Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ключевое слово этой недели – эпитет "акварельный"


Программу ведет Михаил Саленков. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Лиля Пальвелева.



Михаил Саленков : Сейчас традиционная рубрика «Ключевое слово». Ведет ее Лиля Пальвелева.



Лиля Пальвелева : Ключевое слово этой недели – эпитет «акварельный». Во вторник на волнах Радио Свобода прозвучало такое высказывание директора фонда «Спасение Петербурга» Александра Марголиса:



Александр Марголис : Петербург невероятно хрупкий город, акварельный. Достаточно, например, построить два-три небоскреба в таких эффектных точках - и все, вся прелесть Петербурга, как феномена градостроительного, будет убита, что сейчас и происходит. Справа и слева от отеля "Санкт-Петербург" на так называемой стрелке выборгской стороны появились два высотных здания, пока еще очень скромных - одно 52 метра, другое 78 метров. Но уже смотреть в ту сторону не хочется.



Лиля Пальвелева : А теперь вопрос Наталье Фатеевой, ведущему научному сотруднику Института русского языка имени Виноградова.


Наталья Александровна, ваша специализация – это язык поэзии. Не кажется ли вам, что словосочетание «акварельный город» в прозвучавшей цитате – это емкий образ, словно из качественной поэтической строчки?



Наталья Фатеева : Вы знаете, я даже обратила внимание на то, что эпитет «акварельный» произносится после определяемого слова «Петербург». Это уже создает определенный такой непрозаический ритм. А само прилагательное «акварельный» заставляет нас вспомнить, что французское слово L'aquarelle происходит от слова « aqua » («вода»). Оно обозначает краски, разводимые в воде, легко смываемые ею. И поэтический образ Петербурга также неразрывно связан с водой, с его отражением в воде. И в связи с этим с быстрой сменой красок, их прозрачностью, их подвижностью основного тона. Размытость определяет и общая тональность восприятия города, который часто покрыт туманной дымкой, и оттого становится загадочным и даже призрачным. Такая неопределенность линий, собственно, и способствует рождению поэзии.


Вообще, акварельная манера живописи ближе всего к символизму, который получил наиболее чистое выражение в поэзии Александра Блока.



Лиля Пальвелева : А в стихах символистов или каких-либо других, кто писал об этом городе, вообще, слово «акварель», «акварельный» где-то встречается?



Наталья Фатеева : Я посмотрела, что фактически в нашем словаре русской поэзии ХХ века в этом контексте не встретилось мне это слово. Видимо, это какой-то образ, который возник в сознании у Александра Марголиса. Наверное, все-таки Петербург очень ассоциируется с акварелью. Недаром же и первый кружок русских акварелистов был создан именно в Петербурге. Известно, что существует много альбомов, где в акварелях запечатлен старый Петербург. Именно по этим изображениям, собственно, и восстанавливается исторический облик города, который, хотя и менялся, но оставался всегда связанным с понятием изысканного вкуса и естественной красоты. В то же время акварельное изображение очень легко испортить – стоит только сместить неверным мазком правильно найденное соотношение линий и красок.



Лиля Пальвелева : Да, и неслучайно, что в нашей цитате, где слово «акварельный», несомненно, ключевое, рядом еще стоит слово «хрупкий».



Наталья Фатеева : Я как раз и хотела сказать, что в этом контексте у прилагательного «акварельный» в приложении к Петербургу появляется значение синонимичное – слово «хрупкий», то есть слишком нежный, легко подвергающееся искажению. Наверное, это значение и вкладывал автор этих строк. Его слова как раз имеют такую изобразительную метафорику. Он, наверное, хотел, чтобы слушатели задумались о том, что современные застройки, ломающие утонченный облик города, могут навсегда изменить его эстетику.



Лиля Пальвелева : Подчеркивает Наталья Фатеева.


XS
SM
MD
LG