Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ожидает ли Россию упразднение президентских постов субъектов федерации?


Владимир Кара-Мурза: Сегодня пресс-центр госсовета Татарстана вынужден был опровергать информацию о якобы готовящемся упразднении должности президента республики. В понедельник издание «Газета» распространило информацию о том, что институт президентства во всех национальных республиках возможно будет упразднен. В частности, газета написала, что 27 июля должна состояться сессия парламента Татарстана, на которой планируется внесение поправок в конституцию республики, сутью которых станет упразднение должности президента и перемещение Минтимера Шаймиева на пост главы госсовета. Ожидает ли Россию упразднение президентских постов во всех субъектах федерации? Об этом говорим с президентом Института современной политики Владимиром Лысенко и генеральным директором Совета по национальной стратегии Валерием Хомяковым. Когда впервые появилась идея упразднить громкую должность президента национальной республики?



Владимир Лысенко: На самом деле этот вопрос стал возникать с приходом Путина в 2000 году к власти, поскольку он сразу же, придя к руководству страны, начал выстраивать всем известные вертикали, в которых губернаторы занимали ключевое место. И учитывая, что руководители российских краев и областей имели статус губернатора или главы субъекта федерации, то республики пытались всячески сохранить свои титулы. И поэтому фактически все единодушно выступили с идеей о том, что необходимо, чтобы они были президентами, поскольку предыдущая борьба за суверенитет оказывалась их победой. Так что им представлялось, что название «президент» будет означать, что есть большой президент, папа и есть его союзники, его ближайшие соратники, начиная от Шаймиева и кончая другими руководителями субъектов федерации. И вначале Путин вроде бы хотел поменять сходу, но потом он увидел, что сопротивление сильное, что это может привести к серьезным расколам и конфликтам, поэтому в конце концов он все-таки решил не торопить лошадей и этот вопрос будет эволюционно решен. Я не исключаю, что может быть сейчас и считает, что подошло то время, когда можно реально поменять название и опустить существенно руководителей национальных республик и таким образом усилить власть центра и ослабить руководителей регионов.




Владимир Кара-Мурза: Может ли вызвать протесты в национальных республиках упразднение должности их президентов?



Валерий Хомяков: Я думаю, что вряд ли. Сейчас ситуация иная, чем та, когда руководители субъектов федерации, национальных республик стали называться президентами. Володя Лысенко прав, потому что в то время был депутатом Верховного совета РСФСР, прекрасно помнит, когда создавалась наша современная Россия, то тогда, безусловно, президент Ельцин вынужден пойти на то, чтобы не он один был президентом, а было 20 президентов. Хотя отдельные республики, все-таки руководители республик далеко не все назывались президентами. Был, допустим, глава правительства Удмуртии. глава правительства той же Карелии, потом они тоже стали президентами. И тогда само название должности каким-то образом, не самый главный фактор, но один из главных фактов, который позволял выпускать пар достаточно больших групп националистов. Это был и в Татарстане, и в других республиках. Теперь ситуация иная, вряд ли будут какие-то серьезные протесты местных общественных деятелей. Хотя может быть, конечно, в тишине, на кухне они будут говорить: ну здорово нашего опустили. Хотя в принципе как они называются - далеко не самое главное. Важно, что у большинства президентов республик сейчас все схвачено, и они контролируют не только экономическую жизнь, но и политическую жизнь своих субъектов федерации.



Владимир Кара-Мурза: Главный редактор газеты «Газета» Петр Фадеев так объяснил появление сегодняшней сенсационной публикации.



Петр Фадеев: Тема отмены самого названия священного президент для руководителей регионов поднимается не впервые. В принципе на протяжении, наверное, последних трех лет она возникала неоднократно. И судя по нашей информации, сейчас Кремль готов прибегнуть к такой мере, что президент у нас один. Он должен быть один и соответственно руководители других регионов это гордое название носить не должны. В принципе все это подается безусловно, в частности, как борьба с возможным сепаратизмом и региональным обособлением. Поэтому это реальная вещь. А то, что этот процесс может начаться с крупного и известного руководителя как Минтимер Шаймиев, в общем это тоже вполне логично.



Владимир Кара-Мурза: Удачно ли выбран Татарстан для старта кампании?



