Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Введение ЕГЭ в российских школах: комментарии Евгения Бунимовича и Олега Смолина


Программу ведет Михаил Саленков.



Михаил Саленков: Против единого госэкзамена выступили и школьники, и их родители, недовольных много. Самые инициативные собирают подписи против экзамена, сообщается уже о десятках тысяч собранных подписей. Есть и те, кто намерен обратиться в суд. Тем не менее с будущего, 2009 года, эксперимент по внедрению ЕГЭ в российских школах будет завершен, и все учащиеся во всех регионах страны будут сдавать его в обязательном порядке. О том, чем вызвано недовольство и о самом едином госэкзамене беседуем со специалистами. И вот как ответил на мои вопросы Евгений Бунимович, председатель Комиссии Московской городской думы по образованию и науке.



Евгений Бунимович: У меня двойственное очень ощущение от всего этого. Потому что, с одной стороны, никакой альтернативы реальной независимому контролю оценки итоговой, вообще не существует, ну, невозможно ее придумать, во всем мире в той или иной форме эти независимые испытания есть. У нас они почему-то, как все у нас, доходят до какого-то упора и предела, так и здесь это произошло. Уж если мы зашкаливаем, то до конца. Во-первых, с самого начала эксперимента по ЕГЭ отрабатывалась только одна модель, не понятно, причем тогда эксперимент. Например, в девятом классе то же самое, как видите, скандалов никаких нет, потому что отрабатывалось несколько моделей, и они потихоньку внедряются, какие-то компромиссные варианты ищутся и так далее. А здесь все довольно жестко и однозначно. И получилось так, что ЕГЭ очень сильно демонизировали. С одной стороны - его сторонники, которые считают, что помощью ЕГЭ мы решим все проблемы образования, такая образовательная "кукуруза", с другой стороны - противники, которые считают, что главная проблема спада в российском образовании - это ЕГЭ, что, конечно, не так.



Михаил Саленков: Как вы оцениваете перспективы судебных исков, которые сейчас собираются направлять учащиеся и их родители и какое вообще это окажет влияние на эксперимент с единым государственным экзаменом?



Евгений Бунимович: В данном случае я отношусь к этому скептически. В любом случае при многих негативных моментах у меня у самого по поводу единого экзамена считаю, что это небольшая хитрость - собрать подписи у учеников против любого экзамена, единого, неединого. Я никогда не видел учеников, которые бы мечтали об экзамене. Поэтому здесь есть что-то несколько лукавое, в том, чтобы собирать тысячи подписей учеников против экзамена. А что дальше? Они будут все равно сдавать какой-нибудь экзамен. Не такой, так другой. Поэтому здесь не все так ясно. А второй момент заключается в том, что этот иск нужно было подавать года три назад, потому что сейчас принят закон по поводу обязательности ЕГЭ с будущего года. Ну и что? Все равно он будет обязательным. Здесь важнее другое. Дьявол в деталях, то есть в какой форме и как будет все-таки подаваться этот самый единый экзамен. И это, кстати, в протоколе не написано, и здесь можно искать форму более адекватную, более осмысленную.



Михаил Саленков: Если говорить о взрослых, которым при желании получить высшее образование тоже приходится сдавать единый государственный экзамен...



Евгений Бунимович: Я могу вам сказать, что, вообще, образование взрослых - это отдельная тема, про которую никто, к сожалению, у нас не думает. Любой человек в любом возрасте имеет право на образование и не обязательно при этом чтобы это было какое-то жестко конкурентное образование. Допустим, я делаю успешную карьеру менеджера, но вообще-то я хотел рисовать, у меня не было никогда в жизни времени на то, чтобы учиться рисовать. Да не обязательно рисовать! Меня интересует психология, допустим, межличностных отношений, причем не абстрактно, а у меня в семье проблемы, я хочу послушать курс психологии, серьезный курс. Почему я должен сдавать какие-то безумные экзамены для этого? Мне это не понятно. Экзамены должны быть не вступительные, а по дороге. То есть если ты хочешь получить какую-то сертификацию, чтобы куда-то идти работать, вот тогда нужно сдать этот экзамен. А так ты послушал курс, это нормальный подход.



Михаил Саленков: То есть в этом смысле вы против сдачи ЕГЭ?



