Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ваши письма. 14 июня, 2008


Пишет молодой российский офицер, не отставной, капитан-штабист; не штабс-капитан – такого звания в России ещё нет, а капитан на штабной работе. Читаю: «Когда говорят, что для вступления в НАТО Украине придётся поднять свой демократический уровень, я вспоминаю, что во время «холодной войны» туда принимали без особой оглядки на готовность той или иной страны к демократическим преобразованиям. В том НАТО были планы всеохватной мобилизации и миллионные армии на случай войны. Отвечает ли, скажем, ситуация в турецких дивизиях правам человека, никого не интересовало. А вот теперь НАТО с трудом решает такие пустяковые вопросы, как формирование одной бригады для отправки в Афганистан или Косово. Товарищ Балуевский, конечно, не был адекватным человеком, по крайней мере – пока занимал пост начальника нашего Генштаба. Но если он находился в здравом уме, а психа из себя только корчил и при этом всё равно верил, что Североатлантический союз может легко отправить несколько ударных группировок для защиты Украины от России, тогда он отстал от жизни. Просто поразительно, Анатолий Иванович, как быстро деградировало НАТО, которым подлецы пугают дураков почти на всём пространстве бывшего СССР, а вы молчите. Уже во время боснийской войны натовцам потребовалось три года, с 1992-го по 1995-й, чтобы решиться на ограниченные бомбардировки. Скажу безотносительно к тому, кто прав или виноват. С чисто военной точки зрения, десять турецких дивизий при поддержке собственной и американской авиации просто стерли бы с лица земли всю сербскую армию, а заодно и значительную часть населения в течение двух недель. И еще году в 1985-м все так и было бы. О правах человека заикнулась бы пара газетчиков, не более того. Сегодня Советского Союза нет. Россия как реальный противник Запада существует только в воображении совков, верящих кремлёвским промывателям мозгов, и НАТО в результате сдулось. Таким образом, вступление Украины в НАТО будет иметь чисто символическое значение. Украина покажет России, что она окончательно ушла на Запад. Её можно понять, а за Россию обидно. Нельзя в XXI веке придавать такое значение символам».


Спасибо за письмо, капитан. Хорошо сказали: «Подлецы пугают дураков». О символической стороне этой истории на волнах «Свободы» говорилось не раз. Но будут и более ощутимые последствия. Труднее будет безобразничать как украинцам, особенно – высокопоставленным, у себя дома, так и россиянам – в Украине. Здесь они сейчас не жалеют денег на подкуп, кажется, всего, что шевелится, и тяжко недоумевают: что за чертовщина – по отдельности продаются более чем охотно, а всех вместе купить почему-то не получается?!



Автор следующего письма при советской власти был инженером, работал на военном заводе, в конструкторском бюро, работал, как все или подавляющее большинство – получал благодарности и премии от руководства, ждал, а может, и не ждал повышения. Он, по его словам, инженерил себе и не задумывался, порядочно ли это – вносить свой вклад в укрепление могущества «империи зла», не считал свою страну ни злом, ни добром, ни адом, ни раем, ни чистилищем. Но вот кончилось советское житьё-бытьё, появилось немало такого, о чём и не мечтал, не без труда, но устроился и в новой жизни, и постепенно обнаружил, что теперь он другой человек.Читаю: «С нового года мои доходы совсем прекратились. Теперь я безработный по собственному желанию. И это – при том, что могу найти работу и располагаю приемлемым, пусть с некоторыми ограничениями, здоровьем. Конечно, тут возможны разные, далеко не красящие меня объяснения, как-то: лень, распущенность, безответственность. Но я обнаруживаю в себе и более возвышенные мотивы: отвращение к существующему положению вещей, нежелание непосредственно участвовать в делах, которые считаю если и не плохими, то, как минимум, - недостаточно полезными. А сейчас почти все дела такие, во всяком случае, те, что мне предлагаются рынком по моему профилю. А то, что хотелось бы делать, пока никому не нужно, и в обозримом будущем изменений не предвижу. Интересно, Анатолий Иванович, раньше, в эпоху "империи зла", я не предъявлял таких высоких нравственных требований ни к себе, ни к окружающей действительности», - пишет этот слушатель, предъявляя нам (в пятьдесят и, я думаю, не меньше лет) знаменитый максимализм русских юношей.


