Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

История Башкирии в условиях соединения «байского капитализма» и Интернета.




Владимир Тольц: Сегодня речь пойдет об «исторических», так сказать, битвах, разворачивающихся сейчас в Башкирии. Исторических не в том смысле, что они имеют или будут иметь какое-то эпохальное значение для истории Башкортостана. Просто прошлое, а точнее, рассуждения о нем, в них используются как повод для современных политических разборок и косвенно служат даже предметом судебных разбирательств. В условиях региона, политическая, экономическая и культурная жизнь которого контролируется олигархическим кланом, чья власть, как и оппозиционные ей силы, причудливо инкрустирована мозаикой националистических и коммунистических вкраплений, национальное и региональное прошлое и его интерпретации используются в качестве архимедова рычага в борьбе за эту самую власть и в качестве ее оборонительного оружия с особой силой и страстью. За примерами, иллюстрирующими это, далеко ходить не понадобится.



В Башкирии продолжается серия оперативных и судебных мероприятий, мотивированных устранением нарушений федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности». И совсем недавно, 5 июня состоялось заседание Кармаскалинского районного суда по иску о признании экстремистской брошюры «Воины против ублюдков». Вот с этой-то судебной истории мы и начнем сегодняшнее повествование.



На обложке брошюры, воспроизведение которой можно найти в Интернете помимо названия стоит имя: Айрат Дильмухаметов. Это известный в Башкирии публицист, о котором в разных публикациях прошлых лет сообщалось, что он – «один из лидеров башкирской оппозиции», «лидер народного фронта Башкирии», «лидер башкирского отделения Народно-демократического союза (НДС)» - один из организаторов антирахимовской акции башкирской оппозиции на Лубянке в 2007 году, и сын секретаря Башкирского обкома КПСС по идеологии.



Отмечу попутно, что генетическая связь с обкомовской или цековской культурой бывших «братских республик» - характерная черта как ныне правящих там кланов, так и многих тамошних оппозиционеров. В новых поколениях тех и других эта особенность часто сочетается с агравированной антирусскостью и знанием английского. Показательно, к примеру, что в той же Башкирии у представителей этих групп вот уже лет 10 весьма популярно псевдонаучное сочинение некоего Салавата Галлямова «Великий Хау Бен», «доказывающего» доисторическую древность башкир (автор именует их «башкордами»), генетическую связь «башкордов» с древним Шумером и скандинавами, а также единство «исторических корней» башкирского и английского языка и мифологии. (Башкиры, разумеется, древнее англичан!) Ну а про русских приведу лишь одну цитату из сочинения Салавата Галлямова: «Своей собственной мифологии у русского народа не было и не могло быть никогда!» - Ну, все понятно?


Вернемся, однако, к решению Кармаскалинского суда о признании экстремистской брошюры, подписанной именем Айрата Дильмухаметова. Оно имеет длинную предысторию. Если раскручивать ее с этого конца, следует сразу отметить, что сам Дильмухаметов отказался отвечать на вопросы об авторстве приписываемого ему сочинения, сославшись на 51 статью Конституции России, позволяющую не давать показаний против себя и своих родственников. А суд, признавший брошюру «Воины против ублюдков» экстремистской литературой, констатировал, что причастность Айрата Дильмухаметова к данному делу установить не удалось. Об этом суде сам Дильмухаметов рассказывает так:



Айрат Дильмухаметов: Я на этот суд приехал, заявил подряд четыре ходатайства, причем все четыре, с точки зрения закконости и процессуальный норм, они были на 200% убойные, но судья Фаршатова ничего не видела, ничего не слышала. В конце концов, она меня удалили из зала заседаний, мотивируя это тем, что на досудебном разбирательстве не установлено, являюсь ли автором этой книги или не являюсь. А, следовательно, раз не являюсь, то я не могу и присутствовать на суде. И вынесла решение об удовлетворении иска прокуратуры.



Владимир Тольц: Беседующий по моей просьбе с Айратом Дильмухаметовым мой коллега, башкирский общественный деятель Карим Яушев спрашивает у него:



Карим Яушев: Возникает вопрос, чем мотивированно это дело? Ведь эта брошюра издана была год назад? И за это время никто за него не брался?



