Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как жители крупных российских городов относятся к изменениям в их архитеркурном облике


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Вероника Боде.



Александр Гостев : В Ульяновске прошел Восьмой пленум президиума Союза архитекторов России. Вот цифры, которые приводились его участниками - за последние сто лет Россия утратила половину памятников архитектуры и 90 процентов дворянских усадеб. И сегодня Россия ежегодно теряет более 700 объектов исторической застройки, причем если в Советском Союзе памятники сносили по идеологическим соображениям, то теперь архитектурное наследие гибнет под натиском большого бизнеса. Над этой темой сегодня работала моя коллега Вероника Боде.



Вероника Боде : На пленум в Ульяновске собрались более 130 архитекторов со всей страны, не считая их местных коллег. В центре внимания участников была тема "Историческая города и современная архитектура". Рассказывает корреспондент Радио Свобода в Ульяновске Сергей Гогин.



Сергей Гогин: Очередной форум российских архитекторов в преддверие съезда их творческого союза было решено провести в Ульяновске из-за одной особенности этого города. В прошлом веке историческая застройка Симбирска (Ульяновска) уничтожалась именем Ленина. Парадокс, но его же именем сегодня сохраняется то, что осталось от старого Симбирска. Для этого создан историко-мемориальный заповедник федерального значения "Родина Ленина". Так что вместе с помпезным мемориальным комплексом в Ульяновске еще можно увидеть фрагменты провинциального поволжского города конца XIX , начала XX века.


Как и в большинстве российских городов, исторический центр Ульяновска страдает от точечной многоэтажной застройки. Элитное жилье и торговые центры в стиле хай-тек подавляют собой старинные доходные дома и архитектурные образцы русского модерна. Почему закон, муниципальная власть, общественность и сообщество архитекторов не в силах противостоять этому нашествию? Президент Института реконструкции исторических городов, лауреат Госпремии СССР Виталий Лепский называет причины.



Виталий Лепский: Коррупционность местных властей и чиновников, которые имеют с каждого этого нашествия соответствующий доход. Во-вторых, это общая неподготовленность общества, непонимание того, что это высочайшая культура.



Сергей Гогин: Архитектор зависит от заказчика, в этом одна из главных проблем и городов, и профессионального сообщества архитекторов. Ульяновский архитектор Александр Варюхин говорит, что сталкивался с подобной этической проблемой.



Александр Варюхин: Было несколько случаев за последние два года, мы отказались от трех довольно выгодных проектов. Мы понимали, что мы такого накуролесим. С другой стороны, в Ульяновске крайне низкий уровень понимания архитектуры. Объяснять не то, что заказчикам, властям бывает трудно объяснять.



Сергей Гогин: Сегодня, по признанию и жителей, и специалистов, в Ульяновске царит градостроительная эклектика. За обликом города обязано следить его руководство. Главный архитектор Ульяновска Наталья Клейменов говорит: "Все, что строится, строится в рамках закона".



Наталья Клейменова: Диктовать условия, требовать проектную документацию на индивидуальный жилой дом мы не имеем права, и здесь над нами стоят органы прокуратуры, посчитают это какой-то коррупционностью.



Сергей Гогин: Должно ли городское управление архитектуры осуществлять цензуру стилей застройки? Свое мнение высказывает архитектор Александр Варюхин.



Александр Варюхин: Некоторые законы нам вообще диктуют отсутствие всяческих стилей. Во-вторых, сейчас даже в мире стиля нет архитектурного, есть мода. И тут уже вступает в действие культура того человека, насколько он информирован.



Сергей Гогин: Восьмой пленум Союза архитекторов принял обращение к власти и обществу с призывом защитить исторические города от вторжения крупных современных построек и предложил поправки в законодательство, стимулирующие инвесторов сохранять оригинальную архитектуру городов.



Вероника Боде : Это был репортаж Сергея Гогина из Ульяновска. С подобными проблемами сталкиваются практически все города, где есть памятники архитектуры. В Петербурге испорчена одна из главных городских панорам - вид на стрелку Васильевского острова. В связи с этим власти города принял беспрецедентное решение - укоротить провинившееся здание на два этажа. Рассказывает Татьяна Вольтская.



Татьяна Вольтская: Бизнес-центр "Новая биржа" и жилой комплекс "Финансист" появились на Васильевском острове, неподалеку от площади Собчака, почти незаметно. Просто выросли из-за ростральных колонн и старой биржи - признанного шедевра - две серые высотки, и одного из лучших в мире видов не стало. На сайте инвестора "Финансиста" написано: "Архитектурный облик здания в стиле постмодернизма впитал в себя всё лучшее из архитектуры XX века", кроме того, покупателям квартир в 18-этажных корпусах обещан вид на весь Васильевский остров, Финский залив и центр города. Теперь это называют не просто градостроительной ошибкой, но градостроительным преступление, на которое, наконец-то обратили внимание власти.


На состоявшемся недавно градостроительном совете страсти буквально полыхали, вице-губернатор Александр Вахмистров предупредил, что получил поручение от губернатора разобраться в ситуации. Выяснилось, что оба проекта вообще не рассматривались ни на одном градостроительном совете. Почему застройщик получил согласование на такое вопиющее нарушение высотного регламента, тоже осталось неясным. И уж совсем непонятно, почему власти раньше не прислушались к многочисленным предупреждениям о совершающемся разрушении облика города. Говорит директор фонда "Спасение Петербурга" Александр Марголис.



Александр Марголис: Петербург невероятно хрупкий город, акварельный. Достаточно, например, построить два-три небоскреба в таких эффектных точках - и все, вся прелесть Петербурга, как феномена градостроительного, будет убита, что сейчас и происходит. Справа и слева от отеля "Санкт-Петербург" на так называемой стрелке выборгской стороны появились два высотных здания, пока еще очень скромных, одно 52 метра, другое 78 метров, можно сказать, карлики. Но уже смотреть в ту сторону не хочется.


Теперь представим себе, что появляется несколько десятков таких сооружений, в том числе уже не 70 метров, а 200, 300. Это уже совершенно другой город.



Татьяна Вольтская: И вот теперь глава комитета по градостроительству и архитектуре Александр Викторов публично признал вину комитета и вместе с Александром Вахмистровым пообещал, что оба здания будут "укорочены". Один из застройщиков заявил, что будет подавать в суд.



Вероника Боде : Случай в Петербурге это скорее исключение из правил, редкий пример заботы об историческом облике города. Проблему комментирует Алексей Клименко, член президиума экспертного совета при главном архитекторе Москвы.



Алексей Клименко : То, что объекты историко-архитектурного наследия гибнут в невероятном количестве каждый день по всей территории страны, это все следствие того печального обстоятельства, что культурное наследие не рассматривается как приоритет, как предмет гордости, как предмет заботы.



Вероника Боде : В масштабах страны, что нужно делать в связи с этим?



Алексей Клименко : Прежде всего, пропаганда и курс на консервацию этого наследия. Не надо заниматься регенерацией, реконструкцией. Надо законсервировать. Надо осознать, что это колоссальная ценность, национальное достояние. Защита достояния должна стать национальным приоритетом. А-то у нас без конца строят новое в исторической стилистике. Делают омерзительные, поганые муляжи и выдают это за заботу об истории. А подлинная история гибнем. Вот ведь в чем трагедия. Отношение к культурному наследию должно быть решительно изменено в сторону консервации.



Вероника Боде : Таково мнение Алексея Клименко, члена президиума экспертного совета при главном архитекторе Москвы.



XS
SM
MD
LG