Он редко встречается; сегодня, может быть, реже, чем когда бы то ни было, но важно, на мой взгляд, другое: подвержены ему единицы, а понимают все. Каждый готов так жить – в мечтах, конечно, только в мечтах, но и это очень немало. Кто-то скажет о влиянии или следах, родимых пятнах исторического православия. Не придавать значения земному, думать о вечном. Не участвовать во зле, и не только во зле, но в чём бы то ни было, что не является безусловным добром… Правда, сегодня таких отстранившихся больше на Западе, намного больше, они выходят из католического лона, из протестантского… или неизвестно из какого. Нельзя, наверное, сказать, что это не имеет значения, но главное – что они есть. Среди них много молодых людей. Отказываются от карьер, но уходят не в монастыри и не в башни из слоновой кости, а в деятельную благотворительность, ухаживают за больными, отправляются помогать людям в самые неблагополучные места на Земле. Хорошо образованные, с полезными специальностями: врачи, инженеры.



«Дорогой Анатолий Иванович! Я разбит, растерт в порошок. Я понял вдруг всю наивность надежд изменения к лучшему в моей стране в ближайшие несколько сот лет. Произошло это вчера, то есть, 8 мая. Послушал по «Свободе» часовую беседу с военным обозревателем когда-то мною уважаемой газеты «Известия». И узнал я от него, что как только Россия поднимет цену на энергоносители выше мировой, НАТО тут же возьмет наши месторождения под свой контроль. С применением военной силы, естественно. И еще я услышал, что Штаты, конечно, увязли в Ираке, но зато теперь имеют бесплатную нефть. А ведущая лишь весело поддакивала. Хотел я позвонить и сказать, что всё это чудовищная глупость и наглая ложь, но вдруг понял: бесполезно. Ну, что я ему скажу? Что Запад никогда не полезет в Россию? Он ответит: они облизываются на наши просторы и богатства и только ждут случая… Дать ему достоверную информацию о программе энергетической безопасности, об использовании иракской нефти? Он ответит: всё врут! Я окончательно убедился: наша власть опять сознательно погружает нас в оборонное сознание. Боюсь, на искоренение опять потребуются десятилетия. Полночи я не мог уснуть, а к утру решил: всё, уеду в Бразилию, где меня любят и ждут, к сыночку своему Матеусу. Недавно я продал однокомнатную московскую квартиру покойной матушки и купил дом в Бразилии о семи спальнях, трех гостиных, пяти туалетах (все, конечно, с душем, а один и с ванной), с кухней, столовой, служебным помещением, местом для приготовления бразильского шашлычка (шураску), с бассейном, с балконами и двумя просторными верандами. Дом в хорошем районе, вблизи центра нашего города. Уеду и буду спать спокойно. Александр Суханов,


Москва» .



В одной из предыдущих передач было письмо от женщины, которую я, не мудрствуя, назвал Марьей Ивановной, – она рассказывала о своей многолетней работе в женском коллективе. Мужей – за их бесчувствие – там называли козлами, и когда кто-то из них звонил жене на работу, а её не было на месте, ей об этом сообщали не словами, а на пальцах, пальцы – ко лбу в виде рогов. Я высказал предположение, что это делалось не только по сказанной причине, а и по другой, по той самой, на которую многие мужчины предпочитают закрывать глаза. Ну, а если это не так, то на сей случай я попросил у Марьи Ивановны прощения за зубоскальство. Ответное письмо не замедлило… Всё-таки внимательные у нас слушатели, внимательные и верные! Первым делом Мария Ивановна сообщает, что козлы были не все. Начальник планово-финансового управления, в котором она проработала много лет, точно им не был.