Евгений Бунимович: Конечно. Я вообще считаю, что вступительный экзамен, его роль чрезвычайно завышена. Сначала они преодолевают вот этот мучительный барьер, были вступительный экзамены, тоже были мучительные вопросы, сейчас ЕГЭ, а после этого он два-три года вообще ничего не делает, потому что у нас очень редко выгоняют из вузов. Что за странный подход? Он дальше должен учиться, он хочет учиться, он приходит и он должен понимать, что учиться трудно, не поступить трудно, а учиться трудно. И нужно сдавать экзамены по дороге, и ты его не сдал - приходи через полгода его сдавать, через год, повторяй курс, в конце концов. Мы так боимся второгодников. А почему нельзя послушать курс не год, а сколько тебе хочется его слушать? То есть у нас, к сожалению, и у противников, и у сторонников ЕГЭ абсолютно одинаковые штампы в голове. И главная наша проблема совсем не в этом. Почему у нас такая коррупция вдруг развилась, даже зачеты, экзамены - платят? Что за бред?! Это значит, что студенты приходят в вуз за дипломом, а не за знаниями. А почему так происходит? Да, в общем, понятно почему. Потому что самая главная граница, о которой надо внимательно подумать, это не граница между школой и вузом, а между вузом или средним специальным заведением и жизнью. Надо делать так, чтобы человек, который учился лучше, учился в более качественном учебном заведении, лучше получил результаты, больше старался, чтобы он жил лучше. Вот тогда наши студенты будут самыми лучшими контролерами. Когда у нас на высшие государственные должности назначаются люди, которые просто учились с кем-то в одном классе или у которых участки дачные рядом, или еще что-то в этом духе, ну, тогда каким образом мы с вами молодежь учим? Конечно, они тогда хотят покупать дипломы, все остальное, потому что им ясно, что знания - это не главное.



Михаил Саленков: Еще более решительно настроен Олег Смолин, первый заместитель председателя Комитета по образованию и науке Государственной Думы России.



Олег Смолин: Происходит подготовка к тому, что со следующего года единый государственный экзамен, сокращенно ЕГЭ или, как иногда шутят в Министерстве образования и науки - "безобразие из трех букв", станет общеобязательным. В этом году по литературе двойки получили 25% детей. А почему? То ли дети перестали читать книги или любить литературу, то ли система несовершенна. На самом деле очевидно, что и то, и другое. И книги читать перестали в значительной степени, как говорят социологи, но и ЕГЭ - это лучший способ отбить любовь к великой русской литературе. Я смотрел некоторые вопросы, которые задаются в рамках ЕГЭ, они, конечно, имеют некоторое отношение к формальному анализу, как говорил когда-то Александр Пушкин, "музыку я разъял как труп". Но к великой русской литературе, которая на самом деле не столько учебный предмет, сколько воспитание души, они, конечно, никакого отношения не имеют. Скоро будут обнародованы результаты по математике. Предполагаю, что это вызовет дополнительное возмущение. Я думаю, что в следующем году, если ситуация не изменится, возмущение будет на порядок больше. Уже сейчас более 60 тысяч ребят и родителей подписались в интернете, как противники единого государственного экзамена. Хорошо бы, если их стало не 60 тысяч, а для начала 600, а потом, глядишь, и миллион.



Михаил Саленков: А выход есть из этой ситуации?



Олег Смолин: Михаил Саленков: Безусловно. Мы внесли в Государственную Думу своевременно, но он пока не рассмотрен, законопроект, состоящий из двух позиций. Первая - добровольность единого госэкзамена, без принудиловки. И второе - исключение из единого государственного экзамена гуманитарных предметов, а именно истории, обществознания и особенно литературы, которые не поддаются формализации и не должны быть формализованы.



Михаил Саленков: То есть в тестовой системе они не могут существовать экзаменационно?



Олег Смолин: Нет, они могут существовать, просто это бессмысленно. Это убиение образного мышления, образного восприятия мира, это формализация того, что формализоваться не должно. Кстати сказать, несмотря на то, что в России давно создана так называемая "вертикаль", более половины регионов и даже губернаторов этот законопроект поддержали. Мы будем настаивать на его рассмотрении в Государственной Думе, но он может быть принят только в одном случае - если волна общественного протеста будет настоящей.


XS
SM
MD
LG