Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему лосось дороже нефти


Ирина Лагунина: В России продолжается акция «Лосось дороже нефти», организованная Всемирным Фондом дикой природы. Защитники окружающей среды протестуют против действий компании «Роснефть», которая в эти дни начинает разведку нефти на Западно-Камчатском шельфе. Экологи считают, что разведка и добыча нефти угрожает природным богатствам Камчатки, в том числе, и популяции лосося. Рассказывает Любовь Чижова.




Любовь Чижова: Гигантская банка консервированного лосося, которую вынесли на Пушкинскую площадь Москвы под траурную музыку, стала символом начала акции «Лосось дороже нефти». Активисты Всемирного фонда дикой природы произнесли прощальную речь, основная мысль которой заключалась в том, что нефтяные проекты российских компаний угрожают лососю, и все мы близки к тому, чтобы потерять его навсегда. Рыбу поджарили на сковороде с нефтью и помахали улетающему в небо гигантскому лососю на воздушных шарах с надписью «нефть». Поддержать лосося можно на сайте Всемирного фонда дикой природы. В течение всей акции шел сбор подписей за выполнение экологических обязательств теми, кто проводит нефтеразведку на Камчатке. Эти подписи собирают и сейчас на сайте Всемирного фонда дикой природы. Говорит руководитель его программы по экологической политике нефтегазового сектора Алексей Книжников…



Алексей Книжников: Проблема угроз нефтегазовой деятельности на шельфе Западной Камчатки на самом деле возникла и освещается довольно давно. Еще в 2003 году местные законодатели приняли закон, в котором они рекомендовали федеральному правительству ввести мораторий на разведку и добычу нефти на западно-камчатском шельфе, имея в виду приоритетность этой акватории для рыбного хозяйства. После этого был еще целый ряд общественных кампаний, но ни одна из них не увенчалась адекватной реакцией со стороны федеральных властей. И процесс разведки продолжался. Сейчас весной Роснефть получила согласительную документацию на начало разведки. Общественность видит, что их рекомендация не была услышана, предприняла, на наш взгляд, последний легальный шаг – это обратиться к гражданам России и собирать подписи под обращением к правительству о приостановке этого проекта.



Любовь Чижова: Можете, Алексей, конкретнее объяснить, что происходит с лососем в то время, когда Роснефть начинает разведку?



Алексей Книжников: Всем нам известно, что лосось – это проходная рыба. Поднимается на нерест в многочисленные реки камчатского полуострова, нерестится и затем нерест сказывается обратно в морскую среду и именно на западно-камчатском шельфе в акватории мальки нагуливаются несколько лет. И это для них является пастбищем. Поэтому по сути дела все воспроизводство лососевых в большой степени зависит от качества морской среды именно этой акватории. Именно поэтому мы считаем, что должны быть минимизированы и исключены любые риски для этой акватории. Именно поэтому одно из наших обращений к правительству – это предпринять ряд превентивных мер. В основе мы хотим предложить разработать специальный закон об Охотском море, где выделить наиболее ценные акватории и придать им статус заповедных для такого рода проектов.



Любовь Чижова: А в Роснефти есть какая-то реакция на ваши предложения?



Алексей Книжников: В Роснефти есть реакция на наши предложения в контексте экспертизы их проекта. Мы на самом деле использовали этот способ, предоставленный нашим законодательством, мы зарегистрировали общественно-экологическую экспертизу и проинспектировали документацию Роснефти. Надо сказать, что мы собрали, мы считаем, очень сильных ученых с Дальнего Востока, экологов, ихтиологов. Общественно-экологическая экспертиза вынесла вердикт этой документации, направила рекомендации о недопустимости реализации проекта по такой документации. Это довольно обширный документ, порядка сорока страниц, и там выделено 37 серьезных замечаний. Поэтому мы рассчитывали, что Роснефть должна была бы переработать документацию. Но сроки поджимают и правдами или неправдами, но как мы знаем на сегодня положительное заключение от государственной экспертизы получено, несмотря на наше негативное заключение и Роснефть планирует начать бурение в ближайшие если не дни, то недели.