«Боже, дай ему здоровья! – пишет она. – Ему уже за 80. Нас у него было одиннадцать человек, все – женщины. Скольких он осчастливил не просто сочувствием, а реальной помощью! Будучи еще и секретарем парторганизации всего ведомства, он добивался для наших девочек квартир, путевок для детей, продвигал по служебной лестнице. Мы в нем души не чаяли, никогда не подводили и не огорчали. Это было 20 лет сказки. Мы все с нетерпением ожидали понедельника, чтобы опять увидеть друг друга. Мы до сих пор греемся тем очагом дружбы и любви. А что касается наших мужей… Это тоже сказка, но не такая красивая. Мы, женщины, которых можно было смело назвать спортсменками, комсомолками и красавицами, были замучены отупляющей домашней работой. Мужчины находят сотни причин, чтобы увиливать от неё. Неужели можно подумать, что она доставляла удовольствие нам? После работы мы вынуждены были стоять в очередях за куском мяса или колбасы, потом горбатиться на кухне, чистить раковины и унитазы, стирать, гладить, чинить все виды белья и одежды, проверять уроки, читать книжки маленьким, лечить их. Скольких книг я не успела прочесть! Так ине выучила досконально ни одного языка. С учебником засыпала от постоянной усталости. А ведь в школе читала в подлиннике Гейне. И постепенно поселяется в твоём сердце обида на откровенную эксплуатацию, да еще на требование при этом проявлять неземные страсти по ночам. Поэтому, когда вдруг в компании на пикнике чужой, внимательный и ласковый мужчина вдруг проявит к тебе интерес и сочувствие, обязательно подумаешь о своем муже: а не заработал ли ты, милый, рога? Это возмездие, компенсация за унижение. Так что ваше зубоскальство, Анатолий Иванович, нам не обидно, все мои девочки, с которыми я консультировалась, вам это говорят. Всё так и было, как вы предположили. Сначала мы называли своих мужей козлами за их чудовищный эгоизм, а потом и за рога, которые мы им наставляли в порядке возмездия, компенсации за унижения», – здесь письмо заканчивается.


В нём есть такие слова: «Эта тема так же неисчерпаема, как тема социальной справедливости», – и что-либо добавлять к этим словам мне сегодня не хочется.



Пишет Ольга Сокол из Москвы: «Любой человек может быть экспертом по текстилю. Каждый может сказать, приятная ли ткань, удобная ли, красивая ли. Но о своих тканях мы ничего сказать не можем, потому что по-настоящему хорошего отечественного текстиля в России нет. Все, что красиво и приятно на ощупь, – не наше! Очень многие фабрики либо тупо подражают «яркой итальянской расцветке» – тупо, потому что турки и китайцы копируют не только расцветки, но и текстуры, либо поставляют тем же итальянцам так называемое суровье. Раньше «на лен» гоняли, а сейчас гонять стало некого, колхозов нет, повинности нет. Выращивать лен очень трудно. У нас к нему так относятся, что он не вырастает с волокном более сорока сантиметров, а надо семьдесят. Я знаю, например, такой курьез: исторически громкая фабрика в Костромской области закупает лен у французов, чтобы изготовить из него суровьё и отправить в Италию, где из него делается всё: от тонких рубашек до столового и постельного белья. Для современного текстиля требуются хорошие станки. Наши машины не годятся. Попробуйте купить наше бесшовное постельное белье. Я была на прекрасном прежде московском комбинате шелковых тканей «Красная Роза». Здание, с лепниной в цехах, отдано под нечто развлекательное. А ведь музей этой фабрики – кладезь славной истории русского текстиля. Больше не нужны и художники. Ездим по заграницам, выхватываем эскизы... Дешево, живенько, но все это плохие копии, на халатики для бабушек. Так и не научились делать сатин… А было время, когда наши льняные наволочки, например, ценились в Европе, на ощупь это был шелк и даже атлас. Кстати, Трехгорка (раньше её называли Прохоровской фабрикой) возобновила сейчас с Прохоровской розой. Но кто это понимает! Белые мужские рубашки и женские блузки по определению не могут быть выполнены из наших белых тканей: мерзкое переплетение, жуткие добавки, сероватый оттенок полотна. У нас еще существуют несколько гобеленовых фабрик, но это отчаянные попытки удержать бизнес. А вообще-то сейчас у нас текстильный рай. Любые расцветки, любые плетения, то есть, переплетения нитей, любые фактуры, на любой вкус, только все это, повторяю, не Россия. Ужасно обидно, Анатолий Иванович!».