Владимир Лысенко: Я думаю, что неудачно. Все-таки надо хорошо знать ситуацию в республиках. Я думаю, что большинство экспертов хорошо осведомлены, что сегодня Татарстан бесспорный лидер, и сепаратистский был лидер в 90 годы, потом с Путиным, когда он пришел к власти, они нашли общий язык. Хотя Путин до 1000-летия России, когда отмечали в Казани, слово «федерализм» вообще не употреблял, он считал, что это ругательное слово и ничего общего с этим словом иметь не хотел. Поэтому, конечно же, Шаймиев был самым мощным самым сильным и подготовленным к резкой критике и защите интересов своей республики и своих привилегий. Поэтому Путин сначала пытался его свергать, но все это не приводило к позитивным результатам. Я напоминаю, что Шаймиев неоднократно говорил, что только если вы меня уберете, то сразу начнутся конфликты у нас на территории, есть специальные не наши, а определенные лагеря, которые готовят террористов для того, чтобы в Татарстане сменить власть. Короче говоря, он заговорил голову и Путин отступился, не стал менять название, не стал убирать значительную долю привилегий, которую получили главы краев и областей Российской Федерации. И тогда Путин, прижимая всех остальных, Шаймиев был на особом счету. Путин был категорически против договоренностей, письменных заключений о дружбе, сотрудничестве и о подчинении одной части другой. Поэтому он очень гордился тем, что ему первому дал эти привилегии, в то время другие национальные республики не получили все привилегии как Шаймиев. Я хочу напомнить, что когда президент аннулировал все договора, которые были подписаны, среди них были несправедливые, полусправедливые, очень разные, но когда все это было аннулировано, уже через несколько лет Путин сумел с Шаймиевым договориться о том, что договор будет подписан. Но этот договор не политический, он не был мощным, но который позволяли Шаймиеву заявить на весь Советский Союз, что царь со мной подписал договор, больше ни с кем не подписывал, поэтому Шаймиев единственный получил такую привилегию. Поэтому сегодня, когда кажется, что Путин пришел и у него остался последний срок, и он хочет устроить жесткую политическую систему в России. Поэтому в этом плане Шаймиев благодарен Путину, что он его вывел наверх по отношению к другим лидерам национальных республик, он сделал его главным в отношении национальных республик. Поэтому, я думаю, что пришел момент, когда Путин решил поменять Шаймиева, у него уже и возраст почтенный. Если это случится, предполагаю, что в этом плане у Путина власть будет более сильна, чем на сегодняшний день.




Владимир Кара-Мурза: Может ли эта реформа послужить кадровой чистке среди засидевшихся президентов?



Валерий Хомяков: Не только президентов, сразу оговоримся, у нас есть и мэры, которые сидят достаточно давно, тот же Юрий Михайлович Лужков, есть и губернаторы – Россель, например. Поэтому тут у нас есть эта проблема. Хотя, собственно говоря, мировая практика не ограничивает срок пребывания на региональном уровне руководителей исполнительной власти. Пытался поискать, в памяти порыться, но не нашел. Поэтому у нас тут нет ограничений. Но тем не менее, сама фактура такова, что меняется третий президент, а руководители некоторых субъектов федерации как сидели в этих креслах, так и сидят. Да, может быть ситуация в Татарстане отличается - это действительно так, чем, допустим, была в начале 90-х, или в той же Башкирии, или в Москве. Но тем не менее, тогда была одна политическая ситуация, эти люди, пришедшие во главе субъектов федерации, безусловно были двигателями, были моторами и поэтому экономическая жизнь в этих субъектах федерации отличается по разным моментам, но и в том числе от личностей многое зависит. Я думаю, что наста пора поговорить о кадровой ротации. Я думаю, что в Кремле, говоря о том, что надо отменить огромное количество президентов, это говорят, но имеют в виду другое, что пора расстаться с Минтимером Шаймиевым, почетная отставка, вполне нормально, если он действительно, как пишет газета «Газета», возглавит госсовет, то это будет огромное влияние, в том числе возможно на будущую исполнительную власть в этой республике. Поскольку он человек влиятельный, я думаю, к нему будет прислушиваться, возможный будущий руководитель исполнительно власти Татарстана и так далее. Поэтому я думаю, что все-таки это начало большого длительного и может быть весьма непростого процесса замены, кадровой ротации региональных элит, которая в принципе идет, но она пока касается субъектов федерации, которые не очень сильны в экономическом и политическом отношении. Здесь мы ведем речь о достаточно мощных руководителях в прямом смысле слова, и Юрий Михайлович Лужков и Минтимер Шаймиев, они же еще плюс ко всему являются сопредседателями и являлись той же правящей партии «Единая Россия». Поэтому это очень влиятельные люди. Как с ними будет нынешняя власть разбираться, каким образом они отойдут от власти, на которой находятся достаточно давно – это, конечно, достаточно интересный и любопытный процесс.



