Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Борьбу с экстремизмом упаковывают в советские традиции


В прежние времена за подобное "разжигание" светила как минимум психушка

В прежние времена за подобное "разжигание" светила как минимум психушка

Государственная дума может ужесточить закон о борьбе с экстремизмом. Как утверждает «Независимая газета», в нижнюю палату парламента поступил проект поправок от депутатов законодательного собрания Курской области. Если эти поправки будут приняты, неправительственные организации и СМИ будут закрывать после второго предупреждения независимо от того, когда сделано первое.


В комитете Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи еще ничего не знают об инициативе курских депутатов. Анализировать предложенные поправки приходится по публикациям в средствах массовой информации. Согласно этим публикациям, у обвинения в экстремизме не должно быть срока давности. Курские депутаты предлагают закрывать общественные, религиозные организации и средства массовой информации после второго предупреждения, когда бы прокуратура ни вынесла первое. В ныне действующем варианте закон предусматривает такое наказание за двукратные в течение года обвинения в экстремизме. Член думского комитета по информационной политике, информационным технологиям и связи Роберт Шлегель полагает, что к подобным инициативам надо относиться осторожно, учитывая, например, что средства массовой информации могут менять хозяев, а авторы экстремистских высказываний вполне свободно чувствуют себя в интернете.


Федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности» был принят летом 2002 года. Через четыре года депутаты кардинально его переработали, еще через год - прямо перед началом думской избирательной кампании - в него были вновь внесены поправки. На частое внесение поправок в закон обращает внимание кандидат юридических наук Илья Рассолов: «Складывается впечатление, что этот закон является экспериментальным документом, что, на мой взгляд, недопустимо в отношении такого рода правонарушения, как экстремизм. Закон, во-первых, смешивает понятия экстремизма и терроризма и даже клеветы, хотя, на мой взгляд, терроризм является более общественно опасным деянием. В соответствии с 205-й статьей там наказание начинается уже с 8 лет лишения свободы. Кроме того, приведенное в первой статье закона легальное определение экстремистской деятельности тоже не выдерживает критики, потому что любое определение экстремизма не через перечисление видов деятельности, было бы удачным и логичным. Потому что все виды такой экстремистской деятельности просто перечислить невозможно. А первая статья не является резиновой».


Ответственность средств массовой информации должна носить экономический характер, полагает Илья Рассолов. «Отмена сроков истечения действия предупреждения сильно ударит по СМИ в России и не создаст благоприятного климата для их развития, - считает он. - Любое СМИ имеет право на ошибку. Поэтому в любом случае мне представляется, что не дубинка, которая бы так или иначе воздействовала на СМИ, а экономические санкции здесь будут более эффективными. Кроме того, ведь это сильно ударит по независимости небольших СМИ, потому что они не имеют ни службы, ни собственных экспертов, которые могут отследить, так или иначе, тот или иной материал. Если человек или редакция совершает ошибки, то пусть он за это и расплачивается в буквальном смысле».


По мнению политолога Александра Кынева, инициатива курских депутатов свидетельствует о том, что власть в регионах пытается избавиться от политической конкуренции, обрекая тем самым общество на сомнительные плоды деятельности неэффективных чиновников разных уровней. «Совершенно очевидно, что данная инициатива по смыслу является просто вредной и для самой власти», - говорит политолог. Российские правозащитники уже провели параллель между законом о противодействии экстремизму и такими нормами старого уголовного кодекса, как «антисоветская деятельность» и «клевета на социалистический строй».


XS
SM
MD
LG