Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Андрей Бабицкий: "Уже в течение двух-трех лет никаких серьезных побед у федеральных сил и у кадыровских служб не было"


Программу ведет Дмитрий Волчек. Принимает участие обозреватель Радио Свобода Андрей Бабицкий.



Дмитрий Волчек: Со мной в студии мой коллега Андрей Бабицкий. Андрей, если такое сообщение о нападении на чеченское село поступило 8-10 лет назад, мы бы не обратили на это внимания, это было рядовое событие, но сейчас оно кажется экстраординарным на фоне того, что происходит в Чечне. Поэтому хочу спросить вас, почему именно селение Беной-Ведено, почему именно сейчас, в июне, означает ли это что-то?



Андрей Бабицкий: Во-первых, село Беной-Ведено не первое село, которое в эту весенне-летнюю кампанию подверглось нападению. В мае точно также боевики зашли в селение Алхазурово, выставили там свои посты, подожгли здание администрации. То есть по той же абсолютно схеме была проведена операция диверсионная. И подобных диверсионных операций было несколько и в прошлом году. Я думаю, что здесь не нужно искать каких-то сложных объяснений. И 20 мая Николай Сивак, командующий объединенной группировкой федеральных сил на Северном Кавказе, дал интервью газете "Красная звезда". Сивак, в общем, может считаться лучшим, одним из лучших экспертов в этой теме. И он объяснил, почему, на его взгляд, все так происходит. Ну, во-первых, сказал, что за год ситуация не стала лучше, что незаконные вооруженные формирования снова активизировались, как только появилась "зеленка", то есть в весенний период, и активизировались в тех же параметрах и объемах, каких они действовали в прошлом году. И более того, сказал Сивак, потери федеральных сил на тот период, о котором шла речь, 20 мая, по потерям сопоставимы с аналогичным периодом прошлого года, и более того, на несколько человек потери оказались выше. Сивак сказал, что молодежь уходит в горы достаточно активно, что местные правоохранительные структуры не слишком могут с этим бороться. Вот это прозвучало, как откровение, потому что если за последний год действительно ситуация не изменилась, это означает только одно, что силовые методы, используемые на Северном Кавказе, и федеральная группировка, и кадыровские отряды, и произвол, и это неизбирательное насилие, это все сегодня уже неэффективно. Подполью удалось каким-то образом зафиксировать статус-кво. А это значит, что ситуация стала играть на них. Это значит, что сегодня, не знаю, там, Рамзан Кадыров с его методами по эффективности приближается к нулю.



Дмитрий Волчек: Что можно сказать о численности этого подполья? Ведь это явно несравнимо с 1990-ми годами, явно не сравнимо даже с началом второй чеченской войны. Речь идет, очевидно, о нескольких сотнях человек в лучшем случае.



Андрей Бабицкий: Ну, вот сам Сивак назвал цифру 700 человек. Я думаю, что все цифры условны, поскольку речь идет о партизанской войне, и там численность может меняться довольно значительно в зависимости от необходимости. Скажем, если какая-то операция планируется, то люди, которые живут какой-то мирной жизнью, они могут на время операции вливаться в эти отряды. В общем, да, конечно, несопоставимы цифры участников этих вооруженных формирований. Но тем не менее видите, какие бы цифры ни были, ситуация явно совершенно застряла на какой-то точке, и произошло это год назад, как говорит Сивак. Я думаю, что уже в течение двух-трех лет никаких серьезных побед у федеральных сил и у кадыровских служб не было.



Дмитрий Волчек: А боевой смысл такого рода операций? Зачем нападать на маленькое горное село, стратегически не важное, поджигать несколько домов?



Андрей Бабицкий: Нормальная, по-моему, партизанская акция. Они демонстрируют, что они в силе, что они готовы воевать, они проводят эти акции с целью устрашения и наказания муртадов, то есть тех, кого они считают коллаборационистами, тех чеченцев, которые сотрудничают с промосковскими властями. Я думаю, что это такая демонстрационная акция, которая в очередной раз должны убедить население в том, что партизанская война продолжается.



Дмитрий Волчек: Некогда мы знали имена всех полевых командиров. Сейчас они совершенно не стремятся ни к какому паблисити, судя по всему.



Андрей Бабицкий: Абсолютно. Это очень законспирированное движение, которое оборвало фактически все связи с внешним миром и воюет под радикальными мусульманскими лозунгами, поэтому паблисити в Европе, связи с Европой им уже не слишком нужны.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG