Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Нью-Йорке прошла презентация первой части 12-серийного фильма «Третья мировая война»


Программу ведет Евгения Назарец. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Юрий Жигалкин.



Евгения Назарец : В понедельник в библиотеке штаб-квартиры ООН в Нью-Йорке прошла презентация первой части 12-серийного фильма «Третья мировая война». Фильм посвящен проблеме глобального терроризма, и снят российским режиссером Владимиром Синельниковым. Первая серия включает новеллы, посвященные террористическим атакам 11 сентября и трагедии в Беслане. Наш нью-йоркский корреспондент Юрий Жигалкин побывал на премьере и поговорил с создателем фильма.



Юрий Жигалкин: Ради чего Вы сделали этот фильм? В чем Ваша сверхзадача?



Владимир Синельников: У меня сложилось впечатление, что человечество в массах подвержено амнезии. Мы все забыли. Мы с вами в Нью-Йорке сидим. Зал неполон. Из тех людей, у кого погибли людей в "близнецах", сидит одна женщина - та, которая снята в этом фильме. На следующий день после взрыва в дискотеке, остальные были полны. Человечество, к сожалению, именно человечество, а не каждый людей, не понимает, что происходит. Мы хотим показать то, что даст возможность людям задуматься.



Юрий Жигалкин: Известно, что про эти события снято неисчислимое количество фильмов, произнесено неисчислимое количество слов. Какие новые слова Вы хотите произнести?



Владимир Синельников: Я хочу не произнести их, я их хочу услышать. Я хочу их услышать! Я услышал, скажем, от премьер-министра Малайзии (это неважно, что он премьер-министр), но его слышат по должности, по статусу. Он сказал, что моя миссия - говорить со своим народом, со своими единоверцами и объяснить им, что война с террором - это война не с исламом, и объяснить им, что если мы сейчас не попробуем сменить конфликт цивилизаций диалогом цивилизаций, мир погибнет. И так может случиться.



Юрий Жигалкин: В своем фильме Вы касаетесь трех заметных событий. Что Вас трогало именно в этих конкретных случаях? Почему Вы их выбрали?



Владимир Синельников: Градус человеческого горя, формы проявления человеческого горе не снились никакому Шекспиру! В последней новелле, в которой молодой человек, чуть больше 40 лет, скорбит о своей дочери тем, что пытается танцевать, ходить на танцевальные фестивали. Это абсолютно шекспировская трагедия. Не драма - трагедия! Я хочу, чтобы прозвучал, ну, не колокол, я хочу, чтобы прозвучал колокольчик для каждого из нас. Потому что я абсолютно уверен, что доводы сегодня не помогут. Миф можно выбить только мифом. Я думаю, что миф о возможности выжить... Для меня это пока миф.



Юрий Жигалкин: Я обратил внимание, что, открывая фильм, Вы представляете ряд довольно известных лиц, которые выступают в Вашем фильме. Вам легко удалось добиться их согласия на разговор с Вами?



Владимир Синельников: Вы увидели там профессора Калифорнийского университета колумбийскую даму. Вот это открытие для фильма. Потому что она написала книгу, в которой назвала счета в самых крупных цивилизованных банках Европы и Америки, счета, с которых "грели" "Аль-Каиду", счета определенных организаций не только арабских. Ее предупредили - не выпускай эту книгу. Я знаю, как с ней складывался разговор. Она опубликовала эту книгу. Ее отравили в Лондоне в самом крупном мировом банке. Она летела через океан домой в сухом льду, который догадались какие-то врачи-пассажиры ее завернуть. Она год была в реанимации. Мы ее сняли сразу же, как только она вышла оттуда. Вот я хочу, чтобы люди услышали этих людей. Для меня беседа с Ирэн Фельд не разоблачение. Для меня это поступок человека, который готов был пожертвовать своей жизнью, и пожертвовала ею. Может быть, что-то в ком-то проснется, может, кто-то о чем-то задумается точно так же, как женщина, которая сейчас выступает с экранов в первой картине, у которой погиб сын.



XS
SM
MD
LG