Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Рабство в России: комментарий независимого эксперта Татьяны Холщевниковой


Программу ведет Надежда Перцева. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Михаил Саленков.



Надежда Перцева: Как сообщили накануне в МВД России, в Московской области освобождены 49 граждан Узбекистана, которых насильно удерживали в качестве рабов члены преступной группировки. Их заставляли работать по 12-14 часов в день, зарплата не выплачивалась на протяжении нескольких месяцев.


По мнению специалистов, в России количество привлекаемых к рабскому труду может составлять более одного миллиона человек. Большая часть среди них - мигранты из бывших республик СССР, а также граждане Вьетнама и Китая.


Об этом в интервью Радио Свобода рассказала независимый эксперт Татьяна Холщевникова.



Татьяна Холщевникова: Трудно сказать, сколько вообще у нас привлечено к рабскому труду, но дела, возбужденные по статье 127.2, которая как раз устанавливает ответственность за привлечение к рабскому труду или содержание в условиях, подобных рабству, говорит о том, что это не единичные случаи. Потенциально каждый нелегальный мигрант может стать жертвой торговцев людьми, поскольку не обладает никакой защитой правовой. Исследователи говорят о пяти миллионах нелегальных мигрантов на территории России. Потенциально вот эти пять миллионов мигрантов могут быть все подвержены рабскому труду. А так где-то это под миллион, наверное, будет.



Михаил Саленков: Кто является основным объектом в этой ситуации?



Татьяна Холщевникова: Несовершеннолетние женщины традиционно становятся жертвами торговцев людьми, поскольку, например, все, что связано с организованной проституцией, это в той или иной степени торговля людьми, одновременно не квалифицируется, как рабский труд. Если мы говорим о рабском труде, то в этом случае в большей степени это, конечно, мужчины, используемые на сельскохозяйственных работах, на строительных работах, на дачных участках. Очень много появилось случаев частных, вот таких рабовладельцев. Опять же говорю, что в силу латентности, просто трудной раскрываемости этих преступлений таких дел мало. Но на самом деле это довольно распространенное явление. Я думаю, что достаточно посмотреть на подмосковные дачи, и вы можете увидеть одного-двух рабов на участке.



Михаил Саленков: Какие-то меры государство принимает для того, чтобы остановить этот процесс?



Татьяна Холщевникова: Безусловно. И первой мерой было принятие поправок в Уголовный кодекс в 2003 году, введение статьи 127.2 и ответственности за это. И кроме того, те меры, которые принимаются в отношении нормализации миграционных процессов, в том числе закона о миграционном контроле, установление специальных облегченных форм регистрации по месту пребывания, это все также снижает количество лиц, которые могут попасть под этот пресс торговцев людьми. Первое время, когда только началось исследование этой темы, в основном, конечно, силы были направлены на то, чтобы оградить наших людей, выезжающих за границу. Поэтому у большинства людей так и осталось на памяти, что это в основном женщины и дети. На самом деле оказалось, что Россия-то как раз и является страной приема, куда привозят этих людей, в частности, узбеки, таджики, и которые здесь попадают в рабство. Там еще и связано это с организованной преступностью - вьетнамские и китайские диаспоры. Я не могу сказать, что ничего не делается. Действительно делается. Но, как говорят врачи, лечить надо причину, а не следствие. Так вот причиной является нестабильность экономики, в том числе нестабильность экономики в этих странах, из которых приезжают эти люди. Они же приезжают не из-за того, что там им так хорошо, а здесь может быть еще лучше. Эти деньги, которые большинство из них отправляет своим семьям, являются чуть ли не единственным средством для существования этих семей.


XS
SM
MD
LG