Владимир Кара-Мурза: Ведущий сотрудник Фонда Карнеги в Москве Николай Петров подозревает очередной слух в недостоверности.



Николай Петров: Честно говоря, в том объяснении, которое дает «Газета», я никакого смысла этого нововведении не вижу. Потому что реально по своему статусу президенты республик в составе РФ точно так же, как губернаторы российских областей назначаются и снимаются президентом. И года два с половиной назад было движение снизу, когда в Северной Осетии парламент решил отказаться от наименования «президент» и назвал главу простой главой, тогда это не получило особого распространения, хотя снизу могло бы продолжаться и дальше. Затевать сейчас такого рода сложную политическую интригу с совершенно неочевидными позитивными для центра результатами, мне кажется, никому не придет в голову.



Владимир Лысенко: На самом деле действительно на сегодняшний день региональные элиты теряют ту власть, которая была на протяжении последних 15-17 лет, они становятся все больше вассалами президента Путина. И эта ситуация, мне представляется, не удовлетворяет региональных лидеров. Они видят, что Путин в силе, но с каждым годом аппетиты Кремля и кремлевского окружения увеличиваются в геометрической прогрессии. И та информация достаточно скупая, которая говорит о грандиозных финансовых ресурсах, которыми сегодня овладели руководители кремлевской администрации, говорит о том, что действительно сегодня регионы не могут подойти к гигантским цифрам и огромным финансовым ресурсам, что вызывает серьезную критику и недовольство более бедных субъектов федерации, а их две трети и только одна треть богатых. Поэтому я думаю, что в том отношении бесспорно недовольство Путиным есть. И значительная часть губернаторов с удовольствием ушла под Дмитрия Медведева, более мягкого человека. Большому количеству губернаторов есть чего боятся, тем более, что выборы хотя проходили достаточно успешно, но сегодня все об этом говорят, что они были фальсифицированы на президентском уровне, на парламентском, мне представляется, что у Путина ситуация существенно ухудшается.


Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Санкт-Петербурга от радиослушателя Сергея.



Слушатель: Добрый вечер, господа. Все, что сейчас говорилось, как раз показывает, что в Москве не могут понять психологию граждан автономных образований и не хотят учиться не то, что на своих ошибках, и на чужих. Вспомните, достаточно успешная Российская империя начала рассыпаться, когда начали наступать на автономии, на то же княжество Финляндское и прочее. Даже не хотят учитывать, что происходило в крае Косово, когда была ликвидирована автономия. Мы получим много маленьких Тибетов, можем получить, если будем как медведь в посудной лавке вести себя.



Владимир Кара-Мурза: Грозит ли это нововведение ростом сепаратизма?



Валерий Хомяков: Я уже отвечал. Сейчас ситуация совершенно иная, чем в начале 90. У нас достаточно устоявшаяся, ее можно критиковать и массу найти всякого негатива относительно, есть ли у нас реальный федерализм, есть ли у нас местное самоуправление, насколько автономии действительно являются автономными от федерального центра. Безусловно, вопрос слушателя имеет под собой основание. Но того, что было раньше, безусловно, сейчас уже не будет. Я помню, я был в свое время в Казани, когда там буйствовали националисты, когда было достаточно сложно в том числе говорить по-русски. Сейчас ситуация иная, каких-то угроз нет. Наш радиослушатель из Петербурга Сергей совершенно правильно сказал, говоря, что нельзя вести как слон в посудной лавке. Может всегда из искры возгореться пламя. Поэтому здесь достаточно сложная материя, она может быть порвана необдуманными шагами. Но в данном случае, если речь вести об отмене института президентства, я не думаю, что это сильно встревожит определенные националистические слои в эти национальных республиках. И еще одно хотел сказать, то, что говорил Николай Петров из Фонда Карнеги. Дело в том, что газета «Газета» недавно опубликовала еще одну якобы сенсацию, она была связана с усилением роли Совета безопасности. Последовали опровержения. И думаю, что в данном случае мы должны сомневаться, не верить на слово, в том числе печатным уважаемым СМИ в том, насколько эта информация соответствует действительности.



