Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Против чего выступают журналисты Молдовы


Ирина Лагунина: В середине мая Союз журналистов Молдавии выступил с резкими заявлениями в адрес властей страны, обвинив их в подавлении свободы слова и создании невыносимых условий для работы независимых средств информации. Главные редакторы нескольких ведущих независимых газет подписали обращение, в котором говорится, что «четвертая власть в Молдове бесправна, беззащитна и пока бесперспективна». Оппозиционные журналисты не только проанализировали положение прессы в Молдове за годы коммунистического правления, но и дали краткую характеристику тем государственным органам, которые, по их мнению, объявили средствам массовой информации войну. Среди них: спецслужбы - СИБ, прокуратура, МВД и Координационный совет по Телерадио. Подробнее о ситуации в Молдавии Олег Панфилов.



Олег Панфилов: Многие неправительственные организации Молдавии периодически обращают внимание общественности на проблемы свободы слова в стране, в том числе и Независимый центр журналистики, который возглавляет Корина Чепой.


Если смотреть на мониторинг нарушений прав журналистов и количество конфликтов, которые происходят на постсоветском пространстве, Молдова очень выгодно находится в положении, где нет убийств журналистов, и слава богу, очень редки нападения а журналистов. В чем особенности развития молдавской свободы слова?



Корина Чепой: Прессинг делается в Молдове немножко по-другому, не убийствами, не нападениями, не тюрьмой, а непрямыми влияниями на журналистов. То есть это и судебные иски, и влияние экономическое. То есть звонят экономическим агентам и горят, куда ставить рекламу куда не ставить. Так же есть с доступом к информации проблема. То есть выгодные масс-медиа получат доступ к информации, невыгодные не получают. Все делается не так напрямую, но эффект тот же, потому что много проблем в масс-медиа по цензуре самоцензуре и организации стараются вести себя хорошо в общем, скажем так, есть и исключения.



Олег Панфилов: Если говорить о категориях нарушений прав журналистов, то какие наиболее часто встречаемые в Молдавии?



Корина Чепой: В последнее время это, я считаю, доступ к информации и к публичным общественным действиям. Например, заседание какое-то и не приглашают, не информируются журналисты о том, что оно происходит. Приглашаются только государственные, финансированные государством журналисты и масс-медия и те, на которых есть хорошее влияние, влияние прямое у государства и все.



Олег Панфилов: Корина, если посмотреть на рынок средств массовой информации Молдовы, то в какой ситуации находится государственная пресса, государственные средства информации и независимые? Существует какой-то дисбаланс, насколько влияет государственная информационная политика на общество или общество все-таки имеет возможность смотреть альтернативное телевидение?



Корина Чепой: Во-первых, у жителей Молдовы есть альтернатива, но не у всех. В Кишиневе есть разные средства информации, и пресса есть везде и телевидение есть разное. Все-таки мы знаем, что телевидение самая большая сила, скажем так. Но если посмотреть на всю территорию Молдовы, особенно на сельских жителей, у них гораздо меньше выбора. То есть телевидение опять же то, что используется как средство информирования, оно под контролем государства. Именно национальные каналы, они все под влиянием государства. Это процесс был медленный, но государство сейчас, я имею в виду правительство, которое у нас сейчас у власти, оно влияет именно на эти средства массовой информации. А то, что государство помогает своим средствам массовой информации - это тоже правда. Потому что, например, Почта Молдовы делает преференции цены и условия для государственных газет и это влияет на независимые газеты. Типографии большинство находятся в руках государства или под влиянием партий, которые являются в коалиции с государством, с правительством нынешним. Это очень большая проблема. Я уже не говорю о лицензиях на вещание. Сейчас мы увидели последнее заседание этого органа, который раздает лицензии, и они отдали лицензии только тем, кто находится под их влиянием. То есть независимые масс-медиа не получили лицензий на то, чтобы вещать вне Кишинева, а их организации получили.



Олег Панфилов: Молдова уникальная страна на постсоветском пространстве, где партия власти называется коммунистическая. В отличие, например, от многих центрально-азиатских стран, где коммунистические партии названы иначе они теперь народно-демократические, демократические партии. Нынешняя партия коммунистов Молдовы не скрывает своего отношения к коммунистической идеологии. Но в то же время в Молдове есть средства массовой информации, которые принадлежат в той или иной степени к другим партиям. Вот эта уникальная ситуация влияет каким-то образом на картину масс-медиа?



