ее участниках, вроде Фиделя Кастро. В новой исторической обстановке Бонд добился того, чего не могут многие другие. Он сохранил свое место, свою аудиторию и, что немаловажно, свои замашки.


Рассказы о Бонде всегда были бедеккером для завистников. Обладая прекрасным вкусом, он находил себе дело в самых живописных уголках планеты. Следуя за ним, мы наслаждались той же панорамой, что открывается богатым и знаменитым, когда у них есть время оглядеться. Бонд, привык убивать врагов там, где его более миролюбивые зрители мечтают провести отпуск.


Но главное в приключениях Бонда – он сам. Укорененный в давнюю – идущую от рыцарского романа - авантюрную традицию, этот герой привык свысока смотреть на неофитов, выделяясь на любом фоне статью и достоинством знающего себе цену аристократа. Прирожденное высокомерие и сословная ирония не позволяли ему смешиваться с персонажами более простодушных боевиков. Даже в 21-м веке Бонд не порвал с позапрошлым столетием. В мире победившей демократии он остался последним рыцарем и джентльменом - из тех, что дерутся, не снимая смокинга.


Полагаясь только на себя, Джеймс Бонд всегда был сам по себе. Этот артистический индивидуализм, который напоминает нам о Шерлоке Холмсе, позволяет Бонду устоять в борьбе с самым опасным соперником – с озверевшим прогрессом. Несмотря на его происки, Джеймс Бонд так и не стал одушевленным приспособлением для испытания шпионской техники, хотя это изрядно мешает проявить ему свою личную доблесть. Это раньше, в начале карьеры Бонда, техника была фокусом, кунштюком, эксцентрическим сорняком прогресса. Арсенал Бонда, которым его снабжал ворчливый Кью, маскировал свою зловещую функцию невинным обликом - вроде смертоубийственной авторучки. Теперь стало хуже. Умное оружие нашей продвинутой эпохи упраздняет героя, вытесняя его на задворки и сюжета, и мироздания. Только полувековой запас обаяния помог Бонду выстоять в этом соревновании. Он и в ХХ1 веке сумел сохранить уникальный облик. Свидетельство тому – феноменальноое долгожительство.


Как говорил Борхес, только великий литературный персонаж, (например - Дон Кихот) способен выйти за пределы породившей его книги, чтобы принять участие в приключениях, о которых и не думал его автор.


Именно это и произошло с Джеймсом Бондом: Ян Флеминг умер, но герой его живет. В том числе - и в вышедшей одновременно в 30 странах книги Себастьяна Фолка «Дьявол не любит ждать».



XS
SM
MD
LG