Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Население Ирландии проголосовало против Лиссабонского договора


Программу ведет Дмитрий Волчек. Принимает участие обозреватель Радио Свобода Ефим Фиштейн.



Дмитрий Волчек: Население Ирландии проголосовало против нового основополагающего документа о деятельности Европейского Союза - Лиссабонского договора. Ирландия - единственная страна ЕС, где новый договор должен был пройти через одобрение на всенародном референдуме. В других странах его ратифицировали парламенты. Два вопроса - почему так произошло и что это означает для будущего Европейского Союза - я адресую нашему обозревателю Ефиму Фиштейну.



Ефим Фиштейн: Почему это произошло? На этот вопрос, видимо, ответить сейчас еще невозможно, рано. Но тем не менее в целом можно сказать, что всякий раз, когда Европейский Союз пытался получить одобрение не от политиков, а от граждан, референдумы проходили неудачно. Так было во Франции, Нидерландах и так получилось в Ирландии. Кстати, уже во второй раз, потому что Ирландия в свое время отвергла Ниццкий договор так называемый, и пришлось голосовать во второй раз через год для того, чтобы его одобрить. На этот раз, однако, все говорят, что второй референдум по тому же поводу практически невозможен. Чего сейчас ожидать? Вариантов несколько и все они маловероятны, я бы сказал. Вариант переработки договора так, чтобы ирландцы могли его одобрить, маловероятен по той причине, что референдум ведь не отверг каких-то отдельных положений, отдельных частей договора, а отверг договор, как одно целое, то есть, иначе говоря, отверг дух интеграции, которым была отмечена интеграция Европейского Союза. Второй вариант - сделать вид, что ничего не произошло, просто продолжать ратификацию в отдельных странах. Когда 26 стран ратифицируют Лиссабонский договор, заявить ирландцам, что они являются как бы "черной овцой" в стаде и им придется передумать, еще раз голосовать, видимо. И этот вариант маловероятен. Я уже сказал, что второй референдум трудно себе представить. И, наконец, третий вариант - возвращение к состоянию до Маастрихта, когда о глубокой интеграции придется на какое-то время забыть, занявшись, скажем, укреплением отношений в каких-то отдельных блоках Европейского Союза - Франция-Германия и тому подобные связки. Это более чем вероятно.



Дмитрий Волчек: Может ли это привести к каким-то потрясениям, скажем, на финансовых рынках?



Ефим Финштейн: Какие-то потрясения, колебания несомненно будут. Но мне не кажется, что это может иметь долгосрочные последствия. В целом экономика Европейского Союза идет ни шатко ни валко: приросты не слишком значительные, но и больших потрясений нет, больших стагнаций нет. Поэтому мне не кажется, что нынешняя ситуация может привести к какому-то большому финансовому краху. В любом случае ослабление евро уже было бы аргументом брюссельских органов Евросоюза. По отношению к ирландскому правительству была возможность показать ирландскому населению, что из-за несговорчивости евро, скажем, упал в своей цене, и, следовательно, это не в их пользу. Ирландцы, кстати говоря, от интеграции европейской пока что выиграли больше других, они ведь вступили в Европейский Союз самой бедной страной, а выходят сейчас из этой ситуации чуть ли не самой богатой. Но тем не менее с ростом богатства меняется ментальность населения, поэтому сегодня население не хочет терять того, что уже приобретено.


XS
SM
MD
LG