Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

70-летие битвы на Эбро. Роль советских советников в испанской войне


Ирина Лагунина: Этим летом исполняется 70 лет со времени знаменитой битвы на Эбро, самого крупного сражения времен гражданской войны в Испании. В этой битве, на стороне правительственных республиканских войск, участвовали советские военные специалисты. Рассказывает наш мадридский корреспондент Виктор Черецкий.



Виктор Черецкий: Битву на реке Эбро – на северо-востоке Испании - летом 1938 года некоторые исследователи называют предвестницей больших сражений второй мировой войны. Действительно, с обеих сторон на фронте в 60 километров в ней участвовали до двухсот тысяч человек, и продолжалась она более трех месяцев. Битву начали республиканские войска: они неожиданно форсировали Эбро и создали на ее правом берегу, занятом мятежными войсками генерала Франсиско Франко, несколько плацдармов. О целях, которые ставила перед собой наступавшая сторона, рассказывает исследователь гражданской войны в Испании Рафаэль Пермуй:



Рафаэль Пермуй: Следует отметить, что к началу сражения республиканская зона оказалась расчлененной на две части. Это создавало большие трудности, в частности, в управлении армией. Кроме того, непосредственной угрозе подвергалась Валенсия, где в то время находилось республиканское правительство. Поэтому командование правительственных войск надеялось в результате операции объединить восточный и центральный фронт. Во-вторых, у операции была и внешнеполитическая задача – доказать западным демократиям – Франции и Великобритании - что республика еще вполне боеспособна и может не только сопротивляться Франко, но и наносить ему сокрушительные удары. Таковы были задачи республиканского командования в операции на Эбро.



Виктор Черецкий: Первоначально успех сопутствовал республиканцам. Их войска несколько превосходили противника по численности, но у мятежников было значительно больше авиации, особенно бомбардировочной, и артиллерии. Кроме того, в рядах республиканцев было много молодых новобранцев, а у франкистов – профессиональные военные с большим опытом боевых действий. Тем не менее, форсирование Эбро прошло удачно и через реку на плацдармы в течение нескольких месяцев, пока длилось сражение, переправлялись подкрепление, продовольствие и боеприпасы. И это - несмотря на все усилия разрушить переправу, предпринимаемые немецкими летчиками из так называемого легиона «Кондор», помогавших Франко. Выручала республиканцев зенитная артиллерия. Рассказывает испанский военный историк генерал Хесус Салас:



Хесус Салас: Зенитная артиллерия республиканцев была весьма эффективной за счет поставленных из России 76-милиметровых пушек. Они не были так знамениты, как немецкие зенитки, но об их качестве может судить хотя бы такой факт: русские зенитные орудия 30-х годов, несколько модернизированные, пережили свой век - они стояли на вооружении испанской армии еще десять лет назад! Так что, республиканская противовоздушная оборона действовала превосходно.



Виктор Черецкий: Не секрет, что и сама операция на Эбро была разработана при участии советских военспецов. И если историки оспаривают стратегическую необходимость этой битвы, утверждая, что она не могла, в силу сложившихся обстоятельств, принести какой-либо выгоды проигрывающей войну республике, то в блестящей тактической разработке начала операции никто не сомневается. Генерал Хесус Салас:



Хесус Салас: Операция на Эбро была проведена блестяще с точки зрения тактики, хотя с точки зрения стратегии она была абсурдна. Особенно удачно было спланировано начало операции, которую до сих пор досконально изучают в нашей Академии Генерального Штаба. Разработчики операции не рассчитывали на авиацию – она у них, особенно в начальный период сражения, была малочисленной. Они сделали ставку на внезапность удара, на неожиданный для противника прорыв. И это вполне удалось: одному из франкистских генералов, которого застало наступление ночью в постели, пришлось бежать из собственной ставки через окно в пижаме. Так что фактор внезапности был использован республиканцами весьма удачно.



