Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Берия и восстание рабочих и служащих Берлина 55 лет назад – новые исследования и документы


Ирина Лагунина: 55 лет назад, 17 июня 1953 года в столице ГДР, Восточном Берлине, вспыхнуло восстание рабочих и служащих, эхо которого сказалось на судьбе «Старшего Брата» - Советского Союза. Об этом восстании, подавленном с помощью советских танков, и о его последствиях в материале моего коллеги Владимир Тольца.



Владимир Тольц: Как и многие народные бунты, восстание 17 июня было вызвано бедственной экономической и социальной ситуацией в стране. В ГДР она была создана стараниями власти, в июле 1952-го провозгласившей курс на ускоренное строительство социализма. В полуголодной, выплачивающей, как и Западная Германия, репарации стране стали усиленно проводить национализацию и коллективизацию, зажим частников и увеличили нормы выработки на предприятиях. Результат: дефицит продовольствия и потребительских товаров, причём в продовольственном кризисе пропаганда обвиняла «спекулянтов и кулаков. Народ рванул на Запад. Только в 1952 году в ФРГ бежало 180 тысяч человек. В марте 53-го, когда умер Сталин, и контроль за населением власть, занятая своей судьбой, несколько ослабила , 50 тыс. человек. А всего за первую половину 53 года на Запад перебежало 226 тысяч жителей ГДР. Оставшимся в апреле 53-го резко подняли цены на мясо, яйца и сахаросодержащие продукты (в т.ч. мармелад – главный продукт немецкого завтрака) и увеличили рабочий день. Все это насторожило даже новое советское руководство. В середине мая Советы (новое бериевское МВД) потребовали от гедеэровского партвождя Ульбрихта «сбросить обороты». А в начале июня руководителей ГДР вызвали «на ковер» в Москву. В результате те объявили 9 июня, по возвращении из которой объявили «Новый курс»: отказ от планомерного строительства социализма и признание, что в прошлом совершались некоторые ошибки. Но решение ЦК СЕПГ «о повышении норм выработки для рабочих в целях борьбы с экономическими трудностями» не было отменено. Более того, 16 июня 1953 года в газете казенных профсоюзов «Трибуна» опубликовали статью в защиту курса на повышение норм выработки. Тем же утром 16 июня по Берлину распространился слух, что полиция занимает больницу Фридрихсхайн, строители которой накануне отказались выйти на работу и на общем собрании потребовали отмены повышенных норм. Строители со строек элитного партийного жилья на Сталин-аллее двинулись к больнице, чтобы «освободить» своих коллег. Затем демонстрация, численность которой дошла до 10 000 человек, двинулась к Дому министерств на Лейпцигерштрассе. На митинге там уже звучали политические требования: объединения Германии, свободных выборов, освобождения политических заключённых и т. д. Требовали для ответа «Козлобородого» т.е. главу СЕПГ Ульбрихта. Тот не появился… Решили завтра продолжить. На следующее утро Военный комендант советского сектора Большого Берлинагенерал-майор Дибрович издал приказ:



С 13 часов 17 июня 1953 г. в советском секторе Берлина объявляется чрезвычайное положение.


Запрещаются все демонстрации, собрания, митинги и прочие скопления людей более трех человек на улицах и площадях, а также в общественных зданиях.


Запрещается всяческое передвижение пешеходов и транспортных средств с 21 часа до 4 часов.


Нарушители этого приказа наказываются по законам военного времени.



Владимир Тольц: Но приказами уже ничего невозможно было остановить. Бунт распространялся по стране. Слово моему берлинскому коллеге Юрию Векслеру.



Юрий Векслер: Общее число людей, принимавших участие в протестах, в основном рабочих, оценивается по разным источникам от 400 тысяч до 1,5 миллиона человек. Протесты были спонтанными, у их участников не было никого ясного плана действий, как не было и явных лидеров. В период самого восстания власти ГДР заявили о 25 жертвах, на Западе же шла речь более чем о 500 погибших. Историки уже после объединения страны смогли документально подтвердить информацию о 55 убитых, среди которых - 34 демонстранта, расстрелянных советскими солдатами и полицией ГДР непосредственно во время подавления восстания в Берлине. В те дни погибло гораздо больше людей, но документальных подтверждений обстоятельств их гибели пока не найдено.


