Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Москве открылся 30-й Международный кинофестиваль


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Марина Тимашева.



Андрей Шарый: Сегодня в Москве торжественно открылся 30-ый Международный кинофестиваль. О программе фестиваля говорилось и будет говориться еще много, поэтому с моей коллегой, обозревателем Радио Свобода Мариной Тимашевой, которая только что вернулась с церемонии открытия кинофорума, я хочу поговорить о других аспектах.


Марина, прежде всего давайте немного о гламуре, о том, как все красиво начиналось. Как там красная дорожка?



Марина Тимашева: Честно говоря, ничего красивого. Если сравнивать с европейскими или мировыми фестивалями, то видно, что там на дорожку выпускают людей, которых действительно все, кто смотрит в этот момент телевизор или стоит по краям, знают в лицо. У нас на эту самую красную дорожку выпускают всю толпу, она понуро там себе бредет, и в результате люди вообще не понимают, кто, когда, где и когда появится более-менее знаменитое лицо. Надо сказать, что Владимир Вольфович Жириновский, конечно, всех переиграл на красной дорожке. Больше, чем он, автографов раздал только Уилл Смит. Но вот Зюганов даже не стал конкурировать за автографы. Иными словами, ты просто не можешь в этой бредущей толпе вычленить людей, которые действительно тебе приятны, лица которых любимы.



Андрей Шарый: Ну, по крайней мере, одна звезда уже приехала. Вы назвали имя Уилла Смита, и фильм с его участием открывает программу Московского кинофестиваля. А что, собственно, было на церемонии открытия?



Марина Тимашева: Во-первых, перед церемонией открытия Уилл Смит давал мастер-класс, как надо общаться с людьми на звездной дорожке. Улыбался он совершенно невероятной улыбкой, одет он был с иголочки, при этом он взял и пустился в пляс. А Никита Михалков, сначала крайне удивленно на него смотревший, поняв, что вообще церемония отменяется, если тот не войдет в зал, он ринулся к нему, что-то пошептал ему на ухо, и дальше они оба, танцуя, двинулись к залу. А на самой церемонии Уилл Смит тоже очень радовал людей, потому что очень страстно целовался с Никитой Михалковым. И еще что было крайне необычным, на сцену поднялся Эмир Кустурица. Вообще, его фильм про Марадону будет закрывать фестиваль, и вроде бы его не должно было сегодня быть, по правилам, но, тем не менее, он приехал, появился на сцене в самом своем обыкновенном наряде (в прошлом году его переодевали долго прямо перед церемонией в костюм) и невероятно смешно заявил, что из него пытались сделать в прошлом году человека, ничего не вышло, но сейчас он покажет кое-что, чего еще не видели на церемонии, и – сыграл «Ноу смокинг»…



Андрей Шарый: Наверняка сербская панк-музыка, это понятно, Кустурица без этого не обходится. Итак, Марина, это все скорее забавно, чем торжественно. А теперь расскажите, как работают журналисты на ММКФ? Обычно довольно много нареканий на организацию конкурса. Как в этом году?



Марина Тимашева: Андрей, просто катастрофа. Как за столько лет можно умудриться просто не научиться этого делать – это надо не хотеть, честно говоря. Потому что списки люди собирают на эту аккредитацию за месяц, потом ты приходишь за этой аккредитационной карточкой – выясняется, что нигде твоей фамилии нет. Когда ты пробуешь начать что-то доказывать, поднимается дюжий охранник с совершенно непроницаемым лицом и говорит: «Вон отсюда!» И таким образом, вышвыривает людей, которые знамениты в своих кругах, в конце концов, просто годятся ему в отцы и матери. Дальше начинается проход на эту самую звездную дорожку, очередь из журналистов, дикая совершенно толпа. Начальник охраны отдает распоряжение почему-то никого не пускать, на солнцепеке люди стоят по 45-50 минут, ждут, когда их пропустят, со всеми необходимыми документами.



Андрей Шарый: А с чем это все связано, почему так плохо все организовано?



Марина Тимашева: Это понять совершенно невозможно, потому что можно было бы, конечно, сваливать на то, что все время Московский международный кинофестиваль меняет компании, которые организовывают это, и директоров на переправе, но два года уже одна и та же компания, до этого была другая компания – абсолютно все то же самое. Я не знаю, зачем они друг друга меняют, потому что результат налицо, это просто одни и те же люди, хоть бы и назывались по-разному.



Андрей Шарый: Фестиваль в Москве – пока это фестиваль А-класса. Хотя то, что вы говорите об организации его, о том, как происходит церемония открытия, конечно, может вызвать некие сомнений в обоснованности именно этого статуса фестиваля. Но давайте не будем сравнивать его с Берлином или с Венецией, а попробуем сравнить его с «Кинотавром», откуда вы только что вернулись. Там лучше все организовано?



Марина Тимашева: Да конечно! Во-первых, там людей принимают, он должны размещать в гостинице, кормить, они должны людей бог знает чем обеспечить, кроме карточек, которые висят на шее у журналистов. И никогда нет никаких проблем. На звездной дорожке стоит человек профессиональный, который говорит: «На звездную дорожку поднимает…» - и называет всем известные имена. Таким образом, люди, даже если они не видят человека, они знают, кому они аплодируют. А все остальные гости, участники, не принимающие участие в самом этом торжестве, из съемочных групп фильмов, которые не знамениты на всю страну, они идут уже потом, совершенно отдельно. И все это, конечно, совершенно корректно, абсолютно разумно организовано, повторяю, притом что это, с моей точки зрения, намного тяжелее.



Андрей Шарый: Интересно все то, о чем вы говорите, поскольку зрителям и любителям кино это обычно не показывают, они этого не знают. Тем не менее, Марина, вы не первый год работаете на Московском международном кинофестивале, окупаются ли все эти журналистские профессиональные муки? Нам, в конце концов, с вами деньги платят за то, чтобы мы страдали и по этому поводу тоже. Итак, творческое содержание обычно ММКФ…



Марина Тимашева: Очень много программ внеконкурсных, в которых показывают замечательные фильмы, и документальные, и старые, и картины действительно великих мастеров, и ретроспективы, и что-то, взятое из последних Венецианских, Каннских, «Оскаровских» и так далее.



Андрей Шарый: В этом году так же примерно сделаны программы.



Марина Тимашева: Да, в этом году тоже такая роскошная программа. Что касается конкурса, который я должна смотреть, и на самом деле, это важно, потому что о том, что было в Венеции, в Каннах, наше радио рассказывало, когда это было в Венеции и в Каннах.



Андрей Шарый: Наше радио рассказывало, но не показывало, к сожалению.



Марина Тимашева: Да, я тоже не смогу, наверное, показать (смеются), но в любом случае конкурсные фильмы не всегда радуют человека, который сидит в зале. В этом году 30-летие Московского фестиваля, и на торжественной церемонии Никита Михалков такой хлопушкой хлопает, и на ней было написано «30» - обычными цифрами, а не римскими. Он сказал, что не хотел писать «30» римскими, потому что получается «ХХХ» - и тогда это значит, что фильм смотреть молодым людям запрещено. Но мне бы очень мечталось, чтобы ни на одном из фильмов этого фестиваля, по крайней мере в конкурсной программе, не стояло ХХХ в том смысле, что их не стоит смотреть никому.



Андрей Шарый: Ну, там довольно профессиональные отборщики, я видел список этих фильмов, режиссеров я там знаю мало, но какие-то фильмы посмотреть, конечно, хочется. И я желаю всем, кто захочет эти фильмы посмотреть, удовольствия и прежде всего вам, Марина.


XS
SM
MD
LG