Виктор Черецкий: Любопытно, что и на стороне мятежников в битве на Эбро участвовали россияне из числа белоэмигрантов. Они вступили в ряды франкистов добровольно, перебравшись в Испанию из Франции. В мемуарной литературе, написанной самими бывшими белогвардейцами, называется цифра от 70 до 128 добровольцев. Испанские источники, более точные, поскольку основываются на списках личного состава иностранного легиона, в котором служили эти россияне, называют цифру в 40 человек. И это при том, что в соседней Франции проживали тысячи бывших российских военных с богатым послужным опытом. Но к чести русского офицерства надо сказать, что встать под знамена испанского «каудильо» они не спешили. Рассказывает историк и писатель Сесар Видаль, автор ряда книг о гражданской войне в Испании:



Сесар Видаль: В сражении россияне принимали участие и с одной, и с другой стороны. На стороне Франко сражались бывшие российские офицеры с опытом Первой мировой и гражданской войны в России. Безусловно, это была лишь горстка людей, но они оставили о себе память даже в нашей литературе. Так, героем одного из лучших романов о гражданской войне в Испании стал русский офицер-кавалерист, воевавший в рядах франкистов. Речь идет о романе Сальвадора Гарсиа де Прунеда «Одиночество Алькунесы», написанном в начале 60-х годов прошлого столетия на основе реальных событий войны.



Виктор Черецкий: Республиканцы не смогли развить первоначальный успех на Эбро, столкнувшись с сильным сопротивлением франкистских войск. Им пришлось закрепиться на занятых позициях. Сражение приобрело позиционный характер. Рассказывает историк Рафаэль Пермуй:



Рафаэль Пермуй: В начале августа войска генерала Франко провели контратаку. Началась война на изматывание противника. Обе стороны в это время получили пополнение и дополнительное вооружение. У республиканцев, наконец, появлились самолеты. Ну а франкисты открыли шлюзы в верховьях Эбро: вода хлынула и снесла понтоны республиканских войск, которые, впрочем, были быстро восстановлены.



Виктор Черецкий: Все лето и осень на Эбро шли кровопролитные бои. В начале ноября здесь произошло крупнейшее за всю войну воздушное сражение с участием десятков самолетов с обеих сторон.



Рафаэль Пермуй: Республиканские войска получили из России 90 истребителей, названных «супер-моска», модернизированные Поликарпов И-16, на которых было установлено по четыре пулемета, то есть их вооружение в сражении на Эбро удвоилось. Однако до конца битвы республиканская авиация находилась в обороне, поскольку по количеству уступала франкистской, особенно, по части бомбардировщиков. На фронте было не более двенадцати самолетов Туполев СБ-2, прозванных «Катюшка». К тому же они были способны нести меньше бомб, чем немецкие бомбардировщики, которые имелись в распоряжении Франко. Республиканская авиация терпела большие потери, поскольку в сражении на Эбро было много молодых неопытных летчиков. Кроме того, в конце октября 38-го года из Испании были отозваны все иностранные военные. После отъезда российских пилотов республиканская авиация практически перестала существовать.



Виктор Черецкий: Оставшись без советников и без так называемых Интернациональных бригад, состоящих из добровольцев многих стран мира, в середине ноября республиканские войска под натиском противника отошли на левый берег Эбро, то есть на позиции, с которых начали летнее наступление. Сражение закончилось. Историк Рафаэль Пермуй:



Рафаэль Пермуй: С самого начала республиканцам было практически невозможно выиграть битву на Эбро. Ведь война к началу этого сражения уже практически была проиграна. Эта была лишь попытка тянуть время в надежде дождаться начала второй мировой войны и помощи от западных стран, о которой тогда уже все говорили. Тем не менее, поражение на Эбро не означало конец войны. У республиканцев оставалось еще достаточно войск для продолжения борьбы. Падение Барселоны в январе 39-го года означало поражение Республики, хотя война продолжалась еще несколько месяцев и закончилась в конце марта.



