Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Косове вступает в действие новая конституция


Программу ведет Михаил Саленков. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Мумин Шакиров.



Михаил Саленков: В Косове сегодня вступает в действие новая конституция, через четыре месяца после провозглашения независимости от Сербии. Новый документ предусматривает, что косовские власти приму на себя основные полномочия, которые с 1999 года осуществляла временная администрация ООН. При этом Евросоюз намерен взять на себя некоторые из правоохранительных и судебных функций в крае. Остается неясным, кто будет осуществлять управление районами, где большинство населения – сербы. Напомню, что независимость Косова признали свыше 40 стран, Сербия и Россия против этого.


Мой коллега Мумин Шакиров побеседовал с экспертом – главным редактором журнала «Россия в глобальной политике» Федором Лукьяновым.



Мумин Шакиров: Новая конституция Косова вступает в силу 15 июня 2008 года. На ваш взгляд, что кардинально меняется в этой стране?



Федор Лукьянов: Кардинально в этой стране ничего не меняется, потому что та юридическая коллизия которая создалась после одностороннего провозглашения Косова и признания его частью большинством европейских стран и некоторым количеством стран неевропейских, она не разрешена. Поскольку вся процедура шла в обход ООН как единственной легитимной структуры, которая имеет право это делать, возникают параллели. То есть Косово и те страны, которые признали независимость Косова, исходят из того, что теперь конституция будет, собственно, тем, чем она должна быть, то есть основным законом, и в соответствии с ней все должно развиваться при поддержке Европейского союза, который взял на себя эту обязанность.


С точки зрения формальной, международного права все это незаконно, потому что признание независимости не соответствовало процедуре, которая принята. Поэтому та миссия ООН, которая работает в Косове, начиная с 1999 года, она, в принципе, должна продолжать работу как орган, осуществляющий фактическое управление. ООН, совершенно очевидно, так сказать, не видя выхода из этой ситуации, склоняется к тому, в смысле руководство ООН, менеджмент, генеральный секретарь склоняются к тому, чтобы эту тяжелую обязанность передать Европейскому союзу и, в общем-то, умыть руки. Что с точки зрения стран, которые не признали независимость, является грубым нарушением вообще всех принципов. И никакого правового выхода из этой коллизии пока не просматривается. То есть правовой выход может быть только при условии, что страны, не поддержавшие это решение в Совете безопасности, они свою позицию как-то скорректируют. Но на это совершенно не похоже.



Мумин Шакиров: А как Россия будет, на ваш взгляд, реагировать? Учитывая, что Россия не признает независимого государства Косово, и для нее вступление в силу конституции этого государства ничего не значит.



Федор Лукьянов: Россия уже отреагировала резко негативно, причем теперь объектом жесткой критики России является ООН, поскольку, действительно, формально генеральный секретарь и управляющие органы не имеют права де-факто передавать свои функции европейскому союзу и местным властям без одобрения Совета безопасности. Так что я думаю, что нам предстоит новый раунд дипломатических баталий, в которых опять же выход как-то не очень виден, и вполне очевидно, что и без того довольно слабая легитимность и низкая эффективность Организации объединенных наций в очередной раз проявится во всей красе.



Мумин Шакиров: Скажите, Федор, есть ли у России какие-то дополнительные ресурсы, чтобы влиять на ситуацию, в первую очередь, во взаимоотношениях между Косовом и Сербией?



Федор Лукьянов: Пожалуй, что дополнительных ресурсов у России нет, но я бы не сказал, что они ей нужны, поскольку в той ситуации, которая сложилась, Косово не является российской проблемой. Косово – это проблема прежде всего Европейского союза. У России позиция удобная, Россия может, оставаясь строго в рамках международного права блокировать все шаги и говорить: «Нас это не устраивает. Как хотите, придумывайте что-нибудь другое». И, в общем, вариантов не очень много. Тем более что процесс признания Косова оказался намного более медленным, чем планировалось. Строго говоря, Косово признали сего лишь порядка 40 с небольшим государств, что, конечно, существенно меньше того, на что рассчитывали и косовские власти, и страны, которые принимали решение о независимости, то есть США и ведущие европейские державы. Так что Россия не может как-то радикально влиять на ход событий, но, в общем-то, ей это и не нужно. Ей достаточно того, что она, так сказать, обеспечивает Евросоюзу и США максимальное количество проблем, ничего при этом не делая.



Мумин Шакиров: На ваш взгляд, те лидеры, которые сегодня управляют этим самопровозглашенным государством, эти лидеры способны как-то адекватно реагировать на сложившуюся ситуацию? И смогут ли они выйти из кризиса?



Федор Лукьянов: Ну, власти в Косове имеют крайне ограниченную степень суверенитета. В общем-то, их позиция скорее заключается в том, будут ли они достаточно разумны, чтобы вести себя сдержанно и не создавать дополнительных трудностей своим патронам, прежде всего Европейскому союзу. Или они попытаются посредством определенного давления, а давление означает, что они, в общем, стимулируют некоторые оживленные дискуссии и процессы внутри Косова, попробуют посредством этого воздействовать, скажем, на европейцев, чтобы подтолкнуть их к более решительным шагам по их поддержке. Эта тактика, если называть вещи своими именами, шантажа, она свое уже сыграла в самом провозглашении Косова. Потому что значительная часть европейского истеблишмента приняла решение, опасаясь того, что может произойти там, слушая угрозы что ли албанских руководителей, что все может взорваться. Если они продолжат эту тактику, то тогда все будет совсем тоскливо. Но скорее все-таки, я думаю, они будут проявлять сдержанность, ожидая, как старшие патроны разберутся с их проблемами.


XS
SM
MD
LG