Владимир Кара-Мурза: Депутат Государственной думы Сергей Марков, директор Института политических исследований, хорошо помнит уроки истории.



Сергей Марков: Есть еще один аспект, который связан с переходом к посту госсовета от президента заключается в том, что, как известно, о своем суверенитете объявили в свое время Чечня, Татарстан, Тува и ряд других последовали за ними. Пост госсовета - это немного парламентская республика, которая позволяет сделать власти не одного клана, а сделать власть коалиционную различных группировок. Как известно, если на долгие годы власть одного клана закрепляется, то это может привести к нарастанию противоречий, каких-то конфликтов внутри политической элиты внутри этой республики, даже затронуть достаточно широкие слои населения, поскольку они связаны с теми или иными кланами.



Владимир Лысенко: Действительно, госсовет начал чуть-чуть активнее работать, чем было раньше, хотя у Путина были такие возможности еще десять лет назад. Но Путин, как правило, я во всяком случае в начале присутствовал, в последнее время по телевизору смотрел госсоветы, там решалось все: мы посовещались и я решил. То есть фактически Путин все решал. И когда губернаторы пытались порой какие-то предлагать конкретные отрицательные вещи или критические моменты Путину высказывать, это крайне болезненно все это выдерживалось. И более того, эти люди потом из госсовета исчезали и возвращались к себе в субъекты Российской Федерации. Так что в этом отношении мне представляется, что на сегодняшний день действительно Владимир Путин заинтересован в том, чтобы сохранить этих людей в большинстве, поскольку очевидно, что питерская команда, питерский клан решил остаться у власти и даже не на 8 лет, как Путин был, и не на 4, как Медведев, а я думаю, что они хотят остаться намного дольше. И это может привести к очень серьезным катаклизмам и очень серьезным противоречиям с регионами.


Владимир Кара-Мурза: Сергей Маркедонов, зав отделом межнациональных отношений Института политического и военного анализа, ожидает более глубоких трансформаций.



Сергей Маркедонов: Мне кажется, что во всех этих трансформациях наша власть немножко не с того начинает. Она начинает с того, чтобы переименовать президентов в губернаторы, республики в губернии. Начинать надо не с этого - надо менять сам стиль управления. От того, что Рамзан Кадыров будет называться губернатором, что, от этого Чечня станет ближе России? Или от того, что Зязиков станет губернатором, в Ингушетии больше порядка станет? На мой взгляд, переименования не решит проблемы интеграции различных трудных республик в общероссийский социум. И проблему понимания между гражданами разных национальностей это переименование тоже не решит.


Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Армавира от радиослушателя Сергея.



Слушатель: Добрый вечер, господа. Вы знаете, в этом есть какая-то суть, чтобы упразднить президентство, потому что много президентов в одной стране как-то уж слишком много. Еще, если мое мнение такое, мне кажется, что надо вертикаль Кремля немножко послабить. Было бы хорошо, если бы Дмитрий Анатольевич Медведев вернул бы нам опять выборы губернаторов и мэров городов.



Владимир Кара-Мурза: Ощущается ли внятная региональная политика новой президентской администрации?



Валерий Хомяков: Пока нет, безусловно. Но прежде, чем ответить дальше на этот вопрос, я хотел бы просто прокомментировать услышанное. Во-первых, то, что сказал Лысенко, речь идет не о госсовете, а о госсовете Татарстана, а не о том госсовете, который заседает в Кремле, где ты участвовал в качестве депутата. Поэтому предполагалось по версии «Газеты» о том, что Шаймиев возглавит госсовет, то есть возглавит представительный орган республики. И по поводу того, что сказал Сергей Марков, а он сказал, что было бы хорошо, если бы все состоялось, тогда можно учитывать интересы кланов. У нас была такая история в то же республике Дагестан. Там долгое время она была парламентского типа и многое определялось законодательным органом. Ну и что, в Дагестане было спокойно? Отнюдь. Думаю, что не решит эту проблему. Я согласен с радиослушателем, что мы должны вернуться к выборности и глав исполнительной власти и самое главное сделать так, чтобы исполнительная власть стала переговорной площадкой между федеральным центром и субъектами федерации, чего, к сожалению, уж давно нет. Вот если бы это удалось сделать Дмитрию Анатольевичу Медведеву хотя бы к концу его срока, мы бы продвинулись в развитии наших федеративных отношений.