Виктор Черецкий: Причины военных неудач республиканцев анализирует и Сесар Видаль. Он считает, что они во многом диктовались неопытностью, а часто и бездарностью республиканского командования:



Сесар Видаль: Во франкистской армии все командиры частей были профессиональными военными. Многие обладали опытом войны в Африке. Конечно, это были локальные войны, но и гражданская война в Испании была незначительным военным конфликтом по сравнению, к примеру, с боевыми действиями в ходе грядущей второй мировой войны. В республиканской армии тоже были профессиональные военные, к примеру, генерал Миаха. Прекрасно работали советские военные советники. Но в то же время, в чисто политических целях на многие командные должности были поставлены невежественные личности, заслуги которых состояли лишь в их принадлежности к компартии, которая, как известно, после смены в Испании правительства весной 37-го года стала пользоваться большим влиянием и в руководстве страной, и в армии. Примером может служить история с неким Валентином Гонсалесом по кличке «крестьянин», которому дали командовать целой дивизией. Другой пример, Энрике Листер, также командовавший дивизией. Когда эти «герои» после поражения республики иммигрировали в Советский Союз, то там им не доверили командовать даже взводом. В годы второй мировой войны их держали подальше от фронта, опасаясь, как бы они не наделали бед. И это в то время, как сотни других иммигрантов - испанских республиканцев геройски сражались в рядах советской армии.



Виктор Черецкий: Сесар Видаль и другие испанские исследователи полагают, что одной из основных причин поражения республиканцев, в рядах которых постоянно велась борьбы за власть между коммунистами, социалистами, левыми республиканцами и националистами, явилась именно политизация армии. К примеру, политическая ориентация людей и их личная преданность руководству страной ценились значительно выше, чем профессионализм и военные знания.



Сесар Видаль: В этом заключалась проблема республиканцев. Политические интересы доминировали над военными. Это особенно сказалось в последнем большом сражении гражданской войны – в битве на Эбро. В то время всеми дивизиями республики уже командовали члены компартии, большинство из которых не имели для этого ни знаний, ни способностей. Битва закончилась поражением, именно из-за невежества и полной беспомощности командного состава.



Виктор Черецкий: Знали ли все это советские военные советники? Сесар Видаль считает, что знали и даже пытались что-то изменить, хотя рисковали попасть в немилость сталинского руководства и руководства испанской компартии. Сесар Видаль:



Сесар Видаль: Из сообщений, которые советские военные специалисты направляли в Москву, явствует, что они были в отчаянии от складывающейся в республиканской армии ситуации. У них просто опускались руки. Коммунисты желали установить свою диктатуру и против этого советники, естественно, не могли ничего предпринять, но делалось это за счет разрушения руководства армии и назначения на высокие должности бездарных деятелей.



Виктор Черецкий: С тем, что внутренние политические интриги стали причиной поражения испанских республиканцев в сражении на Эбро и в целом в гражданской войне, согласен и другой испанский историк – профессор Мадридского университета Энрике Гутьеррес:



Энрике Гутьеррес: Самым большим недостатком республиканской армии было то, что она стала объектом политической борьбы между разными партиями и группами. Здесь не было самого необходимого для любой армии компонента – единства командования и дисциплины. В армии мятежников железную дисциплину насаждал сам Франко, а в республиканской велась постоянная борьба за власть под разглагольствования о свободе и демократии. Отсутствие дисциплины привело к предательству на завершающем этапе войны и, в конце концов, определило поражение.



Виктор Черецкий: Одновременно профессор Гутьеррес утверждает, что ответственность за поражение ни в коей мере не лежит на рядовых бойцах республики, которые испытывали на себе все тяготы войны и были далеки от интриг правящей верхушки.



Энрике Гутьеррес: Эти люди воевали честно, не жалея жизни, считая, что воюют за свободу, а не за какие-то политические идеи. Военной техники тогда было относительно мало, и все решали солдаты. Именно благодаря их мужеству, республике удалось, при полной бездарности командования и политического руководства страной, продержаться почти три года.



Виктор Черецкий: Политические амбиции левых дорого обошлись республике и испанской демократии в целом. После гражданской войны страна почти на 40 лет оказалась под властью военно-клерикального режима генерала Франко. С «наследством» этого тоталитарного режима, к примеру, региональным национализмом, Испании не удалось расстаться до сих пор.


XS
SM
MD
LG