Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Евросражение за Ирландию: «Нам не нравится, когда большие учат нас жить»


"Vote No" - как и написано на асфальте, Ирландия отвергла Лиссабонский договор

"Vote No" - как и написано на асфальте, Ирландия отвергла Лиссабонский договор



После того как Ирландия отвергла вторую реформированную версию европейской конституции, так называемый Лиссабонский договор, министры иностранных дел 27 стран-членов Евросоюза встретились в понедельник в Люксембурге для поисков выхода из возникшего кризиса. Однако поиски эти будут продолжены уже на саммите 19-20 июня в Брюсселе.


Ирландия стала единственным государством ЕС, где судьба договора решалась на референдуме, в других 26 странах ЕС предусмотрена ратификация в парламентах. Поэтому дискуссия в основном проходила по вопросу, следует ли продолжить ратификацию, которая во многих странах была уже успешно проведена. Против этого говорит только то, что по самому договору он будет считаться принятым только после ратификации всеми странами-членами ЕС. Тем не менее, большинство стран ЕС склоняется к продолжению ратификации.


Участники встречи в Люксембурге не спешили с выработкой конкретных рекомендаций. Вот как прокомментировал состоявшуюся дискуссию министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер: «Я назову только один конкретный результат. Идеи некоторых выступавших, рекомендовавших возвращение к “Европе двух скоростей” и наделение стран-основателей Евросоюза особыми правами, были большинством выступавших категорически отвергнуты».


Премьер-министр Люксембурга Жан-Клод Юнкер в интервью немецкой версии газеты Financial Times предупредил крупные страны от оказания чрезмерного давления на Ирландию и от попыток изолировать ее. Юнкер заявил: «Я обеспокоен тем, что, прежде всего крупные страны-члены ЕС продемонстрировали в эти дни отсутствие чувствительности и такта по отношению к Ирландии. Мы не преодолеем кризис, если будем отчитывать Ирландию и загонять ее в угол. Если бы мы изолировали Ирландию, то это было бы роковой ошибкой. Это высокомерие - говорить, что голосование в Ирландии не играет особой роли, так как страна слишком мала».


Люксембургский премьер говорил о министрах иностранных дел некоторых конкретных стран, не уточняя, каких. Подчеркнув, что он не без оснований считает себя специалистом по малым европейским странам, Юнкер сказал от имени всех "братьев меньших": «Нам не нравится, когда большие учат нас жить. Страны ЕС должны все вместе и вместе с Ирландией найти выход из возникшего кризиса».


Он сказал также, что следует примириться с тем, что Лиссабонский договор не вступит в силу, как было запланировано, 1 января 2009 года. К началу будущего года у ЕС не появится, таким образом, ни президента Совета Европы с полномочиями на два с половиной года, ни новых полномочных представителей ЕС по вопросам внешней политики и безопасности, как не появится и общеевропейской дипломатической службы.


Гюнтер Ферхойген, комиссар ЕС, курирующий вопросы индустриального развития, категорически отвергает вариант предоставления особых прав Ирландии и выступает против дополнительных переговоров с ней на подобные темы. «Ирландцы, - заявил Ферхойген в интервью газете Bild , - воспользовались своим демократическим правом и сказали "нет". Но в ЕС не может быть такого, что все живут по одним общим правилам, а одна страна имеет какие-то особые права».


По мнению большинства европейских комментаторов, остается неясным, на каком пути странами-членами Евросоюза будет найден выход из кризиса по ратификации Лиссабонского договора после того, как в Ирландии на референдуме он был отвергнут.


Как так случилось, что Ирландия, страна, которая объективно выиграла в среднем больше других членов от пребывания в Европейском союзе, от инвестиций ЕС, проголосовала против? Рассказывает обозреватель Радио Свобода Кирилл Кобрин:


- Есть три возможных ответа. Первый - видимо, агитация была не так хороша, как должна была быть. Отрицательный результат в отношении Лиссабонского договора стал результатом крайне низкой явки избирателей. Это значит, что пришли голосовать только те, которые хотели сказать «нет». Те, кто хотел сказать «да», те, кто поддерживает договор, те, кто выиграл от участия Ирландии в ЕС и от его расширения - они просто очень пассивно к этому отнеслись. И вот на них должна была работать эта кампания на самом деле. Если вспомнить российские выборы 90-х годов, начала 2000-х годов, там была та же самая ситуация: люди, которые выигрывали от рыночных реформ, они обычно не ходили голосовать, потому что думают, что и так все хорошо, а те, кто против - ходят и голосуют.


Второе обстоятельство заключается в том, что у Ирландии (а это католическая, очень сильно католическая страна) есть несколько пунктов, в которых она расходится с Европейским союзом. В Ирландии запрещены аборты. Большинство населения, которое строго придерживается католической веры, боится, что правила Европейского союза распространятся и на те вещи, где ирландцы считают себя вправе самим диктовать правила.


- Испания, Португалия, Италия, Франция - это тоже католические страны, однако в каждой из них отношение к Конституции Европейского союза разное. Наверное, есть еще и какие-то другие причины?


- Во-первых, для ирландцев католицизм значит независимость от протестантской Англии. Это надо помнить и к этому надо соответствующим образом относиться. Что касается Франции, как известно, Франция проголосовала против Ниццкого договора. Так что здесь это сравнение тоже не совсем работает. Но есть еще третье обстоятельство. Оно не национальное, оно как бы универсальное, имеет отношение к универсальным демократическим принципам. Мы видим, что здесь сталкиваются два принципа - это так называемая непрямая демократия, когда граждане государства избирают своих представителей в парламент, и есть так называемая прямая демократия, когда сами избиратели высказываются по каким-то вопросам. Так вот на уровне вот этой первой демократии, как бы представительной, все страны Европейского союза за Лиссабонский договор. А вот на уровне прямой демократии, как выясняется, уже довольно много лет население стран Европейского союза против этого договора. А это значит, что здесь что-то неладно и в самом механизме, в самом устройстве этого процесса.


- Можно ли теперь говорить о том, что настроения элит Европейского союза и настроения простых жителей стран, входящих в ЕС, все больше и больше расходятся?


- Дело в том, что отношение обычных людей к тем или иным большим государственным делам во многом зависит не только оттого, какую непосредственную выгоду или вред они имеют от этих дел и от их хода, но еще и оттого, каково настроение прессы, каково общее общественное мнение. Европейский союз, который является очевидным благом для жителей Европы, в некоторых своих проявлениях раздражает. Это новый слой бюрократии, это регулирующие правила в тех местах и в тех отраслях жизни, в которых раньше правил не существовало. Но здесь есть и внутриполитическая проблема, потому что, говоря «нет», избиратель говорит «нет» прежде всего своему собственному правительству, которое так активно призывает его голосовать «за».


XS
SM
MD
LG