Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Минтимер Шаймиев призывает вернуться к выборности глав субъектов Федерации


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие обозреватель Радио Свобода в Москве Михаил Соколов.



Андрей Шарый: Президент Татарстана Минтимер Шаймиев предложил вернуться к практике прямых выборов руководителей российских регионов. Это заявление Шаймиева, сделанное им впервые на прошлой неделе, сегодня было опубликовано в российской прессе и вызывает довольно оживленные комментарии политических экспертов.


Демонстрация некоторой независимости от Кремля - это одна из основ политической стратегии Минтимера Шаймиева. О стратегии бессменного лидера самой влиятельной российской национальной автономии я беседовал с политическим обозревателем Радио Свобода Михаилом Соколовым.


В России такая политическая погода, что любое заявление крупного политика, так или иначе критикующего действия Кремля, выглядит, чуть ли не как оппозиция. Минтимер Шаймиев в оппозиции Кремлю?



Михаил Соколов: Безусловно, Шаймиев ни в какой не в оппозиции. Шаймиев, скорее, защищает свои собственные интересы, право на то, чтобы быть особенным руководителем специального региона; показать, что Россия на самом деле, несмотря на все вертикали, остается хоть и скрыто, но ассиметричной федерацией, где есть формальное равенство регионов, но на самом деле некоторые регионы - это, прежде всего, Татарстан, Башкортостан и Чечня, они равнее других, имеют большие права, возможности и так далее. И руководитель такого региона, отец-основатель партии "Единая Россия", защищает свои привилегии, возможности, чтобы его республика и его режим в этой республике оставался неизменным как можно дольше.



Андрей Шарый: От кого он защищает свои привилегии? Почему именно сейчас он взялся их защищать?



Михаил Соколов: Кто-то вбросил в целый ряд достаточно влиятельных газет вот это сообщение о возможности упразднения поста президента Татарстана. Этот кто-то оказался достаточно влиятельным для того, чтобы организовать такую яркую пиар-акцию и, безусловно, разозлить, спровоцировать Шаймиева. Тут, знаете ли, как кот при виде пса зашипел, вздыбил шерсть, чтобы показать, что он в боевой и спортивной форме, и его заявка на сохранение такого казанского ханства, она вполне серьезна. То есть это такой в то же время и зондаж. В конце концов, он же сказал, что на сегодняшний день порядок приведения к власти руководителей регионов нужен, даже сказал загадочную фразу, "как управлять этой страной, я не представляю". Видимо, он имел в виду, что, как управлять этой страной без возможности снимать руководителей регионов или как-то их переставлять.


Конечно, не так много губернаторов было сменено, они сменились в 31-м регионе, а в России больше 80 субъектов Федерации, а по утрате доверия ушли всего трое - Логинов, Коротков и Баринов, не самые, кстати говоря, заметные руководители и не самых крупных регионов.


В принципе, обратите внимание, еще на одну важную вещь. Ведь в области региональной политики у нового президента Медведева существует полный вакуум, он ничего еще не сказал вообще ни про назначение губернаторов, ни про какие-то реформы, ни про какие-то налоговые послабления для регионов, ни, наоборот, про какие-то ужесточения. То есть здесь в программе Медведева полная пустота. В этом смысле, возможно, это реакция на эту пустоту в том числе, попытка предложить что-то свое. Например, действительно отказаться от такого, во-первых, не работающего, а, во-вторых, не слишком конституционного законодательного требования о возможности президента распустить законодательное собрание региона. Это было бы какое-то такое послабление, оно было бы воспринято региональными элитами крайне положительно.



Андрей Шарый: У Шаймиева могут быть какие-то опасения за свое ближайшее политическое будущее? Может быть, есть какая-то группа интересов в Татарстане, которая настолько влиятельна в Кремле, что могла бы инициировать процесс смещения патриарха и хана со своего поста?



Михаил Соколов: Дедушка, бабай, как его называют, Минтимер Шаймиев сумел выдавить все "приятные" ему группы влияния из Татарстана, последним был мэр, теперь уже экс-мэр Набережных Челнов Рафгат Алтынбаев, который ныне занимает пост председателя комитета по делам Федерации и региональной политике Совета Федерации и представляет отнюдь не Татарстан. Вот этот влиятельный политик, близкий к Сергею Миронову, он, безусловно, в запасе, но он не настолько силен, чтобы организовать какое-то лоббистское давление в Кремле, если сам хозяин Кремля не проявит интерес к смене власти в Татарстане.


Что касается разговоров о том, что глава МВД Рашид Нургалиев мог бы занять пост президента Татарстана, очевидно, это было бы для него существенным понижением и концом федеральной политической карьеры.



Андрей Шарый: Возможна ли, на ваш взгляд, такая система организации государства Российского, при которой национальные регионы получали бы какую-то хотя бы частичную позитивную дискриминацию? Скажем, в национальных республиках избираемый глава этих республик, а в остальных, в русских, скажем так, областях и краях он назначается. Так может быть или нет?



Михаил Соколов: Без изменения Конституции, мне кажется, это абсолютно невозможно. Возможно другое послабление, но, опять же, в общем для всех регионов плане, это назначение главы региона, более четко прописанное, ясное в законодательстве федеральном по представлению, так скажем, парламентского большинства в законодательном собрании региона. То есть президент будет утверждать человека, который, собственно, будет выдвигаться парламентским большинством, или не утверждать, если он ему не подойдет и не понравится. В настоящий момент "Единая Россия" имеет большинство во всех законодательных собраниях. Кстати, такая бы процедура была бы, я думаю, в каком-то смысле интересна для премьер-министра Владимира Путина.



Андрей Шарый: Вы рискнете предсказать реакцию Москвы, если она вообще будет, на заявление Шаймиева?



Михаил Соколов: Реакция довольно мягкая, она неформально передается, собственно, из уст в уста, из администрации президента близким журналистам, что "Шаймиев говорил от своего имени, а мы думаем о своем и принципиально менять ничего не собираемся". Шаймиев и в глазах кремлевских чиновников достаточно самостоятельный политик, которому разрешается периодически отклоняться от генеральной линии, что не меняет принципиально кремлевский политический курс.


XS
SM
MD
LG