Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Евросоюзе обсудили судьбу Лиссабонского договора


Программу ведет Александр Гостев. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Юрий Векслер, Кирилл Кобрин.



Александр Гостев: Министры иностранных дел стран Евросоюза обсудили в Люксембурге судьбу Лиссабонского договора, отвергнутого на прошлой неделе на референдуме в Ирландии. Глава МИД Германии Франк-Вальтер Штайнмайер по итогам встречи заявил, что Евросоюз будет стремиться найти выход из сложившейся ситуации вместе с Ирландией, однако поиск решения потребует времени. Это была плановая встреча, предшествующая летнему саммиту ЕС, запланированному на 18-20 июня в Брюсселе.



Юрий Векслер: Участники встречи в Люксембурге не спешили с выработкой конкретных рекомендаций. Дискуссия, однако, состоялась, ее прокомментировал министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер.



Франк-Вальтер Штайнмайер: Идеи некоторых выступавших, рекомендовавших возвращение к Европе двух скоростей и наделение вновь стран-основателей Евросоюза особыми правами, были большинством выступавших категорически отвергнуты.



Юрий Векслер: Премьер-министр Люксембурга Жан-Клод Юнкер в сегодняшнем интервью немецкой версии газеты Financial Times предупредил крупные страны от оказания чрезмерного давления на Ирландию и от попыток изолировать ее. Жан-Клод Юнкер заявил: "Я обеспокоен тем, что, прежде всего крупные страны-члены ЕС продемонстрировали в эти дни отсутствие чувствительности и такта по отношению к Ирландии. Мы не преодолеем кризис, если будем отчитывать Ирландию и загонять ее в угол. Если бы мы изолировали Ирландию, то это было бы роковой ошибкой. Это высокомерие - говорить, что голосование в Ирландии не играет особой роли, так как страна слишком мала".


Видимо, Жан-Клод Юнкер говорил о министрах иностранных дел некоторых конкретных стран, не уточняя, каких. И далее, подчеркнув, что он не без оснований считает себя специалистом по малым европейским странам, Жан-Клод Юнкер сказал от имени всех братьев меньших: "Нам не нравится, когда большие учат нас жить. Страны ЕС должны все вместе найти выход из возникшего кризиса".


Жан-Клод Юнкер сказал также, что следует примириться с тем, что Лиссабонский договор не вступит, как было запланировано, 1 января 2009 года в силу, и что к началу будущего года у ЕС не появится, таким образом, ни президента Совета Европы с полномочиями на два с половиной года, ни новых полномочных представителей ЕС по вопросам внешней политики и безопасности, как не появится и новой общеевропейской дипломатической службы.


Более оптимистичен президент Европарламента Ханс-Герт Поттеринг, который не оставляет надежду, что Лиссабонский договор будет полностью ратифицирован и вступит в силу еще до общеевропейских выборов в 2009 году. Поттеринг в интервью ганноверской газете Neuer press заявил, что Европарламент сделает все, что в его силах, в деле преодоления возникшего кризиса.


Гюнтер Ферхойген, комиссар ЕС, курирующий вопросы индустриального развития, также выступает за скорейший анализ, но категорически отвергает вариант предоставления особых прав Ирландии и выступает против дополнительных переговоров с ней на подобные темы. "Ирландцы, - заявил Ферхойген в интервью газете Bild , - воспользовались своим демократическим правом и сказали, нет. Но в ЕС не может быть такого, что все живут по одним общим правилам, а одна страна имеет какие-то особые права".


По мнению большинства европейских комментаторов, остается неясным, на каком пути странами-членами Евросоюза будет найден выход из кризиса по ратификации Лиссабонского договора после того, как в Ирландии на референдуме он был отвергнут.



Александр Гостев: Напомню, для того, чтобы Лиссабонский договор вступил в силу, необходимо согласие всех государств ЕС. Ратифицировали его уже 18 из 27 стран, но этого недостаточно.


О сложившейся ситуации и тупике, в который попало руководство Евросоюза, я побеседовал со своим коллегой, историком Кириллом Кобриным.



Кирилл Кобрин: Руководство Европейского союза и руководство Ирландии (я чуть-чуть попозже буду об этом говорить) оказались в крайне тяжелой ситуации. Позволю себе напомнить, что Лиссабонский договор был заменой неудавшегося Ниццкого договора, который должен был быть принят на референдумах в начале 2000-х годов различных европейских стран и который, говоря попросту, прокатили во Франции и в Голландии. Еще одна история с Ниццким договором, предшественником Лиссабонского, произошла в Ирландии, когда ирландцы на первом референдуме проголосовали против него. И затем был изобретен второй референдум и на нем ирландцы проголосовали за. Но, тем не менее, все равно этот договор не был принят, он был отставлен. Был разработан очень долго, с очень большими трудностями второй вариант этого документа, так называемый Лиссабонский договор. Руководство Евросоюза договорилось, что этот, как раз Лиссабонский договор уже будут принимать, ратифицировать парламенты стран Евросоюза, но здесь уже заупрямились опять ирландцы и заявили, что они не могут договоры, которые касаются дел, имеющих отношение к внутренней политике, очень важных, принимать путем ратификации в парламенте. Поэтому они настояли на том, что будет референдум.


Вот этот референдум состоялся и теперь ситуация следующая. С одной стороны, формально на Лиссабонском договоре можно ставить крест, потому что, как известно, только при единодушии всех участников Европейского союза этот документ может быть принят. С другой стороны, что делать дальше? Никакого нового документа нет, разрабатывать его дальше еще остается не так много времени, очень много проблем у Европейского союза, особенно связанных с расширением этой организации. И вот эта ситуация крайне неприятная. В Люксембурге состоялось как раз это совещание министров иностранных дел, и общее настроение с некоторыми особыми мнениями было такое: руководство Европейского союза, судя по всему, хочет надавить на ирландцев, чтобы каким-то образом что-то с этим сделать. И вот в этой ситуации ирландское руководство оказывается в очень двусмысленной ситуации.


С одной стороны, ирландские руководители и премьер-министр, или как по-ирландски эта должность называется "таюсах" (начальник государства), Брайан Коэн, они все предыдущие месяцы агитировали население Ирландской Республики, чтобы оно голосовало за договор. Они сторонники этого договора. Но теперь, когда воля народа высказана, они, будучи демократически избранными руководителями государства, они не могут вот так ее как бы отставить в сторону. Поэтому, скажем, министр иностранных дел Ирландии Майкл Мартин сказал, что вообще еще слишком рано говорить о том, что какой-то выход из этой ситуации может быть найден. То же самое примерно говорит и Брайан Коэн. Так что на самом деле ситуация действительно крайне сложная и руководителям Ирландии и Европейского союза, конечно, не позавидуешь.



XS
SM
MD
LG