Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Культы и культура». Ироничный подход


Б.З.Фаликов «Культы и культура. От Елены Блаватской до Рона Хаббарда»

Б.З.Фаликов «Культы и культура. От Елены Блаватской до Рона Хаббарда»

Монография Бориса Зиновьевича Фаликова посвящена новым религиозным культам «от Елены Блаватской до Рона Хаббарда». Мы уже обсуждали «Сектоведение» Александра Леонидовича Дворкина, в сущности, на ту же тему. Вроде бы, они с Фаликовым идейные оппоненты, но картины у них получаются похожие.


Герои новой книги — Георгий Гурджиев, Марина Цвигун, известная в народе как «Мария Дэви Христос Юсмалос»), «сибирская колдунья Анастасия», «архиепископ» Иоанн из «Богородичного Центра», Махариши — основоположник «трансцендентальной медитации». Рекламу можно встретить на московских заборах. И я бы не относился легкомысленно. Это серьезное предприятие. От него «широкой публике предлагается программа «Сидхи»… Обучает левитации» (201). Программа действует с 77 года. Интересно было бы знать, какие убытки понесли за это время авиакомпании.


А открывает парад светлый образ Елены Блаватской. «Эта поистине многогранная женщина не исключала для себя и иной карьеры — международной шпионки… В письме к начальнику Третьего отделения… она писала: «В эти 20 лет я хорошо ознакомилась со всей Западной Европой… со всеми выдающимися личностями политиков разных держав, как правительственной, таки крайне левой стороны…» (24) Комментарий Фаликова: «Оккультизм и шпионаж психологически близки друг другу — и тот и другой сулят тайное могущество». Но поскольку полицейское начальство услуги Блаватской оплачивать не пожелало, пришлось осчастливить человечество теософией.


Следующий персонаж — Николай Бердяев, запечатленный в период его увлечения антропософией. Это, если кто не в курсе, секта Рудольфа Штейнера, отпочковавшаяся от теософов. В книге приведены глубочайшие мысли Бердяева про «светлую магию», «опытное расширение сознания в сторону оккультизма» (59 — 62) и прочее. Эта глава монографии — она называется «Космический ветер» — чрезвычайно органично вписывается в общий контекст. Да, Бердяев с антропософами быстро поссорился, но это был конфликт между единомышленниками, между людьми, которые говорили на одном языке. Вот один из ключевых пунктов разногласия, цитирую по книге: «Антропософское ясновидение — это скорее пассивная подчиненность космическим силам, нежели мужественное и активное их познание, которое подменяется простым описанием оккультных пластов бытия. Не стал ли человек в антропософии в результате такой подмены "пассивным орудием космических сил"? "Книги Штейнера не дают разрешения этого недоумения», — вынужден констатировать Бердяев» (61). То есть антропософы действительно общаются с «космическими силами», но делают это неправильно. Бердяев их научит, как. А тем, естественно, обидно, они сами себе «ясновидцы» и «духоведы», и не для того размежевались с теософами, чтобы новое предприятие (процветающее до сих пор) отдать под чей-то посторонний контроль.


Работа Фаликова написана в свободной манере, с точки зрения композиции это не очень хорошо: некоторым сектам уделено много внимания, целая глава, а другим, ничуть не менее эффективным, пара абзацев. Но с другой стороны легкий и ироничный стиль — он больше соответствует предмету описания. Прямо на первой же странице читаем: «сайентологи «промыли мозги» очередной голливудской звезде — нашли что промывать» (11). Помните анекдот про стиральную машину, у которой из деталей при сборке все время получался пулемет? Рассказ о новых религиозных культах естественным образом складывается в плутовской роман. Материал самоорганизуется и сопротивляется попыткам исследователя привнести в него «тоталитарный» демонизм (как у Дворкина) или какую-то возвышенную духовность — как сказано в аннотации к книге Фаликова, «иногда им удавалось приоткрыть таинственную дверцу в неведомое». Конкретных примеров так и не приведено. Несмотря на это, автор «Культуры и культов» склонен заступаться за своих героев, например, запрет сайентологии в Германии, Франции и России он объясняет политическими причинами (169), ему не нравится сам термин «тоталитарная секта», и еще он воспроизводит красивый адвокатский ход американского коллеги Родни Старка. Старк в аудитории спрашивал: догадайтесь, о ком идет речь. И воспроизводил классический набор претензий, которые обычно предъявляют организаторам современных сект. «Требовал отречения от близких, пугал неминуемым концом света…» (12) и так далее. Вы уже, наверное, догадались. В эту характеристику идеально вписывается Иисус Христос. Прием красивый. Только он ничего не доказывает. Исторический Христос жил 2000 лет назад, и очень многое из того времени, будучи механически перенесено в ХХI век, вызывает уже совсем другую реакцию. Вообще мне кажется, что попытки основать новую религию по схеме, прямо заимствованной у древних пророков, заранее обращены в фарс. Они могут быть успешны как коммерческое предприятие, как способ самоутверждения в кругу экзальтированных почитателей, но не как настоящее религиозное движение, способное всерьез повлиять на историю. В этом смысле намного успешнее оказался коммунизм — а я согласен с автором книги, в том, что это учение быстро оторвалось от научной базы и во многих странах эволюционировало в направлении своеобразного неоязычества (134). Примерно то же происходит с либерализмом в новейшей редакции. Иррациональная, культовая составляющая разрастается буквально на глазах. И это перспективная тема для религиоведов.


А вообще-то легковерие людей, их готовность отказаться от своего главного эволюционного преимущества — разума — просто потрясают. Если бы птицы так легко теряли крылья, они бы давно вымери. Но какие могут быть претензии к малограмотным старушкам, которые отдают последние деньги «профессорам светлой магии» за «снятие порчи», если настоящие профессора используют свои академические регалии, чтобы насаждать в обществе самые темные суеверия? Позвольте, я процитирую: «духи — это некие сгустки некоторой конфигурации, образованные теми формами материи, которые нам неизвестны, которые воспринимают некую эманацию, издаваемую нами в процессе нашей жизнедеятельности, нашего мышления, как-то трансформируют ее. Эти сгустки обладают определенными личностными качествами» и так далее. Эта наукообразная «эманация» не из сектантской брошюры по «тайноведению», а из беседы с членом-корреспондентом Российской Академии наук. Опубликовано уже после того, как вышла в свет книга «Культы и культура». Так что show must go on, господа присяжные заседатели.


XS
SM
MD
LG