Спасибо, Ольга Сокол, мне было очень приятно читать то, что вы написали, как всё, что пишется со знанием дела и неравнодушно. Понравились слова: «Ужасно обидно!». Люди чаще сердятся, гневаются, возмущаются, проклинают, так что иной раз просто ищешь того, кто не ярится, а просто скажет: «Как обидно!» или пусть и «Ужасно обидно!». Такому человеку больше веришь.



«Я гражданин России, но уже лет 10 живу в США. Российскую визу в американский паспорт мне не ставят, так как нет бумажки о выходе из российского гражданства, поскольку я, повторяю, остаюсь российским гражданином. В свою очередь, мой российский паспорт мне не обменивают, так как нет документа о "невыходе" из российского гражданства. Такую бумажку может выдать паспортный стол в России – при наличии паспорта.
Консульство России в Сан-Франциско взыскало с меня 150 или 200 долларов (не помню за давностью) на обмен паспорта и еще 100 – на запрос в
паспортный стол в России. Результат – ноль. После 8 месяцев ожидания мне в хамоватой форме посоветовали разбираться с моими паспортами по месту
жительства, для чего готовы выдать "справку о возвращении". Надо быть сумасшедшим, чтобы ехать в Россию с таким волчьим билетом. Выехать по нему из России, даже при наличии паспорта другой страны, невозможно. А ехать с билетом в один конец я не могу себе позволить. Мне надо лишь навестить больную мать. По логике же консульства, надо сначала взять с человека все деньги, проволочить дело с год, а потом отказать. Как может страна с системой прописки, с бухгалтерией двойных паспортов, страна, над которой реют гордыми соколами миллионы чиновников, стать уважаемой в мире? Ей надо найти незаселенную планету. С уважением Смирнов Игорь. Портланд, Орегон».


Россия всё выше поднимает голову, говорит Александр Исаевич Солженицын. Но почему-то по мере этого она всё хуже относится к своим людям. Странная картина. Странная, но привычная и понятная. От имени России голову поднимает чиновничество – и так высоко, что не замечет граждан, копошащихся где-то внизу, и не слышит, что говорит по этому поводу мир. Пусть говорит, пусть клевещут, гады!.. Гражданин для государства – обуза и враг. Так, собственно, было всегда. К лучшему чуть-чуть забрезжило при Ельцине, хотя зюгановцы тогда и называли российскую власть оккупационной. Судя по почте радио «Свобода», это слово больше подходит всё-таки к нынешним дням. Страсбургский суд завален жалобами из России едва ли не больше, чем когда-то жалобами советских людей был завален Центральный Комитет Коммунистической партии Советского Союза.



Ещё письмо из США: «Мне 47 лет, специалист по информационным
технологиям. Недавно я делал запрос в свой бывший университет, с тем, чтобы прочитать студентам курс и провести практикум, причем, бесплатно. Мне есть чем поделиться. За годы работы в Соединенных Штатах в голове кое-что накопилось. И я знаю, что в России есть потенциал для конкурентного участия в высокотехнологичной мировой экономике. Университет, вроде, не против. Но получается, что никому это не надо. Правительство России только трубит о желательности "возвращения соотечественников", а на практике – одни препоны. Мне от России ничего не требуется: ни жилья, ни подьемных – я сам готов поделиться. Но даже положенного мне по закону паспорта, за мои же деньги – мне не выдают!», - возмущается автор. Он столкнулся с той государственно-патриотической мстительностью, от которой многие достойнейшие русские люди страдали задолго до Путина и даже до Сталина. Такой мстительностью отличалось, например, царствование Николая Первого. Покинул Родину – пеняй на себя, сделаем так, что уже не вернёшься. Кроме мстительности, тут и расчёт. От тебя, конечно, может быть много пользы, а вреда – всё равно больше. Польза – для науки, техники, производства, а вред – о, вред неизмерим! Ты представляешь собою угрозу для устоев государства. Ты ведь вернёшься на родину не только со своими знаниями, открытиями, изобретениями, предпринимательскими способностями, а и со свободными мозгами. Принесёшь с собою чуждый нам образ мыслей, не наши манеры. Ты сам по себе – крамола, которую нужно держать подальше от границ государства.