Владимир Лысенко: Я с Валерием согласен, в принципе он сказал совершенно верные вещи. Но в то же время хотел сказать, что у нас в республиках Сверенного Кавказа сложная, порой неоднозначная ситуация. Я часто бывал в Дагестане в последнее время, это действительно как бы страна внутри другой страны. То есть огромное количество национальностей и проблем. Пришедший недавно к власти Алиев, сам философ, писатель, личность, человек, любимый многими интеллигентами, какие-то изменения происходят в лучшую сторону, если такие многонациональные государства, внутри уже матрешечные, но если попадается серьезный современный лидер, то ситуация улучшается в лучшую сторону. В то же время я хотел сказать, что бесспорно Совет федерации опустили за последние годы просто до плинтуса, что называется, и сегодня он превратился в кормушку для олигархов, которые покупают места за миллионы долларов и сидят ничего не делают. Я могу много говорить о том, что Путин ничего не делает для регионального развития нашей страны. И я уверен, что он бы с удовольствием отменил бы все президентские посты, но понимает, что это может сказаться на будущем питерского клана и тогда они могут потерять вожжи государственной власти. И в этом отношении они сквозь зубы терпят, что надо не торопиться, иначе можно потерять все. Поэтому в ближайшее время, мне представляется, что Путин будет и дальше активно нажимать и под себя поджимать губернаторов. Потому что мы понимаем, что любые выборы побеждают там, где есть губернаторы, которые полностью под контролем Кремля. И предыдущие выборы, кстати, такой большой результат позитивный дали. И мы помним, что даже Мордовии губернатор этой республики дал не положенный результат до 100, дал 120% голосования в республике, что в принципе не бывает. Но Путин его даже не то, что не наказал, он наоборот позвонил и поблагодарил его, что он так боролся доблестно за Медведева, что такой хороший дал результат. И это еще раз показывает, что власть достаточно неадекватна и не понимает, что в течение длительного времени правления Путина все накопилось такой огромной частью, что все это может взорваться в любой момент. И сегодня мы говорим: подумаешь президент, потом он будет называться руководителем, на самом деле в республиках это очень болезненно будет воспринято. И там действительно очень многие люди, которые наблюдают и опасаются, что их просто превратят в обыкновенный колхоз и что они не смогут жить той зажиточной жизнью, которой они живут уже десять лет. Так что сегодня власть в своем авторитарном виде себя изживает. И мне переставляется, что сейчас становится все более опасна, поскольку главная цель сохраниться у власти, удержать вожжи и править страной все дальше и дальше независимо от того, на благо идет или нет, поскольку увеличивает огромнее капиталы тех, кто находится в Кремле. Так что я полагаю, что сейчас региональные проблемы имеют место и, кстати, они могут стать тем запалом, которые могут взорвать нашу страну, неоднократно это было в царские времена. Поэтому если мы не будем переходить к демократическому устройству, то авторитаризм, который Путин довел до крайности, может взорвать не только Татарстан и крупнейшие национальные республики, но и Россию, как единое государство.



Владимир Кара-Мурза: Эмиль Паин, директор Центра этнополитических и региональных исследований, считает все происходящее логичным.



Эмиль Паин: Коль скоро президенты уже не выбираются, а назначаются, то какой смысл именовать их президентами, можно назвать и наместниками, уполномоченными президента или еще как-нибудь. По сути говоря, политика о переходе всех субъектов федерации в разряды краев и областей, она тихой сапой проводится. Потому что тенденция устранения особого статуса республик прослеживается и в высказываниях многих видных политиков, принадлежащих к современному истеблишменту, и в общей тактике устранения наследия федерализма.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Владимира.



