Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Московская филармония требует «Автора»






Марина Тимашева: Московская филармония открыла новый, Камерный зал. И провела в нем серию концертов абонемента, который называется «Автора!». Их слушала Тамара Ляленкова.



Тамара Ляленкова: Главной особенностью абонемента «Автора!» стало смешение двух жанров – строго филармонического и концерта-встречи, когда слушатели, между номерами концерта, могут поговорить с композитором, обсудить прозвучавшие произведения. Произведения эти, кстати, выбирает сам композитор, нередко в программу включаются и сочинения учеников. В качестве исполнителя выступает Ансамбль современной музыки, директору которого, а также ведущей этих концертов, Виктории Коршуновой, я и задала свой первый вопрос. Действительно, как правило, композитор молчит, не говорит. Почему пришла идея именно такого проекта?



Виктория Коршунова: Это случилось в мае прошлого года. Тогда Алексей Алексеевич Шалашов, перед открытием Камерного зала, предложил сделать частью филармонического репертуара современную музыку. И мы с ансамблем, с Юрием Каспаровым, с исполнителями, стали думать, как найти какую-то изюминку. Так давайте сделаем главным действующим лицом композитора. Он не будет только выходить кланяться после исполнения сочинения, но ему надо предоставить слово. Приходится очень часто нашему ансамблю ездить по регионам российским и, как правило, всегда в эти регионы, кроме исполнителей, ездят несколько композиторов. И я заметила, что когда просто играешь концерт - одна реакция слушателя, но когда сам композитор, перед исполнением своего сочинения, выходит на сцену и начинает говорить… У каждого из них есть определенная харизма. То есть каждый композитор, даже если он косноязыкий, но когда он начинает говорить, он может сказать такие вещи, которых никогда не сможет сказать самый умный музыковед.




Тамара Ляленкова: В этом сезоне в проекте приняли участие композиторы, представляющие прямо противоположенные направления: Фарадж Караев, Павел Карманов, Юрий Каспаров и Ефрем Подгайц. Я попросила Павла Карманова, композитора, который также участвует в рок-группе «Вежливый отказ», рассказать о проекте «Автора!» и собственной музыкальной судьбе.



Павел Карманов: Для меня основная идея всего этого, это все-таки звучащая музыка. А здесь такая возникает интимная атмосфера - небольшой зал, публика сидит буквально у тебя под носом, или ты под носом у нее, предполагаются вопросы из зала… Хотя я, в отличие от многих других авторов, никакого особенного концептуального начала не несу, никогда не ругаюсь в адрес своих коллег, мне совершенно все равно, по каким путям идут все остальные. Я иду по этому пути, и мой путь в сторону музыки - более простой, более тональный, более понятный простым людям, в том числе потому, что я могу ориентироваться на небольшую горстку профессионалов в каждом городе, которые в стоянии понять некую очень сложную, переусложненную музыку. Моими кумирами стали в 90-е годы такие авторы как Арве Пярт, Валентин Сильвестров, я все больше вынужден заниматься зарабатыванием денег и писанием музыки к кино, к рекламным роликам. Заработать в нашей стране что-то симфониями и сонатами практически не представляется возможным. А у меня - семья, дети и все остальное.


(Звучит музыка)



Тамара Ляленкова: Павел, а если бы не эта необходимость как-то содержать себя и зарабатывать на семью, какую бы музыку вы сочиняли?





Павел Карманов: Я, конечно, с удовольствием писал бы и оперы, и симфонии, и балеты, и все, что угодно, но у меня на это нет времени в последнее время. Я убежден в том, что эпоха модернизма закончилась еще в 60-е годы, и с тех пор наступила, и вовсю развивается, музыкальная эпоха постмодернизма некоего, при котором перемешивается все, что угодно - и совместимое, и несопоставимое. Когда я учился еще в 8 кассе, мы постоянно ходили на все возможные концерты с участием таких авторов как Шнитке, Денисов, Губайдуллина, и так далее. Это еще было в 80-е годы. Я уже в то время для себя понял и решил, что, наверное, это не вполне то, чем бы мне хотелось заниматься. Вот стилистически. Я - человек жизнерадостный, и мне больше нравится затрагивать в своем творчестве более человечные и приземленные вопросы и проблемы. В связи с этим, я еще в раннем возрасте развернулся в направлении такого тонализма, хотя в то время я еще не знал о существовании Сильвестрова или Пярта. Я тогда учился в консерватории. В 90-е годы, после службы в армии, после увлечения джазом длительного, я пришел к тому, что, оказывается, есть что-то вокруг меня, что радует меня, и чем мне хотелось бы заниматься. Также сыграли большую роль в моем сознании американские композиторы Стив Райх и Джон Адамс. Я даже ездил год назад в Нью-Йорк, на Фестиваль Стива Райта, чтобы воочию увидеть, насколько популярна эта музыка. Публика разная буквально приплясывает на этих концертах, невзирая на то, что часто это довольно длинные образования, не каждому музыковеду дано вытерпеть это до конца. А вот студенты - это гораздо проще, это спрягается как-то с современной поп культурой, с музыкой клубной, так называемой. Мне нравится больше с молодежью работать, чем со старшим поколением, потому что я сам еще, в общем, не очень старик.




Тамара Ляленкова: Звучит заключительная часть форельного квинтета композитора Павла Карманова.



XS
SM
MD
LG