Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как складывается ситуация с работой общественных палат в российских регионах


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Вероника Боде.



Андрей Шарый : Шестеро членов Общественной палаты Ульяновской области, среди которых - известные ученые, общественные деятели, журналисты - официально заявили о выходе из этой организации. О том, как в целом складывается ситуация с работой общественных палат в российских регионах, рассказывает моя коллега Вероника Боде.



Вероника Боде: Бывшие члены Общественной палаты Ульяновской области считают, что эта структура не стала инструментом обратной связи между обществом и государством, поскольку власть (как областная, так и муниципальная) игнорирует Общественную палату, ее обращения и рекомендации. Рассказывает корреспондент Радио Свобода в Ульяновске Сергей Гогин.



Сергей Гогин: Шесть членов региональной Общественной палаты во главе с ее председателем Владимиром Ефимовым больше не верят, что в условиях вакуума, созданного властью вокруг этого органа, они могут эффективно работать. От имени шестерых заявление для прессы зачитал Евгений Лытяков.



Евгений Лытяков : Похоже, создавая Общественную палату, областная власть надеялась получить видимость демократии, некую ширму, в тени которой можно творить беззаконие и произвол. У власти это не получилось. Наиболее активные члены палаты в течение этих полутора лет поднимали острые проблемы города и области, способствовали их справедливому разрешению. Чиновникам не понравилась наша активность.



Сергей Гогин : По словам Евгения Лытякова, шесть человек ушли из Общественной палаты, но не ушли из общественной жизни. О мотивах своего поступка они намерены проинформировать президента России. Губернатор области Сергей Морозов на заявление пока никак не отреагировал.



Вероника Боде: Общественные палаты или общественные советы созданы во многих российских регионах. О том, как обстоят дела с Общественной палатой в Санкт-Петербурге, рассказывает депутат местного Законодательного собрания Юрий Карпенко.



Юрий Карпенко : На сегодняшний день она не создана, и никакого желания у действующей власти создавать ее нет. Поскольку Петербург - это особый город, и есть реальная возможность, что войдут многие люди из интеллигенции, которые реально настроены против того, как действует власть в Санкт-Петербурге. Власть опасается того, что пройдут не лояльные власти люди из интеллигенции, поэтому она не создает. Тем не менее, как бы место для этого готовится и плацдарм готовится. Создан общественный совет, абсолютно лояльный действующей власти, создана Общественная палата, но она абсолютно нелегитимная. Создана палата "Единой России". Возглавляет ее Игорь Сергеевич Ример.



Вероника Боде: Зачем, на ваш взгляд, нужна Общественная палата?



Юрий Карпенко : Прежде всего, это выражение общественного мнения. Это люди с разными взглядами. Кроме того, в первую очередь, она нужна, потому что президент сейчас объявил борьбу с коррупцией основной задачей. У нас страна провозгласила основные приоритеты государственной политики - это инвестиции и инновации. Когда приходит сюда западный бизнес с огромными миллиардами, они сталкиваются с тем, что называется коррупцией. Поэтому это та проблема, с которой невозможно не считаться. Именно Общественная палата должна стать тем ситом, которое, в первую очередь, должно проявлять себя в борьбе с коррупцией, с коррупционностью законов, с коррупционностью постановлений, которые принимает власть. Второе - это то, что Общественная палата - это своего рода выразитель народной инициативы. Ведь у нас, согласно Конституции, единственным источником власти является народ.



Вероника Боде: Но часто ли общественные палаты становятся выразителями народной инициативы, каковыми они должны быть, по мнению Карпенко. Рассказать о деятельности региональных общественных палат я попросила политолога Николая Петрова, эксперта московского центра "Карнеги".



Николай Петров : В целом сейчас можно говорить о том, что уже, наверное, в трех-четырех десятках регионов есть региональные Общественные палаты функционирующие, плюс в десятках городов есть городские палаты. Вот Пермская область, например, где очень развито и активно гражданское общество, она долгое время ходила в отстающих в том смысле, что там есть структура - Гражданская ассамблея. Они считали, что Общественная палата им не нужна, что у них достаточно в руках инструментов по взаимодействию между общественными организациями, между гражданским обществом в целом и властью. Сейчас они изменили точку зрения.


Но, в принципе, мне кажется, что процесс, запущенный когда-то президентом Путиным, на формирование Общественной палаты федеральной имел, скорее, больше плюсов, чем минусов, хотя минусы очевидны. Во многих случаях общественные палаты очень формальны, во многих случаях они всецело контролируемы. Они часто декоративные, и собираются очень редко. Они могут иметь колоссальный состав. В этом смысле представляют собой, скорее, выступление губернатора перед активом и не более того. Но есть и регионы, где они реально функционируют. Мне кажется, что важно даже не то, как сейчас выглядит эта работа, но важен сам факт привлечения внимания и к общественным организациям, и к общественным палатам, как институту взаимодействия между властью и общественными организациями. В этом смысле, я думаю, что то, что мы наблюдаем последние три-четыре года - это активизация, в том числе вынужденное иногда усилие власти по диалогу с общественными организациями, а, с другой стороны, это как бы постепенно приходящее осознание того, что такого рода института нужны, что они призваны играть достаточно важную роль. А дальше это, скорее, инструмент, которым можно пользоваться, а можно и не пользоваться.



Вероника Боде: Таково мнение Николая Петрова, эксперта московского центра "Карнеги".



XS
SM
MD
LG