Корина Чепой: Я думаю, что влияет. Партии, у которых есть масс-медиа, телевидение в руках этой коалиции партий, коммунисты, например, у них влияние на большинство партий и у тех партий, которые в коалиции с ними опять же есть телевидение и другие средства массовой информации. У оппозиции влияние поменьше. То есть даже не напрямую им принадлежит что-то, я имею в виду коммунистов и других партии, они все-таки имеют влияние на средства массовой информации, но не сравнить то, что есть у коммунистов и других, то есть тут дисбаланс точно. Есть независима пресса - это пресса, которая обычно находится вне Кишинева, у которых меньше влияния, только на свой регион. Хотя мы рады, что на таком меньшем уровне есть пресса, которая пытается сделать деньги, как обычно делает пресса и не находится под влиянием какой-то партии.



Олег Панфилов: Есть в Молдове территория, которая называется Приднестровье, территория, которая пытается отделиться от страны, но в то же время если сравнивать с другими так называемыми непризнанными государствами, у Молдовы есть больше шансов объединиться с Приднестровьем. Когда бываешь в Приднестровье, то замечаешь очень своеобразную информационную политику. Там собственная пропаганда, на всей остальной территории Молдовы собственная пропаганда. Были ли какие-то попытки найти взаимопонимание с приднестровскими журналистами?



Корина Чепой: Скажем так, на личном ровне есть очень хорошие примеры работы журналистов из Приднестровья и Молдовы. У нас были проекты интересные. То, что включало не политический вопрос, на этом уровне мы могли работать вместе с журналистами. Но в Приднестровье типичная ситуация, скажем так, для более тоталитарного режима: телевидение все под контролем государства, в газетах есть ее какое-то разнообразие, но его немного, и радио одна или две станции, которые могут считаться негосударственными или не под влиянием государства. То есть мало с кем можно работать, вообще потому что понятно, что негосударственные средства массовой информации и журналисты, которые работают на них они, к сожалению, не могут быть более открытыми, участвовать в каких-то проектах, что-то делать с молдавскими журналистами.



Олег Панфилов: Корина, мы когда говорили о проблемах средств информации в Молдове, то перечисляли разные случаи, когда нарушаются эти права. Пытаются ли каким-то образом журналисты научиться выживать в новых условиях, противостоять давлению власти? Насколько молдавские журналисты стремятся быть европейскими журналистами и напоминать власти о существовании законов, которые власти обязаны соблюдать?



Корина Чепой: Молдавские журналисты, я думаю, частично пытаются свои права брать назад, скажем так. Они идут и в суды, в европейском суде тех судебных исков, которые Молдова проиграла, 10% являются случаями, которые включают журналистов в эти иски. 10% - это немало, тем более, если считать другие страшные иски, которые Молдова проигрывает, но это и не много. Потому что журналисты просто теряют терпение. Это надо иметь время и, как они говорят, здоровье, потому что два года пытаться и ходить по судам, после того как заканчиваются местные суды, надо ехать в Страсбург - это все-таки сложно, это занимает время. Журналист - это специфическая профессия, потому что люди работают с утра до вечера, еще на что-то оставить время – это сложно. Поэтому есть журналисты, которые находят удобное место. Когда реформа телевидения была, просто взяли и выгнали журналистов, которые не были удобны. То есть те, которые говорили и которые протестовали, от них избавились. Поэтому журналисты перед тем, как протестовать или что-то делать, об этом еще думают.



Олег Панфилов: Тем не менее, в Молдавии наблюдаешь как довольно активно работают международные организации и власти Молдовы никогда не скрывают, что их цель – это интеграция с Европой. Может быть в каком-то будущем и вступление в Европейский союз. Насколько журналистское сообщество готово стать европейскими журналистами?



Корина Чепой: Во многих случаях интеграция в Европу - это декларативная цель. Мы видим сейчас, что идет интенсивное потепление отношений с Россией. Конечно, хорошо, что приднестровский вопрос решается, но в каких условиях - это другой вопрос. Те действия, которые предпринимаются по интеграции, они делаются на уровне юридическом. Принимаются какие-то законы, которые не работают, к сожалению. Приняли хороший закон, похвастались и поехали дальше, следующий закон принимать. Это о интеграции. Журналисты, я думаю, что являются частью этого процесса, мы говорим о Европе, но не знаем, что такое быть частью европейского процесса. Я думаю, стандарты, которые есть в Европе, обычно журналисты говорят, что у нас невозможно такое, иногда даже не пробуя что-то сделать в этом смысле. Например, делать деньги из масс-медиа или за свои права активно бороться. Я думаю, что со временем это изменится, другое поколение журналистов придет – это тоже поможет. И постараемся все вместе этому помочь.


XS
SM
MD
LG