Любовь Чижова: Ваш девиз «Лосось дороже нефти». А что вообще в России с популяцией этой рыбы? И какие еще есть негативные факторы, которые влияют на численность популяции?



Алексей Книжников: Второй фактор, который реально оказывает большее влияние – это браконьерство. Мы знаем эту проблему, мы ею занимаемся. И тут, я думаю, решение может быть найдено, опять же тут не первый регион, где браконьерство действительно наносит серьезный урон рыбным ресурсам. Но тут понятно, что с этим можно что-то делать, в отличие от тех процессов, которые могут произойти в результате разведки добычи нефти.



Любовь Чижова: Рассказывал Алексей Книжников из Всемирного фонда дикой природы. Наш корреспондент в Литве Ирина Петерс передает, что существует масштабная международная программа по восстановлению популяций лосося, которую коллективно осуществляют страны региона Балтийского моря, в том числе Литва. Подробности – у Ирины Петерс….



Ирина Петерс: Эта программа начала реализовываться 10 лет назад. Ее окончательные итоги будут подведены через два года. Но уже сейчас в Литве, как и в других странах-участницах, видны ощутимые результаты. Во многих реках республики восстановлена популяция этого вида рыбы, вскоре он будет исключен из Красной книги Литвы. Сейчас лосося по специальным квотам рыбаки могут отлавливать в море, а также в некоторых реках по лицензиям в определенное время года. Если 10 лет назад лишь две реки в республике по чистоте воды и условиям нереста рыбы подходили для лосося, то теперь их в несколько раз больше. Рассказывает эксперт института экологии при Вильнюсском университете Витас Кесминас.



Витас Кесминас: Только те, которые чистые, прозрачные, грунт гравий, во всех странах эти реки называются лососевыми. И они все инвентаризированы, знаем, сколько этих рек каждая страна имеет. Не искусственное воспроизводство восстановили в Литве. Были построены специальные рыбзаводы, которые выращивают молодь, потом запускается, где раньше жила. Принят ряд изменений в закон по охране, восстановлении миграционных путей. На плотинах начали строить рыбопроходные пути, где рыба может проходить эти участки рек и нереститься выше, где пригодные условия. Когда развивается энергетика, строятся плотины, раньше никто не обращал на лосося внимания. Поэтому так и получилось, что все плотины в основном были без рыбопроходов, теперь рыбопроходы строят. Каждый год один-два рыбопрохода строятся на таких потенциальных реках. Ведем исследования, работают две группы научные, ведется подсчет, сколько нерестилищ, сколько мигрирует, также мониторинг. Каждый год ученые из балтийских стран встречаются и подводят итоги. И каждый год даем научный отчет. Потом принимаются меры уже на государственном уровне. В последнее время министерство обратило внимание, приняло меры для охраны нерестилищ.



Ирина Петерс: Я спросила эксперта и о борьбе с браконьерами. Насколько суровое наказание ждет их за незаконную ловлю лосося?



Витас Кесминас: В каждой стране имеется какой-то процент браконьерства, нелегального лова. Когда лосось приходит с моря в небольшие реки - этот вопрос очень важен. В последнее время очень суровые наказания. Были приняты министерством такие меры: с 15 октября полтора-два месяца каждый день на этих реках находились инспектора охраны природы. Ловили браконьеров. Очень строго карается, в тюрьму может попасть. Меры очень суровые.