Слушатель: Здравствуйте. Мне кажется, кода мы говорим про политику Путина в этом случае, надо учесть то обстоятельство, что на последних выборах он получил очень значительный пакет голосов в свою пользу. Значит политика его устраивает население и население готово, что будут изменения по централизации государства. Это с одной стороны. А с другой стороны смешно, когда мы слышим, что существует у нас сельский парламент или правительство Москвы или правительство Московской области, министры. У нас получается в стране тысячи министров по одному направлению – это же смешно. Должен быть один министр, а остальные главы или помощники или консультанты. Так же и президенты. Я думаю Шаймиев не потеряет ни капли власти, даже если он будет называться не президентом, а ханом или главой или лидером республики. Просто надо упорядочить, чтобы была должность номенклатурная, как при Петре Первом табель о рангах, так и тут должна быть петровская табель о рангах, кто какой ранг занимает и соответственно этому рангу и должность. И ни какого кровопролития и национализма не должно быть. Наоборот меньше должно быть национализма и кровопролития при таком подходе. Вот мой взгляд.



Владимир Кара-Мурза: Дали ли итоги голосования по выборам в парламент и президента определенный карт-бланш Кремлю на реформы подобного масштаба?



Валерий Хомяков: Давайте еще дождемся решения Конституционного суда или Верховного суда, куда обратилась Компартия Российской Федерации по поводу того, что у нее вызывают огромные сомнения результаты голосования в Государственную думу. И СПС тоже присоединился. Но тем не менее, региональным начальникам спускались планы, я думаю, что не только я об этом знаю, об этом знают многие. Как раньше мясо и молоко спускались планы, теперь так: сколько процентов явка, сколько процентов за «Единую Россию». Люди, ответственные на региональном уровне за подобного рода цифры, хватались за голову, но тем не менее, всяческими способами этот результат дали. На самом деле если забыть об этих результатах, которые у меня тоже вызывают сомнения, не только в Мордовии, а в других субъектах федерации, в том числе в столице нашей родины в городе Москве, тем не менее, популярность Путина достаточно высока. Я думаю, что если бы были честные выборы, то все равно «Единая Россия» получила 50 с небольшим процентов, но зато это были бы честные выборы и никто бы не сомневался в легитимности нынешней Государственной думы. Я с нашим земляком Владимиром, который задавал вопрос, согласен во многом и в частности в том, действительно, какая разница, как они называются, ханы, еще как-то, речь идет о другом, я об этом уже говорил, что созрела ротация национальных руководителей. Вот это заболачивание власти, хороший замечательный президент Шаймиев, но вокруг него наверняка очень много людей, которые кормятся, знают что, по чем, какая подпись сколько стоит. Так же как и у нас в Москве. У нас масса проблем с точечным строительством, я думаю, и Володя Лысенко об этом знает. И понятное дело, каким способом получают липовые разрешения на строительство там, где и дом никогда не должен стоять. Это один из факторов. Поэтому надо выкорчевывать аккуратно, не беспокоя особо никого, но выкорчевывать вот этих давних региональных начальников. Кстати, спасибо им большое, они действительно многое сделали. Но теперь, как мне кажется, многие из них являются тормозом в развитии своих субъектов федерации, хорошо бы, если бы они сами это поняли. Мне кажется, что Шаймиев это понимает и очевидно, если верить той же газете «Газета», после разговора с полномочным представителем по Приволжскому федеральному округу, они не дали совместные, не пошли на совместную пресс-конференцию, и Шаймиев тут же улетел в Санкт-Петербург на экономический форум, видимо, для разговоров по поводу своей дальнейшей политической карьеры. Посмотрим, было заявлено, что это будет 27 числа заседание госсовета республики Татарстан, посмотрим, на самом деле чем это закончится. Но хотелось бы, чтобы они сами осознали необходимость своего собственного ухода. И кстати сказать, напомню высказывание Валентины Ивановны Матвиенко, которая сказала: я больше губернатором Питера не буду. Вот она человек информированный, наверное, знает о тех тенденциях, которые существуют в Кремле и на Старой площади и, наверное, сама понимает, что надо подать комсомольский пример: делай как я, я сама ухожу, сама освобождаю эту должность. Хотя, надо сказать, она там сидела достаточно недолго.


Владимир Кара-Мурза: Говорят, что у нее сложные личные отношения с новым президентом.



