Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Москве открывается центр современного искусства «Гараж»


Здание «Гаража» было спроектировано в 1926 году архитектором К.С. Мельниковым, кровля спроектирована В.Г. Шуховым

Здание «Гаража» было спроектировано в 1926 году архитектором К.С. Мельниковым, кровля спроектирована В.Г. Шуховым

В Москве прошло неофициальное открытие центра современной культуры «Гараж». Он расположен в бывшем Бахметьевском автобусном гараже, архитектурном шедевре Константина Мельникова. Открывала проект подруга Романа Абрамовича Дарья Жукова. Перед гостями выступила знаменитая певица Эми Уайнхаус (Amy Winehouse).


У этой истории есть две части: гламурно-нефтяная и культурная. Вторая интересует меня гораздо больше, и я обратилась за разъяснениями к Юрию Аввакумову, известному архитектору, специалисту по русскому архитектурному авангарду и конструктивизму, куратору выставки, приуроченной к открытию центра «Гараж».


«Гараж был спроектирован в 1926 году, построен в 1927 году, — говорит Юрий Аввакумов. — Спроектировал его архитектор Константин Степанович Мельников, кровлю проектировал Владимир Григорьевич Шухов, оба — гении мирового масштаба. Мельников тогда был окрылен успехом в Париже, возвращением из Парижа, чувствовал в себе могучие архитектурные силы. Шухов уж не знаю, что чувствовал, потому что был лет на 40 старше Мельникова, но тем не менее с большим интересом принял участие в проектах молодого архитектора. Вместе они еще спроектировали, в частности, гараж на Новорязанской улице. Гараж был построен для автобусов-"лейландов", которых тогда московское правительство купило полтораста штук. "Лейланды" как-то негде было размещать, они бестолково на глазах того же Мельникова толкались по каким-то сараям. И он сочинил гараж, представляющий собой параллелограмм. И очень гордился изобретенной им тогда прямоточной системой, при которой автобусы въезжали, находили свое место на гаражной стоянке и уезжали, не сдавая задом, не разворачиваясь, а просто продолжая как бы свое движение. У Мельникова был такой план, схема этого гаража, от руки, аккуратно, заботливо вычерчена, с шапкой, где каким-то кудрявым шрифтом было написано название гаража. И в этом плане такими прямоугольниками были показаны все 104 автобуса. Так что для выставки я просто повторил этот план, эти самые прямоугольники, стоянки автобусные, показанные алым ковролином. На одном из них стоит автобус 1930-х годов, не "лейланд", к сожалению, они не сохранились в Москве, а старенький ЗИС. Дальше там сама выставка — это уменьшенные въездные порталы в ворота, ведущие в гараж, на которых сейчас восстановлены даже все подписи, надписи, существовавшие тогда, при Мельникове. Римскими цифрами помечены были эти ворота от одного до шести. Выставка представляет собой шесть таких уменьшенных порталов с цифрами, внутри которых есть видеопроекция и есть несколько микровыставок, совсем крошечных, это копии фотографий строительных, как Бахметьевский гараж строился, копии рабочих чертежей из архива научно-технической документации, фотографии Родченко гаража просто по свежим следам, как только он открылся, с самим Мельниковым, фотографии мельниковской архитектуры того же Родченко — третий гений в этой истории — и фотографии Ричара Пэйра, того самого английского фотографа, выставку которого я лет семь назад делал в Московском доме фотографии и который сейчас уже в гораздо более полном объеме выставлялся, вот в прошлом году, в Музее современного искусства в Нью-Йорке. Сейчас у него выставка проходит в Салониках, называется она "Потерянный авангард". Получилась такая история, можно сказать, в четырех частях, где есть строительство шедевров авангарда, есть их умирание, это относится к фотографиям Ричарда Пэйра, и есть гараж, существующий со всеми плюсами, которые были заложены Мельниковым, с минусами, за которыми не уследила наша отечественная реставрация. Там многое сделано хорошо, но есть просто очевидные реставрационные ошибки, когда деревянные переплеты меняются на пластиковые, въездные ворота просто меняются на фальшивые, а уж что там с Шуховым сделали — просто навесили на ажурные конструкции вентиляционную систему, из-за которой о Шухове приходится, скорее, догадываться. Вот очень надеюсь, что новые владельцы или новые арендаторы... Ну, понимаете, это все равно что драгоценное ожерелье, утерянные камни восстанавливать пластиком: так не делается просто. Поэтому очень надеюсь, что методом проб и ошибок найдется и формула правильная для функционирования этого культурного центра и очень надеюсь, что какие-то нужные реставрационные меры будут предприняты. По крайне мере, это обещается сейчас».


