Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Особенности старого мозга. Гость «Американского Часа» - Шелли Карсон, сотрудница кафедры психологии Гарвардского университета.




Александр Генис: В американском супермаркете, особенно летом, перед покупателем обычно стоит выбор - к какому кассиру встать в очередь? К молодому, который подрабатывает на каникулах, или к старому, который подрабатывает к пенсии. Поскольку я, по старой памяти, ненавижу любые очереди, то обычно я склоняюсь ко второму варианту. Пожилые работают медленнее, зато они делают меньше ошибок, в результате обмен товара на деньги происходит быстрее и надежнее.


Сперва я не придавал значения таким случайным наблюдениям, но недавно выяснилось, что они имеют под собой и статистические и научные, психологические обоснования. Дело в том, что сейчас в массовом порядке выходят на пенсию представители самого многолюдного в американской истории поколения «бэбибумерс». Тут-то и выяснилось, что найти им смену труднее, чем казалось. Потому такие крупные компании, как, скажем, гигантская торговая сеть «Уолл-март», заманивает обратно на работу пенсионеров, предлагая даже рядовым сотрудникам, тем же кассирам, укороченную неделю и рабочие места во Флориде.


Заинтересовавшись этим фактом, за дело взялась наука, которая решила разобраться, что происходит с нашим стареющим мозгом – чем он хуже, и чем, что гораздо интереснее, лучше молодого мозга. Сегодня в гостях «Американского часа» - один из авторов такого исследования Шелли Карсон. Вопросы сотруднице кафедры психологии Гарвардского университета задает корреспондент «Американского часа» Ирина Савинова.



Ирина Савинова: Принято считать, что с годами мозг начинает работать хуже. Исследование, проведенное в университете Гарвард, показало, что мозг пожилых людей впитывает большее количество информации, чем мозг молодых людей; делает это медленнее из-за расширения фокуса внимания, но надежнее, связывая ее по ходу запоминания с другими явлениями и классифицируя ее в мозгу в связи с последними. Можно ли считать это мудростью, которая, как всегда верили, приходит с годами?



Шелли Карсон: Начну с определения, что такое мудрость. Одно из запомнившихся мне определений: мудрость – это способность воспринимать все шире и глубже. Можно сказать по-другому: мудрость – это умение использовать собранный за долгие годы жизненный опыт. Если накопленная информация – знания, а мудрость – умение организовать эти знания и использовать их, то конечно старость связана с мудростью. Но с годами далеко не всегда приходит мудрость: она присуща только стареющему не патологическим, вследствие болезней, а естественным путем мозгу.



Ирина Савинова: 13 процентов американцев в возрасте от 65 лет страдают от болезни Альцгеймера, но, тем не менее, ваши исследования показывают, что старики обладают определенным преимуществом перед молодыми людьми. В каких профессиях это заметно?



Шелли Карсон: Разумеется, в полагающихся на использование накопленного опыта и знаний профессиях, предпочтение будет отдано пожилым людям. В числе таких профессий - адвокатская и судейская, то есть, те, где не требуется техническое образование. В последние десятилетия стало заметно, как президентами крупных компаний, профессорами, комментаторами новостей все чаще становятся молодые люди. Это происходит, возможно, из-за того, что наше общество отдает предпочтение молодо выглядящим людям и потому, что технологическое развитие нашего общества требует знаний, накопление и быстрая переработка которых успешнее производится молодыми людьми.



Ирина Савинова: Посмотрим на мир политики. Молодой и пожилой президент страны... У кого какие преимущества?



Шелли Карсон: Я считаю, что, прежде всего, мозг пожилого человека менее импульсивен, и это преимущество солидного по возрасту президента, такого, как бывший президент Рейган или кандидат в президенты от партии республиканцев Маккейн. Также пожилых людей, политиков в том числе, меньше заботит, что о них думают другие. И, конечно, не надо забывать об умудренности жизненным опытом. Все это вместе взятое говорит, что предпочтительней иметь пожилого президента. Молодой же президент будет скорее склонен вносить изменения в принятый порядок вещей и дел, он будет спонтанен в вынесении и принятии решений. Но мудрости ему взять неоткуда. Но тут я не хотела бы приводить в качестве примера участников проходящей сейчас предвыборной президентской кампании.