Владимир Лысенко: Я с Валерием Хомяковым по многим вопросам согласен, но я не согласен по самому главному вопросу, а именно о роли Путина в развитии нашего государства и в развитии демократических институтов. Да, можно говорить, что в самом начале, когда тяжелая была ситуация, действительно он попытался навести дисциплину, какие-то механизмы задействовать. Но все это в сугубо клановой системе, которая создана была в Кремле, в которой допущены были одни питерцы и которые работали, с моей точки зрения, не знаю, на сколько процентов на страну, а на сколько процентов на самих себя любимых. И я думаю, что когда все это раскроется, окажется, что это миллиардеры, которые трудились и об этом сегодня многие эксперты постоянно говорят. Кроме того я могу сказать свое мнение, что серьезных настоящих реформ при Путине проведено не было. И сегодня это признают эксперты не только демократических, но и других ориентаций, но и коммунисты об этом говорят, представители других партий, либералы, что мы потеряли фактически 8 лет с Путиным, не проводя тех реформ, которые многие другие страны начали серьезно делать. Так в этом отношении дальнейшее сохранение у власти нынешних руководителей будет все больше назад откатывать и откатывать. И в этом отношении мы можем действительно потерять многие заделы, которые были сделаны при Борисе Николаевиче Ельцине, и мы можем потерять те демократические институты. А посмотрите, как на нас смотрят окружающие страны, ведь они нас не любят в большинстве своем, многие просто нас боятся. И такая страна, которая получилась в результате действий Путина, с моей точки зрения, не приводит к тому, чтобы мы действительно были лидерами духовными, демократическими, социальными, а не самыми больше всего вооруженными, те которые могут ликвидировать местное самоуправление, регионы поставить в одну струнку под вертикаль власти. Так что в этом отношении мне представляется, что время Путина ушло и оно закончилось. И чем раньше это поймет Владимир Владимирович и даст возможность современным молодым более лидерам вести нашу страну вперед, тем будет лучше для всей нашей страны и для всего мира.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Тулы от радиослушателя Николая.



Слушатель: Добрый вечер. У меня вопрос гостям Владимира. Известно, что российские регионы платят дань Москве в виде 70% своих доходов. В результате в регионах на социальные нужды остается всего 30%. То есть социалка полностью нищая. Минтимер Шаймиев, пользуясь статусом президента, все налоги оставлял у себя. Социалка у него находится на должном уровне. Почему вы думаете, что республики, в том числе Татарстан это проглотят?



Владимир Кара-Мурза: Есть ли здесь экономическая подоплека?



Валерий Хомяков: Я думаю, что сейчас этой подоплеки нет. То, о чем говорит наш радиослушатель, действительно было. Была ситуация, когда Татарстан налоги фактически в федеральную казну не платил. Теперь ситуация другая, теперь он ровно так же как и все остальные республики налоги платит. Поэтому этот вопрос себя исчерпал. Поэтому я думаю, что здесь экономической подоплеки в этом смыслеп нет. Она может быть в другом, может быть Кремль захочет посадить на место Минтимера Шаймиева своего человека, более молодого, энергичного, который создаст тоже свой клан, как клан Шаймиева, как клан Рахимова, как клан Лужкова в Москве. Поэтому об это речь идет. Тут безусловно, экономическая подоплека на столь лакомые куски, а субъекты Российской Федерации, согласитесь, достаточно сильны, серьезные, с хорошим экономическим потенциалом, поэтому здесь может быть экономическая подоплека, безусловно. И очень важно, чтобы мы об этом говорили, и Владимир Лысенко с этим согласен, руками и ногами «за», я думаю, не только он, не только я, многие эксперты, рядовые граждане согласны с тем, что пора вернуться к выборности глав исполнительной власти в субъектах федерации, чтобы эти избранные люди отвечали в первую очередь перед теми людьми, кто живет в этих субъектах федерации и смотрели на то, как их деятельность оценивают не в Кремле, не на Старой площади, не в Белом доме, а именно в каком-нибудь городе в Рязанской области, в Набережных Челнах в том же Татарстане, тогда ситуация будет иной. Но опять-таки здесь очень важно, чтобы выборы были честными, без пресловутого административного ресурса и иных форм давления на избирателей.



Владимир Лысенко: Я полностью согласен, и всегда говорил, что губернаторы должны избираться. Но, увы, это получалось только при Борисе Николаевиче Ельцине. Я как раз был в комитете по региональной политике, и мы долго ругались с Козаком по этому поводу, но добились самого главного: мы добились, что 50% идет региону, 50% центру. И Борис Николаевич указ даже подписал, мы его уговорили, что это обязательно нужно. Но ушел Борис Николаевич, все это тут же исчезло. И на сегодняшний день сегодня фактически субъекты федерации фактически получают 30-35%, все остальное остается в центре. И только последние несколько месяцев начали об этом говорить: слушайте, а почему регионы нищие, страна получает огромные нефть, газ, все остальное, центр жирует, две столицы действительно стали богатейшими, а регионы совершенно бедные. Я считаю, что это самая большая проблема и самый огромный долг Путина перед народами и перед нашими регионами. И пока коренным образом не изменится региональная политика, и пока мы реально не возьмемся за свою глубинку, мы так и будем жить впроголодь и люди все больше будут ненавидеть наши столицы. Я полагаю, что для того, чтобы ситуация могла измениться, нужна новая власть демократическая, выбранная, которой народ действительно будет доверять.