Как раз о новых владельцах. В прессе уже появились некоторые иронические комментарии о том, что Дарья Жукова — это такая модная девушка, которая приобрела себе новую игрушку. «У меня нет такого впечатления, что это игрушка, наоборот, я знаю, что у Дарьи Александровны очень много советчиков, даже, может быть, слишком много. То есть человек, который обращается к советчикам, характеризуется тем самым хорошо. Другое дело, какие будут выводы из самых разнообразных советов сделаны, вот тогда, собственно, и поглядим», — говорит архитектор Юрий Авакумов.


Я поговорила и с комиссаром Московской международной бьеннале Иосифом Бакштейном.


— Вы, как куратор бьеннале современного искусства, планируете задействовать это пространство, привлекать его для того, чтобы показывать свои проекты?
— Уже задействовали. Мы уже открываем 16 сентября в «Гараже» выставку-ретроспективу Ильи и Эмилии Кабаковых. Огромная выставка. Может быть, даже удастся провести третьей бьеннале в «Гараже».


— Если говорить об архитектурном пространстве, этот конструктивистский проект Мельникова насколько соответствует тому, чтобы существовать в виде центра современного искусства?
— Хотя это все строилось Мельниковым, великим архитектором русским, как гараж в 1926 году, величие этого ума состоит в том, что это действительно идеальная в том числе и выставочная площадка. Единый объем, почти девять тысяч метров, довольно высокий. Как куратор, могу сказать, что это просто уникальная возможность для таких серьезных масштабных экспозиций.


— Уже некоторые злые языки говорят, что Дарья Жукова нашла себе новую игрушку. Это так или все-таки это серьезная какая-то затея?..
— Я надеюсь, что нет. Она, насколько я знаю (мы много общались, обсуждали массу всяких сюжетов), производит серьезное впечатление, потому что выросла она в Америке, ее родной язык — американский английский, мыслит она вполне по-западному. Намерения серьезные. У меня ощущение, что это все, как говорят по-русски, всерьез и надолго. Хочется думать, по крайней мере, так.


— Но это все существует на деньги Романа Абрамовича, я правильно понимаю?
— Это мне не известно. Шесть лет назад правительство или, не знаю, президентская администрация, может, лично Владимир Владимирович на каких-то условиях передали этот гараж марьинорощинской хасидской общине, которая планирует через несколько лет создать на этой территории еврейский музей, концепция которого разрабатывается, и на какое-то время он передан Даше Жуковой на предмет использования его, как площадки для центра современной культуры «Гараж». Сейчас пытаемся договориться с общиной о том, чтобы она разрешила проводить работы подготовительные для выставки Кабакова по субботам, потому что пока они препятствуют этому. Эти планы создания еврейского музея — серьезные, рано или поздно он действительно будет создан. Насколько я знаю, Владимир Владимирович Путин в бытность свою президентом передал в фонд создания еврейского музея сумму в размере своего месячного президентского оклада. Я не знаю, как будут события развиваться, но насколько я знаю концепцию и прецедент создания еврейских музеев по всему миру, а их очень много, никто не говорил никогда, что еврейский музей, его суть и смысл, его концепция противоречит демонстрации на его территории каких-то современных художественных проектов. Пример чему еврейский музей в Нью-Йорке, который был здесь именно с современной художественной культурой, проектами в этой области.


За несколько дней до открытия центра «Гараж» делегацию из американского еврейского музея принимал куратор выставки Юрий Авакумов: «Группа немолодых людей в своей ежегодной культурной поездке добралась до Москвы. Меня попросили что-то показать, а я, чтобы не отрываться, сказал: ну, пусть приезжают вот сюда, я им сразу все и покажу. И приехали люди, я им что-то рассказываю про Мельникова, про авангардную архитектуру, они входят в пространство, говорят "вау", все идет нормально. Поскольку там конь не валялся, то я говорю: ну, вот выставка должна быть через пять дней. Директор мне искренне желает успеха, потому что очевидно, что не верит, потому что там пыль столбом и так далее. А потом говорит: а что будет еще? Я говорю: ну, еще концерт будет Эми Уайнхаус. И тут все немолодые девушки из этой группы издают такой протяжный стон и говорят: мы хотим тут остаться. То есть на самом деле песня волнует, конечно, гораздо больше всех культур и архитектуры, и всего остального».


XS
SM
MD
LG