Айрат Дильмухаметов: Я попытаюсь объяснить, брались. Вы совершенно верно сказали, она вышла более года назад, и сразу же, как она вышла, были заявления в прокуратуру о признании экстремистской. Прокуратура изучала месяца полтора, вроде бы ничего не нашла. Потом заявители обращались в следующие инстанции. Пока в октябре не отмечался "юбилей манкуртов" в Уфе, так называемое, "добровольное восхождение" башкир куда-то, произошло следующее: на даче, которая считается моей, были обнаружены пятеро молодых людей, приехавшие из Москвы, дабы посмотреть воочию вот этот "юбилей". Они были задержаны работниками ПЦО и МВД республики Башкортостан. Поговаривают, что это были национал-большевики. Но, по-моему, никаких данных и сведений у следствия, подтверждающих или опровергающих этот факт нет. Все они были задержаны, дабы своим присутствием они не портили пребывание в столице Уфе господина Путина. (Видимо, господин Путин не хотел видеться в Уфе со своими земляками из Москвы). Все они были задержаны, потом МВД республики преподнесло, что оно предотвратило мощную экстремистскую провокацию в отношении главы Российского государства, и на даче были обнаружены более 2000 экземпляров этих книг. И вот они были изъяты.



Владимир Тольц: Отвечая на вопрос Карима Яушева, как он оценивает подписанное его именем сочинение, Айрат Дильмухаметов говорит:



Айрат Дильмухаметов: На мой взгляд, эта книга – явление в культурной и духовной жизни не только республики Башкортостан, но и вообще ее значение - в рамках Российской Федерации, может быть выходящее за рамки Российской Федерации... Проблема в том, что широкий читатель, к сожалению, не знает. Ценность в том, что, на мой взгляд, это первая попытка взгляда пронизывающего, рассекающего историю русского, башкирского и других народов. Ответить на вопросы – кто есть кто? кто за что воевал? кто кого представлял? какие цели? какие интересы тот или иной народ исповедовал? прекратились ли причины вот этого противостояния, в чем суть этого противостояния? Здесь не только экономический, социальный, еще какой-то анализ. Автор отталкивается от фундаментальных, божественных вещей. И это очень неприятно для многих. Во-первых, автор предлагает пересмотреть в целом взгляд на русскую историю. Он утверждает, что она мифологизирована. И российская история, российская наука является частью идеологической войны, которая ведется на протяжении последних нескольких столетий. Автор утверждает, что миссия России вовсе не в том, чтобы облагородить все народы, что она несет не свободу и справедливость, а она несет закрепощение и рабство. И, просматривая эту историю русско-башкирских отношений, автор говорит о том, что, во-первых, не все благополучно в самом «святом королевстве» русском было, что раз в столетие империю сотрясали мощные гражданские войны. Это и Первая русская гражданская война начала 17 века, и Вторая русская гражданская война Емельяна Пугачева, и Третья русская гражданская война уже 1918-20-х годов. А внутри вот этого противостояния русско-башкирского были еще и шесть русско-башкирских войн. То есть не башкирские бунты и восстания, а именно войны, когда имелась четкая цель, имелся противостоящий народ, командный состав, армия и четкая идеология. И вот через призму этих исторических отношений автор приходит к выводам современности, изменилась ли Россия сегодня или она по-прежнему, та же самая тюрьма народов. И он ставит вопрос: а что делать с этой тюрьмой, бежать поодиночке или всем зэкам захватить, наконец, эту зону, вздернуть вертухаев и, наконец, сделать эту зону свободной?..



Владимир Тольц: Ну, становится более или менее ясным, какие рассуждения автора брошюры «Воины против ублюдков» признаны судом экстремизмом. Но господин Дильмухаметов тут особой беды не видит:



Айрат Дильмухаметов: Слово «экстремизм» - это путинский новояз. На самом деле, я не скрою, я горжусь этими титулами.



Карим Яушев: Которые вам приписывают?



Айрат Дильмухаметов: Да, которые мне приписывает власть, что я экстремист. У меня два уголовных процесса по экстремизму, сейчас уже третий – это все равно, что орден на грудь. Это признание государством российским моих заслуг перед моим народом.



Владимир Тольц: По поводу «орденов» за заслуги перед народом Айрату Дильмухаметову, по-моему, обольщаться не стоит: сколько этих самых орденов и премий разного рода – от Сталинской вплоть до «высшей меры» - роздано было государством историкам (в том числе и историкам Башкирии). А проку–то? Большинство документов по истории башкир и их отношений с центральной российской властью в конце 16 и начале 17 века остается непрочитанным. В толковании эпизодов прошлого автор признанной ныне экстремистской брошюры, по словам Дильмухаметова, «отталкивается от божественных вещей», но чтобы понимать прошлое, отталкиваться мало, надо его – прошлое - знать. А чтобы узнать, надо прочесть. А не прочтено оно потому, что нынешние его толкователи просто не знают ни тюрки, ни русской скорописи того времени! В общем, учите матчасть! Правда, для использования истории в качестве политического оружия это необязательно…


Брошюру, приписываемую Айрату Дильмухаметову, изъяли у него в октябре 2007-го. А за полгода до этого главы из нее были опубликованы на сайте ufagub.com («Уфа Губернская»), созданном, - как я прочел в одном из постановлений об обыске (а их по уголовному делу об «экстремизме» проведено уже немало), - созданном «в декабре 2006 г. Швецовым Н.А.» В предисловии к этой публикации сказано:



В распоряжении редакции «Уфагуб» оказалась книга известного общественного деятеля Айрата Дильмухаметова. Она весьма оригинальна. Мы не совсем согласны с автором, но полагаем, что в условиях информационно-политического вакуума книга может быть интересна нашим читателям.