«Здравствуйте, Анатолий Иванович. Слушаю вашу передачу. Вроде бы вы всё правильно говорите, ни под кого не подстраиваетесь, но почему не о самом главном? Самая главная тема – это оружие. Почему простой человек в России и Украине не имеет права купить пистолет? Что вы об этом думаете? А почему простой гражданин Соединённых Штатов Америки имеет право купить пистолет? Александр. Запорожье».


Не понимаю, Александр, почему вы считаете самым главным вопрос об оружии. Видимо, что-то с вами случилось, пришлось, может быть, отбиваться голыми руками или уносить ноги… Самый общий ответ на ваш вопрос, по-моему, такой: простой человек, в массе своей, не очень хочет иметь оружие. Даже деспотические режимы делают только то, в конечном счёте, что им позволяет население. Большинство американцев хотят, чтобы можно было носить оружие на законных основаниях – вот многие и носят. Это повелось давно, сейчас, правда, растёт число сторонников запрета. Полицейская статистика, кстати, говорит, что у человека со стволом значительно больше шансов пострадать, чем у безоружного. Объяснение простое: увидев пистолет в вашей руке, нападающий может выстрелить в вас из страха, хотя делать этого не собирался.


Пишет господин Гайдукевич из Бобруйска: «Уважаемая «Свобода»! Помогите мне получить разрешение на оказание народу бесплатных музыкальных услуг. Государство у нас такое, что даже бесплатно не дают работать. Полгода я был зарегистрирован как индивидуальный предприниматель: тамада и концертная деятельность. Но так как платить налога требовалось больше, чем я мог заработать, я решил играть на свадьбах бесплатно, чтобы иметь слушателя и нести хорошую музыку в массы. При советской власти я это делал за деньги, препятствий коммунисты не чинили, а теперь могут и посадить. Поэтому мне необходимо соответствующее разрешение Бобруйского горисполкома, о чём я послал туда заявление. Но оказалось, что это только время терять. Пришлось написать председателю правительства, и не один раз, а два раза. После этого внезапно получил ответ из горисполкома, в котором сказано, что выдача разрешения на оказание бесплатных музыкальных услуг законодательством не предусмотрена. Тогда я попросил выдать мне справку, что оказание бесплатных музыкальных услуг законодательством не запрещено. Мне сообщили, что и такую справку не могут выдать. Вот такое у нас государство для народа. Кто может, окажите мне помощь в получении справки для налоговых и милицейских органов (не правозащитных – право у нас никто не защищает, могут посадить, если выйдешь на площадь с плакатом: "Жыве Беларусь!" – это считается антиправительственным лозунгом; можно загреметь суток на 15, если будешь с сябрами размауляць у Минску на беларускай мове; в деревне и в районных центрах за это ещё не сажают, но дойдёт и до нас; но я все власти пережил, переживу и эту). Гайдукевич Владимир Максимович. Белорус. Ветеран труда».


Вот такой оптимист живёт в Бобруйске.



«Уважаемый Анатолий Иванович! Недавно сказали по телеку о новейшей политтехнологии или как её там. Короче, появился глава партии, но не член её. И тут у меня совсем съехало. До сих пор считалось: если голова есть, а члена нет – евнух! Как называть такую партию? Ох, думы мои, думы! Здоровья вам и слушателям. Сташевский Виктор Васильевич».


Скабрёзных писем я обычно не оглашаю, для этого слушателя сделал исключение – может быть, зря, но мне показалось, что как свидетельство определённых настроений в России его письмо представляет общественный интерес. Ребята, кажется, действительно зарапортовались: вождём партии объявлен деятель, не состоящий в ней. Мельчаете, друзья, мельчаете и мельтешите, не учитываете, что в России ещё очень много людей, которые вспомнят, что партия и Ленин были «близнецы-братья», как выразился крупнейший поэт советской эпохи, и он был прав, возражений не могло быть ни у своих, ни у чужих. А что прикажете провозглашать певцам путинской эпохи? «Партия и Путин – тётушка и племянник»?









XS
SM
MD
LG