Ирина Савинова: А в чем проявляются недостатки пожилого президента?



Шелли Карсон: Я могу назвать скорость переработки информации: она действительно замедляется с возрастом, это заметно на примере одного пожилого кандидата. Но разница скорее между разными людьми, чем между разными возрастными группами. Другой аспект: пожилые люди функционируют продуктивнее в более ранние часы суток, чем молодые люди. В случае президента Рейгана в штате Белого дома были вынуждены принять во внимание время суток, когда он работал наиболее оптимально, и изменили свое расписание.



Ирина Савинова: Творчество и возраст: в какой период жизни люди творят наиболее продуктивно?



Шелли Карсон: Это зависит от того, каким видом творчества занят человек. Типичными примерами являются изобразительное искусство, музыка, литература и наука. Заслуженный профессор отделения психологии университета штата Калифорния в Дейвисе Дин Кит Саймонтон провел важнейшее исследование творческого процесса на протяжении жизни человека. Он обнаружил, что человек достигает пика в творческой деятельности в разный для каждого вида творчества период. Физик-теоретик, как правило, достигает вершины своего творческого потенциала в молодом возрасте. Примерами могут служить Эйнштейн и гений-математик Джон Форбс Нэш, ставший героем книги и фильма "Игры разума". Композиторы, художники и писатели успешнее творят в более поздний период своей жизни. Но творческий потенциал распространяется по всей длине жизни. Накопленный же опыт, повторю, способствует не всякому творческому процессу.



Ирина Савинова: Где и как обществу лучше использовать стариков?



Шелли Карсон: Пожилые люди с их накопленными знаниями и опытом становятся прекрасными консультантами практически во всех родах деятельности человека, где не требуется базы технических знаний. Другое поле деятельности, где нам просто необходимо использовать пожилых людей – это преподавание. В Америке ширится движение среди пожилых людей, безвозмездно предлагающих свой опыт – они становятся наставниками в учебных заведениях. Но я считаю, что наряду с волонтерской – благотворительной - деятельностью нужно предлагать ушедшим на пенсию пожилым людям и платные должности.



Ирина Савинова: Шелли, о какой старости для себя вы мечтаете?



Шелли Карсон: Для самой себя и для слушателей вашей программы я желаю старости без болезней. Сама же я хотела бы все время продолжать учиться. Я веду дневник, куда записываю, что нового я узнала за каждый день. Не просто новую информацию, а как она изменяет мое понимание устройства мира. Я хочу внести последнюю запись в день моей смерти. Состарившись, я хочу ездить по миру, быть ментально и профессионально активной, взять уроки игры на пианино, подняться на Мачу-Пичу, рисовать акварелью. В пожилом возрасте у нас появляется свободное время, ненадолго, но все же, мы можем сделать то, что не успели сделать в молодости, когда торопились выполнять срочные дела. У нас появится время подумать о том, как приобретенные знания объясняют смысл жизни.



Ирина Савинова: Что можно сделать, чтобы наш мозг не слабел со старостью?



Шелли Карсон: Разные исследования предлагают разные способы поддержания живости ума. Самый популярный – постоянное получение знаний. Я с радостью отмечаю, что возможностей продолжить образование в пожилом возрасте становится все больше. Выйдя на пенсию, многие начинают брать какие-нибудь уроки: рисования, языка, стрельбы из лука, философии. Но самое главное – это оставаться активными физически. Занимаясь аэробикой, например, мы питаем мозг кислородом, поддерживаем поставки ему нейрохимикатов. Правильное питание и отдых как минимум восемь часов в день – две следующие важные составляющие поддержания жизнедеятельности клеток мозга и системы нашей памяти.



XS
SM
MD
LG