Владимир Кара-Мурза: Леонид Смирнягин, бывший член президентского совета во времена Бориса Ельцина, также считает подобную реформу неуместной.



Леонид Смирнягин: Давным-давно все привыкли к подобному названию глав республиканских, зачем это все менять, мне непонятно совершенно. Я не могу уловить в этом логику и я не понимаю смысла этого всего. Очень какая-то странная работа новой администрации не кулаком, а какой-то растопыренной пятерней. В самые разные стороны тыкают наши власти и уловить какую-то логику в этом очень трудно. Зачем раздражать такой сугубо церемониальной вещью, которая не имеет практического значения, раздражать республики в данный момент. Последствия этого предсказать довольно трудно. При таком высоком равнодушии нашей публики к политической жизни сейчас, к ее остаткам вернее, возможно пройдет совершенно бесследно, но какой-то осадок определенный ставит в этих республиках. Снова игра мускулами со стороны Кремля, совершенно при том без всякой нужды. Зачем это делать - непонятно.



Владимир Кара-Мурза: По какому сценарию, по-вашему, 27 июня пройдет госсовет Татарстана? Удалось ли благодаря сегодняшней утечке в газете «Газета» сорвать кремлевский сценарий?



Валерий Хомяков: Я думаю, что здесь возможно два сценария. Либо просто умышленный вброс, некий зондаж общественного мнения, особенно в республике Татарстан как на это отреагирует. Либо действительно сценарий на реализацию. Поэтому я думаю, склонюсь, что 50 на 50. 50 за то, что действительно будет отменен пост президента республики Татарстан и возможно дальнейший переход Шаймиева на должность председателя госсовета этой республики, либо посмотрят, оценят и подумают, а стоит ли действительно из-за такой ерунды, какая разница, как называется, огород городить и лишний раз раздражать людей.



Владимир Лысенко: Я полагаю, что действительно умышленный умысел был вполне возможен и может быть кому-то выгоден. Но в этой ситуации сейчас начинать менять те отношения, которые сложились между центром и регионами и в то же время пытаться надавить на регионы может привести к очень негативным последствиям. И вся эта идея вместо президентов сделать губернаторов, я думаю, что в ряде республик может обострить ситуацию на пустом месте и очень серьезно замедлить те позитивные процессы, которые существуют. Поэтому тронь хотя бы какой-то важный момент в Татарстане, завтра же начнет бастовать Башкортостан, и мы знаем другие очень важные республики. Поэтому я полагаю, что Кремль скорее всего не пойдет на дальнейшие серьезные шаги. И хотя Путину хотелось бы, чтобы он опять назначал всех главных, а когда человек назначает, значит они полностью под ним, они его слушаются. Тем более, что все-таки у нас сегодня новый президент появился, я думаю, у него должна по этому вопросу появиться своя собственная позиция. И мне хочется верить, что Медведев будет нас двигать в сторону демократического развития, а не опираться на авторитарную традицию Владимира Путина. И только в этом случае Россия будет великой демократической страной. Противном случае у нас эти интриги будут постоянно забивать нормальное развитие государства, общества, и Россия будет все больше отставать от мирового сообщества.



Владимир Кара-Мурза: Каким президентам каких республик стоит, по-вашему, сейчас забеспокоиться?



Владимир Лысенко: Я думаю, самым богатым республикам. Потому что Кремлю бедные республики естественно не нужны. Поэтому Башкортостан, Татарстан самые мощные, богатые субъекты федерации, поэтому, я полагаю, они являются самым лакомым кусочком. Хотя есть Ханты-Мансийский, Ямало-Ненецкий автономный округ, который имеет грандиозные финансовые ресурсы. Я думаю, это может пройти потом по другим богатым субъектам Российской Федерации.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG