Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Израиль и ХАМАС впервые заключили перемирие


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Кирилл Кобрин и Ровшан Гусейнов.



Андрей Шароградский: Израиль и радикальная палестинская группировка ХАМАС, контролирующая сектор Газа, впервые заключили перемирие. Сегодня - первый день действия этого соглашения. Перемирие подписано после нескольких недель нараставшего противостояния: палестинцы обстреливали израильскую территорию ракетами и из минометов, а Израиль проводил армейские операции в Газе и блокировал сектор. В результате и у израильского руководства, и у лидеров ХАМАС возник своеобразный «кризис доверия» со стороны их собственного населения, что, судя по всему, и стало главной причиной налаживания контактов между непримиримыми врагами. Впрочем, многие политики и эксперты сомневаются, что перемирие продлится долго.



Кирилл Кобрин: Соглашение предусматривает прекращение ракетных обстрелов израильской территории и ответных операций армии Израиля в секторе Газа, а также ослабление блокады сектора - прежде всего, открытие пропускных пунктов на границе с Египтом. Посредником перемирия был как раз Египет. Это первое соглашение подобного рода между Израилем и группировкой ХАМАС. Израильское правительство ранее отрицало возможность подписания таких документов до тех пор, пока палестинские экстремисты не освободят пленного капрала израильской армии Гилада Шалита. В свою очередь руководство ХАМАС ранее вообще исключало переговоры с Израилем. Теперь же лидер хамасовцев в Газе Исмаил Хания заявляет следующее.



Исмаил Хания: Перемирие принесет безопасность и уменьшит страдания палестинского народа. Оно также сделает более спокойной и комфортной жизнь израильтян, если Израиль будет придерживаться этого перемирия.



Кирилл Кобрин: Подробнее о перемирии рассказывает наш корреспондент на Ближнем Востоке Ровшан Гусейнов.



Ровшан Гусейнов: Несмотря на объявленное перемирие, израильская армия готовится к любому развитию событий, в том числе, провести широкомасштабную операцию в ответ на возможное нарушение соглашения о прекращении огня противной стороной. Идея операции, предположительно включающей в себя массированный ввод войск в сектор Газа, оккупацию полосы вдоль границы с Израилем и тем самым отдаление палестинских ракетных установок и минометов от приграничных населенных пунктов, совсем не нова. Такие меры уже давным-давно требуют жители приграничных израильских территорий и обсуждают министры во главе с премьером Эхудом Ольмертом.


За сутки до вхождения в силу соглашения о перемирии из Газы по Израилю было выпущено около 50 ракет и минометных снарядов. К счастью, в этот раз обошлось без человеческих жертв. Армейские подразделения на границе не получили новые вводные, несмотря на перемирие. Это означает, что приказ адекватно отвечать на обстрелы или попытки теракта палестинских боевиков пока еще в силе.


И радикальная группировка ХАМАС, контролирующая сектор Газа, и израильское правительство не выказывают особого оптимизма по поводу перемирия.



Марк Регев: Израиль решил принять предложение египетских посредников о перемирии. Мы искренне надеемся, что с завтрашнего дня жители Юга будут избавлены от ежедневных ракетных и минометных обстрелов, смогут какое-то время пожить в обстановке мира и спокойствия.



Ровшан Гусейнов: Сказал пресс-секретарь правительства Марк Регев.


Вопреки обещаниям израильских лидеров не заключать перемирия с ХАМАС без обязательного условия об освобождении пленного капрала Гилада Шалита, министр обороны Эхуд Барак заявил в среду, что переговоры по обмену пленными начнутся сразу после вступления в силу соглашения о перемирии. Канцелярия Эхуда Ольмерта опубликовала заявление премьера, в котором он отказался публично осуждать этот вопрос с разгневанными родителями Шалита. ХАМАС снизил плату за его освобождение и теперь готов обменять его на лишь 450 палестинских заключенных, а не нескольких тысяч, освобождения которых требовал ранее.



Кирилл Кобрин: Пока перемирие соблюдается. Несмотря на то, что еще недавно обе стороны отказывались обсуждать даже саму возможность такого рода соглашения. Кто в этом случае пошел на большие уступки? Я спросил об этом у московского востоковеда, профессора Института востоковедения РАН Ирину Звягельскую.



Ирина Звягельская: Мне кажется, что в данном случае речь идет об уступках с обеих сторон. И, собственно, мне кажется, что именно это обстоятельство, что это соглашение явилось плодом компромисса, не знаю, насколько устойчивого, оно и определило возможность его заключения. Вы помните, что Египет очень посредничал в этом деле, достаточно много времени египетские представители потратили на то, чтобы добиться некого консенсуса, условно говоря. Тем не менее, это им удалось. Так что я думаю, что в основе этого соглашения все-таки лежат уступки в обеих сторон.



Кирилл Кобрин: Но насколько ХАМАС вообще нуждается в перемирии? Для палестинских экстремистов в секторе Газа это соглашение - тактическая уловка или новая стратегия?



Ирина Звягельская: По большому счету, такое перемирие надолго, оно нужно ХАМАС. Во-первых, потому что ХАМАС, так или иначе, выиграв выборы и сформировав правительство, несет ответственность за то, что происходит в секторе, несет ответственность перед своими избирателями. Ситуация, как мы знаем, очень плохая, близкая к гуманитарной катастрофе, и все понимают, что одной из причин этого является то, что Израиль ужесточает свою позицию в отношении сектора, ужесточает блокаду и будет это продолжать до тех пор, пока будут продолжаться регулярные обстрелы израильской территории. Но вопрос в том, насколько действительно хамасовцы могут контролировать людей из других группировок? Все-таки это же не государство.



Кирилл Кобрин: Перемирие с группировкой ХАМАС вызвало в Израиле неоднозначную реакцию. Соглашение критикуют не только родственники пленного капрала Шалита, но и политические оппоненты израильского премьера Эхуда Ольмерта.



Ирина Звягельская: Все сомневаются, что это всерьез и надолго. И каждый из израильских руководителей говорит о том, что это, скорее всего, временная мера, вряд ли хамасовцы смогут это соблюдать, но уж теперь, если они не будут соблюдать, то мы ужесточим, соответственно, и наши ответные действия, и так далее. С другой стороны, есть понимание того, что нынешнее правительство, в котором, как известно, Ольмерт, премьер-министр, не пользуется большой популярностью в стране, против него ведется несколько расследований, и в этих условиях ему нужен хоть какой-то минимальный успех, хотя бы ему нужно доказать, что он делал что-то для того, чтобы обеспечить безопасность Герота и других израильских поселений и городков, которые подвергались обстрелам. Он прекрасно понимает, что если не будет очень существенного нарушения прекращения огня, он никогда не получит и согласие правительства на то, чтобы провести какую-то широкомасштабную операцию. Поэтому мне кажется, что политически ему сейчас выгодно это соглашение.



Кирилл Кобрин: В израильско-палестинском конфликте - и сейчас в переговорном процессе - есть и третья, очень важная сторона. Я имею в виду главу Палестинской автономии Махмуда Аббаса и возглавляемую им группировку ФАТХ, которая контролирует Западный берег Иордана. Какова их место в этом процессе?



Ирина Звягельская: С их точки зрения, такое перемирие, если опять же оно будет достаточно продолжительным, оно в известной мере развязывает руки и Махмуду Аббасу, потому что это не переговорный процесс, конечно, но это некие политические контакты, которые со стороны Газы легитимизируют его контакты с Израилем. ХАМАС в свое время выигрывал выборы под лозунгом, что "четыре года борьбы дали больше, чем четыре года переговоров". И я бы коснулась еще одной стороны, которая, по-моему, тоже очень важный игрок, - это Сирия. В сложившейся обстановке открываются большие возможности для расширения контактов с Сирией, переговоров Сирии о политическом урегулировании.



Кирилл Кобрин: Я беседовал с московским востоковедом профессором Ириной Звягельской.


XS
SM
MD
LG