Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Зачем «Газпрому» газовая биржа


Зачем монополисту биржа?

Зачем монополисту биржа?

На долю «Газпрома» приходится 90% всего добываемого и продаваемого в России газа, а газовый экспорт государственная компания контролирует полностью. Монополию на экспорт, ранее существовавшую де-факто, два года назад еще и узаконили де-юре. Тем не менее, уже второй раз за последние три месяца руководители «Газпрома» говорят о планах создания в стране газовой биржи.


Чтобы понять, зачем она монополисту, достаточно обратиться к нынешней структуре его продаж, говорит аналитик инвестиционной компании «Антанта-Капитал» Тимур Хайруллин. Половину всего своего газа компания продает внутри страны по ценам примерно 60-65 долларов за тысячу кубометров. Еще одну треть – экспортирует в Европу, и средняя цена этих поставок в нынешнем году может составить до 400 долларов. Остальной газ продается в страны СНГ – в среднем примерно по 150 долларов за тысячу кубометров.


При этом на внутреннем рынке наиболее крупным потребителям газа – энергетикам, металлургам и химикам - «регулируемого» газа, то есть отпускаемого в пределах выделенных лимитов по самым низким, регулируемым тарифам, явно не хватает. Более того, эти потребители готовы платить за «сверхлимитный» газ значительно больше. Пока он продается лишь на одной-двух электронных площадках, в том числе одного из подразделений «Газпрома» - компании «Межрегионгаз», но объемы этих торгов минимальны – не более 2% от всей ежегодной добычи «Газпрома». Появление газовой биржи и позволит расширить этот сегмент, считает Хайруллин.


Пока в России действуют одновременно сразу несколько тарифов на газ. Во-первых, газпромовский «регулируемый», по которому и продается большая часть сырья. Во-вторых, газпромовский «сверхлимитный». В-третьих, есть еще тарифы независимых производителей. Они «привязаны» к газпромовским, но в среднем оказываются на 10-20% выше.


В такой ситуации газовая биржа – весьма спорный инструмент формирования цен на газ, полагает аналитик Standard & Poor ' s Елена Ананькина. На ней газ будут покупать те, кто не смог купить его по более низким тарифам. «То есть появление биржи – один из косвенных способов приучить потребителей к тому, что газ будет дорожать, а также инструмент определения «пиковых» цен на сырье».



Газ не будет добыт, пока не продан.



В 2011 «Газпром» планирует запустить Nord Stream - новый экспортный газопровод в Европу по дну Балтийского моря – и тогда же организовать в Санкт-Петербурге уже международную биржевую торговлю газом. Сегодня весь его европейский экспорт строится исключительно на двусторонних и долгосрочных контрактах с отдельными странами Европы. Европейская комиссия хотела бы изменить эту систему в пользу более конкурентного европейского рынка газа. «Газпром» же, со своей стороны, готов отстаивать её до конца.


Логика понятна: расширение газодобычи и освоение новых месторождений требуют времени и огромных инвестиций, планирование которых основано, в первую очередь, на предсказуемости результатов бизнеса - как текущего, так и в обозримом будущем. Поэтому многие газпромовские контракты в Европе заключаются на 20-30 и более лет. В «Газпроме» стараются следовать принципу «газ не будет добыт, пока не продан», говорит Тимур Хайруллин. Он полагает, что почти весь экспортный газ и в ближайшие годы Россия будет по-прежнему продавать по долгосрочным контрактам, и лишь то, что останется, может попасть на будущую биржу.


Тем не менее, руководители «Газпрома» говорят о планах создания в Санкт-Петербурге международной газовой биржи, где торговать сырьем будут за рубли, а не за доллары или евро. «Большую часть своих затрат «Газпром» несет в рублях, тогда как главная его прибыль, от экспорта, поступает в долларах, - продолжает Хайруллин. – Переводя хотя бы часть экспортных продаж на рубли, он таким образом страхует себя от курсовых колебаний. Но объемы и этих продаж, как и для внутренних потребителей, видимо, будут весьма скромными».


В Соединенных Штатах почти три четверти всего потребляемого природного газа приходится на собственную добычу, и лишь четверть – на импорт, в первую очередь, из Канады. Тем не менее, примерно 60% всего газа продается в стране именно через газовую биржу, говорит аналитик базирующейся в Нью-Йорке международной исследовательской компании Energy Intelligence Group Ален Лэмми. По его словам, главная задача товарной биржи - защитить потребителя и поставщика от колебаний цен. Это позволяют сделать заключаемые здесь долгосрочные контракты. «Да, биржа - еще и важный индикатор цен, как нынешних, так и возможных в будущем. На бирже, кроме того, гораздо проще найти партнера для сделки. Но главная её функция - защита от колебаний цен. Для производителя газа - от снижения цен, для покупателя - от их повышения».


В России, даже если биржевая торговля газом и будет постепенно расширяться, она вряд ли станет основой этого рынка, полагает Елена Ананькина. Хотя бы потому, что внутренний рынок газа тоже переходит на «длинные» контракты. И в первую очередь это касается самых крупных потребителей – энергетиков и промышленных предприятий. «Новая биржа, скорее, станет механизмом покрытия колебаний спроса, особенно его пиков».


В целом «Газпром» продает на внутреннем рынке половину всего добываемого компанией газа. При этом доля населения, наиболее защищенной регулируемыми тарифами категории потребителей, в общем объеме потребления газа в стране не превышает 15%.


XS
SM
MD
LG