Владимир Тольц: Известный уфимский предприниматель Николай Швецов рассказывает мне:



Николай Швецов: Уголовное дело против нашего сайта «Уфагуб», то есть «Уфа губернская», было возбуждено прокуратурой 8 мая этого года, что якобы мы одну страницу из книги Дильмухаметова опубликовали год назад. У нас в России, к сожалению, особенно в Башкирии, в частности, экстремизм понимается любая критика местных властей, любая критика, неугодная властям, министрам, директорам муниципальных предприятий – это считается экстремизм. Так как у нас единственный русский сайт в городе Уфе – это «Уфа губернская», вот они и возбудили по факту публикации уголовное дело. Фактически возбуждение уголовного дела вылилось в тотальные обыски интеллигенции, не так мыслящей, как сами руководители. В частности, обысканы были квартиры и дома некоторых работников Академии наук России в Уфе, у журналистов. У меня, как у председателя Союза предпринимателей обыскали и офис, и мой частный дом, изъяли компьютеры, у моего сына шестилетнего изъяли детский компьютер, где были только игры. Он и в интернет-то не входил, но все это забрали. Сейчас проводят экспертизу наших компьютеров на предмет признаков всевозможного экстремизма.



Владимир Тольц: Ну, а сам-то вы, как относитесь к сочинению, фрагмент которого опубликовали на своем сайте?



Николай Швецов: Что касается господина Дильмухаметова, то его брошюра не отличается от книг Ленина, которые у нас в библиотеках преподают. Она несколько радикальная, но в рамках. Я считаю. И 5-го числа суд признал, очень интересное решение, сама брошюра признается экстремистской, но кто ее написал – суд не установил. Так и объяснили, что "безымянная", хотя на ней написано «Дильмухаметов». То ли Дильмухаметов отказался, согласно 51 статьи Конституции России, давать против себя показания. А если он не говорит, что это его, они признали безымянную брошюру экстремистской. И вот эта вся глупость, наших правоохранительных органов, которые исполнили просто политический заказ наших вождей.



Владимир Тольц: Правовые аспекты ответственности за распространение экстремистских публикаций в Интернете я попросил мою московскую коллегу Марьяну Торочешникову обсудить с Александром Верховским - директором Информационно-аналитического центра «Сова», исследующего проблемы национализма, ксенофобии и политического радикализма.



Александр Верховский: Я так скажу: здесь надо различать ответственность двух видов. Бывает ответственность уголовная, бывает ответственность гражданско-правовая. Если по этому тексту было заведено уголовное дело, то ответственность должен нести либо автор, либо тот, кто распространял материалы, либо оба. Но в данном случае непонятно. Сейчас дело возбуждено, даже по двум статьям, им нужно доказывать, что Дильмухаметов является автором этого текста. Тот, кто распространял материал, может отвечать все равно, вне зависимости от того, найдут автора или не найдут. Это параллельные и несвязанные вещи.



Марьяна Торочешникова: То есть ответственность распространителя тоже как-то подразумевается?



Александр Верховский: Разумеется. Потому что действие заключается в распространении определенного рода высказываний. Скажем, человек может распространять текст, заведомо написанный другим лицом, но, тем не менее.



Марьяна Торочешникова: И может при этом не разделять взглядов?



Александр Верховский: Нет, взгляды – это сложный вопрос, должен ли он разделять взгляды. Важно при доказательстве по таким уголовным делам, если мы говорим об уголовном преследовании, в суде должно быть доказано, что он имел намерения возбудить ненависть, скажем, к такой-то этнической группе или к такой-то религиозной группе. Это нужно доказывать отдельно.



Владимир Тольц: Я не хочу полемизировать с решением Высокого суда райцентра Кармаскалы по поводу брошюры, подписанной именем Айрата Дильмухаметова, не признающего своего авторства. Прочтя тот отрывок, что опубликован на сайте «Уфа Губернская» Николая Швецова, я не готов согласиться с господином Дильмухаметовым: выдающейся и уникальной эту публицистику, исполненную в агрессивной стилистике молодежного блоггерства и направленную, прежде всего против местного башкирского начальства, не назовешь. Но и признавать ее «экстремизмом» тоже, по-моему, слишком. Директор директором Информационно-аналитического центра «Сова» Александр Верховский с этим, в общем, согласен:



Александр Верховский: Я не читал целиком этой брошюры, я читал тоже фрагменты, которые были на сайте «Уфа губернская». Я, скажем, там не нашел никакого экстремизма, хотя я уже наизусть знаю это определение, мне кажется, что там есть какие-то нетолерантные высказывания. Но если всех, у кого нетолерантные высказывания встречаются привлекать к уголовной ответственности, так это не напасешься ни судов, ни прокуроров, и не нужно это совсем.