Любовь Чижова: О том, как пытаются спасти лосося в Литве, рассказывала Ирина Петерс. Проблема сокращения популяции лосося из-за нефтедобычи актуальна и для США, однако здесь вокруг лозунга экологов «Лосось дороже нефти» разгорелись нешуточные дискуссии. О них - Владимир Абаринов…



Владимир Абаринов: В этом году федеральные власти полностью запретили промысел лосося на Западном побережье США. Выяснилось, что поголовье лосося, который в Америке называется чинук, а в России – королевский и который заходит на нерест в калифорнийскую реку Сакраменто, катастрофически сократилось. Основным добытчиком тихоокеанского лосося остается Аляска, но и она будет вынуждена в ближайшие 10 лет сократить добычу на 15 процентов по новому американо-канадскому договору. Если же на Аляске, на территории Национального арктического заповедника, начнется разработка нефтяных месторождений, то, по мнению ученых, лосось уйдет и оттуда. Администрация президента Буша вот уже семь лет призывает Конгресс открыть заповедник для нефтедобычи. В своем выступлении перед жителями Аляски президент утверждал, что бурение не нанесет вреда дикой природе.



Джордж Буш: Я слышал всех скептиков, они говорят: «Этого нельзя делать, вы погубите и то, и это». Слушайте, у меня нет ни малейшего сомнения, у вашего губернатора нет ни малейшего сомнения, у ваших членов Конгресса, у людей, способных провести убедительную научную экспертизу – у них тоже нет ни малейшего сомнения в том, что мы способны добывать нефть, не нанося ущерба природе, что мы можем обеспечить американский народ энергией и в то же время сохранить красоту Аляски.



Владимир Абаринов: Если большой нефтяной бизнес придет на Аляску, он даст штату десятки тысяч рабочих мест и огромные средства в виде налогов, поэтому большинство населения Аляски горячо приветствует этот проект. Однако у законодателей имеются веские возражения. Сенатор Джон Керри.


Джон Керри: Его экологическая ценность не имеет аналогов ни в стране, ни в мире. Здесь гнездятся более 180 видов птиц четырех континентов. Здесь обитают 36 видов сухопутных и 9 видов водоплавающих млекопитающих. Здесь появляется на свет потомство северных оленей. Здесь живут черных, бурый и белый медведи. 36 видов рыб населяют реки и озера.


Владимир Абаринов: Экологи утверждают, что нефтяники неминуемо загрязнят реки, в которых нерестится лосось, а нерестится он только в чистой, богатой кислородом, проточной воде. Убеждая американцев в необходимости разработки арктических месторождений, президент оперирует внушительными цифрами.



Джордж Буш: Я неоднократно направлял свои предложения, нацеленные на решение этих проблем. Однако раз за разом Конгресс блокирует их. Они постоянно блокируют экологически чистую разработку месторождений в Национальном арктическом заповеднике. По оценке министерства энергетики, освоение этих запасов позволит Америке производить дополнительно около миллиона баррелей нефти в день – это 27 миллионов галлонов бензина и дизельного топлива. В результате мы увеличим общий объем добываемой в стране нефти почти на 20 процентов, и это должно привести к снижению цен на бензин.


Владимир Абаринов: Однако сенатор Дик Дурбин располагает иными данными.



Дик Дурбин: О каких объемах нефти идет речь? Нам говорят о миллионах и миллиардах, но посмотрим, что это значит. Как показывает исследование Геологической службы США, если добывать нефть в Национальном арктическом заповеднике в течение 10 лет, это покроет потребности страны на шесть месяцев. К 2020 году, если добыча в заповеднике выйдет на полную мощность, это сократит нашу зависимость от иностранной нефти с 62 до 60 процентов – на два процента.


Владимир Абаринов: В этом году из-за запрета на промысел лосося у берегов Калифорнии и Орегона ожидается резкое подорожание дикой лососины – один фунт (а это меньше половины килограмма) будет стоить от 30 до 40 долларов.



Любовь Чижова: Рассказывал мой вашингтонский коллега Владимир Абаринов. Российские экологи также говорят об экономическом аспекте нефтяного загрязнения вод, в которых обитает лосось. По их мнению, если рыбопродукция с Камчатки перестанет считаться экологически чистой, ускорится ее вытеснение с рынков, и тогда, скорее всего, снизится инвестиционная привлекательность рыбной отрасли.


XS
SM
MD
LG