Восставшим удались даже несколько захватов тюрем и освобождение заключенных. Начавшись 16 июня в Берлине на еще строившейся тогда по образцу Кутузовского проспекта в Москве Аллее Сталина, демонстрации и забастовки перекинулись на многие другие города и населенные пункты ГДР. Советские оккупационные власти по решению из Москвы в ответ на просьбу властей ГДР вмешались, объявили 17 июня в восточном Берлине чрезвычайное положение и, перехватив на время его действия полноту власти, ввели в Берлин танки и быстро и жестоко подавили восстание. В результате было убито и ранено много людей, а последовавшие позднее судебные преследования с вынесение смертных приговоров заметно увеличили список жертв. В других городах восстание либо прекратилось после сообщений из Берлина о его подавлении там, либо было подавлено местными подразделениями полиции ГДР. Чрезвычайное положение в восточном Берлине было отменено только 11 июля.



Владимир Тольц: Выступая в те дни в Западном Берлине на церемонии памяти жертв восстания 17 июня, Канцлер ФРГ Конрад Аденауэр сказал:



В глубоком трауре, в глубоком сострадании, в преклоненном восхищении, мы чтим память всех мучеников и жертв в борьбе за свободу. Мы будем помнить о них и я клянусь от имени всего немецкого народа, что не успокоимся, пока наши братья не станут свободными, пока Германия не станет снова единой в под знаком мира и свободы.



Владимир Тольц: В Советском Союзе, за исключением высшего руководства до слушателей западных «голосов» мало кто знал в ту пору о восстании в ГДР. И даже военные отнюдь не все обратили внимание на заметку, опубликованную в «Красной Звезде» 18 июня 1953 года:


Берлин 17 июня (ТАСС). Вчера в демократическом секторе Берлина имели место волынки на некоторых предприятиях. Поводом к прекращению работ послужило проводившееся в последние дни на некоторых предприятиях повышение на десять процентов норм выработки, что, однако, было отменено 16 июня. Однако повышение норм явилось только предлогом для провокаторов из числа иностранных агентов, засевших в Западном Берлине, чтобы устроить волынки на предприятиях и вылазки на улицах Берлина. Установлено, что забастовки, которые имели вчера место на некоторых предприятиях, а также провокационные выходки отдельных групп фашистских агентов на улицах демократического сектора Берлина проводились по единому плану, разработанному в Западном Берлине.



Владимир Тольц: Про этот, вымышленный советской пропагандой «план» еще долго, уже в постсоветские времена, писали московские историки. Как и про неких советских солдат, якобы казненных за отказ стрелять в восставших немецких рабочих – им в Берлине даже памятник поставили…


Сегодня мой берлинский коллега Юрий Векслер рассказывает:


Юрий Векслер: Мне удалось побеседовать с автором одной из книг о восстании 17 июня, историком доктором Хубертусом Кнабе.

Комментируя возникшую в дни восстания и до сих пор ничем не подтвержденную легенду о расстрелянных за отказ стрелять в безоружных людей советских солдатах, доктор Кнабе сказал:



Хубертус Кнабе: Советские солдаты жили в восточной Германии в абсолютной изоляции, они собственно не знали куда конкретно они двигались на своих танках, им объясняли, что перед ними фашисты, которые спустя 8 лет снова активизировались. У солдат не было никаких возможностей перепроверить эту информацию, ведь они в казармах не могли например слушать иностранные радиостанции. И поэтому я не могу себе представить мотивы, которые побудили бы советских солдат, отказываться выполнять приказы командиров. Никаких документов, подтверждающих такое неповиновение в архивах бывшей ГДР нет.


Интересно было бы однако посмотреть в российских архивах относящихся к группе советских войск в Германии, нет ли там, например документов о расследованиях скажем военной прокуратуры по поводу того, что тот или иной советский солдат заявил бы об отказе стрелять в немецких восставших. Но честно признаться, я не верю, что такие документы существуют.


Владимир Тольц: В российских архивах спрятано от историков еще немало документов, которые могли бы пролить свет над подоплеку берлинского восстания и взаимосвязь его с событием, оказавшимся возможно поворотным в советской истории. – 26 июня 1953 года в Москве был арестован и позднее казнен наиболее яростный противник политического курса Ульбрихта-Гроттеволя, против которого восстали и берлинские рабочие, Лаврентий Берия. На основании того, что стало известно в последние годы, некоторые российские историки высказывают предположения, что Июньское восстание 1953 года было сознательно спровоцировано гедеэровскими властями и столь же сознательно использовано частью московского руководства для низвержения несостоявшегося демократизатора и объединителя Германии Лаврентия Берия.
XS
SM
MD
LG