Владимир Тольц: Вообще-то это многим очевидно. И тут возникает вопрос: в чем же тогда реальные причины судебного преследования сайта Николая Шевцова? – Сам он высказывает такое соображение:



Николай Шевцов: Они меня прессуют как председателя Союза предпринимателей Башкирии. Это идет сильный накат, чтобы наш Союз платил определенную мзду. Раньше мы платили, примерно около пяти лет мы местным начальникам платили официально, собирали деньги, даже я принимал участие.



Владимир Тольц: Простите, кому платили?



Николай Шевцов: Скажем, тем, кто курировал предпринимательство у президента Башкирии. Мы им платили. Но где-то пять лет назад, мы отказались платить. И когда мы отказались платить деньги, у нас начались проблемы.



Владимир Тольц: Николая Швецова беспокоит не только это.



Николай Шевцов: Не только ведь обыски были по домам, квартирам. Наших коллег вызывают на допросы, всевозможное давление, оскорбление, угрозы, что посадим, как в 37-ом году. Одного из ученых уже уволили из Академии наук РФ, второму ученому запрещают ездить даже на семинары в Москву. В общем, идет самое неприкрытое, в грубых тонах 37-го года НКВД такая операция против свободного сайта, против людей, которые никакого отношения к сайту не имеет, против ученых. Просто их подозревают, то они дают материалы.



Владимир Тольц: А вот что говорит о причинах нынешней активизации башкирских правоохранителей уфимский историк и этнолог Ильдар Габдрафиков.



Ильдар Габдрафиков: Я сам тоже поневоле стал фигурантом этого уголовного дела. Дело в том, что этот сайт «Уфагуб» публикует нелицеприятные для республиканских властей материалы. Вообще надо сказать, что в республике Башкортостан ограничена свобода слова, и любая альтернативная информация не приветствуется, мягко говоря, властями и пресекается. Этот сайт «Уфагуб» опубликовал и мои материалы. В основном это перепечатки с других сайтов под моей фамилией. Этого достаточно было, чтобы превратить меня в фигуранта уголовного дела. Пока они меня свидетелем считают, а не фигурантом. Самая главная причина заключается в том, что сайт «Уфагуб» публикует альтернативную точку зрения, что не нравится властям. Надо сказать, что эта книга Дильмухаметова «Воины против ублюдков» была опубликована на другом сайте полностью, более того, башкирские общественные организации публично обсуждали эту книгу, ничего такого не было. А общественный деятель Швецов, предприниматель, уже в прошлом году, как у него эта книжка оказалась больше года назад, обратился в прокуратуру, чтобы прокуратура отреагировала на эту книжку. Но никакой реакции со стороны прокуратуры не последовало. И сейчас больше чем через год последовала реакция в том плане, что возбудили уголовное дело по факту публикации на сайте этой книжки. Я считаю, что это был заказ, заказ руководства, определенных людей в руководстве Башкирии.



Владимир Тольц: Политический заказ руководства в условиях Башкирии – дело особо серьезное. Вот что говорит хорошо знающий тамошние условия знаменитый уроженец республики Юрий Шевчук. (Кстати, это его высказывание тоже размещено на сайте «Уфа Губернская», который ныне преследуют за экстремизм).



Юрий Шевчук: Отгремели все речи горбачевские, а в Уфе ничего не менялось, потому что Уфа тогда – это был байский социализм, сейчас это байский капитализм. Но слово «байский» в таких городах как Уфа, Казань и многих других будет еще долго, к сожалению и к несчастью, кстати.



Владимир Тольц: Так считает Юрий Шевчук. Все это заставляет нас присматриваться к тому, что ныне происходит в Башкортостане, особенно внимательно.


И еще: стоит помнить, что происходящее ныне в Уфе – отражение общей для бывших национальный окраин Российской империи, затем преображенных в «братские советские республики» и, наконец, в независимые государства и национальные образования в рамках РФ (вроде той же Башкирии) - общее для этих стран и регионов, управляемых родственной клановой олигархией явление. История, точнее историческая мифология для этих властных групп – не только эффективное идеологическое средство, а также оружие в борьбе с политическими противниками и навигационный прибор для выбора политического курса. Как сказал мне мой узбекский коллега, мы смотрим вперед глазами, установленными на затылке. Сам понимаешь, куда так можно прийти…


  • 16x9 Image

    Владимир Тольц

    На РС с 1983 года, с 1995 года редактировал и вел программы «Разница во времени» и «Документы прошлого». С 2014 - постоянный автор РС в Праге. 

XS
SM
MD
LG