Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Пять лет со дня ареста Алексея Пичугина. Судебные заметки из современной России


Ирина Лагунина: 19 июня исполнилось пять лет со дня ареста одного из главных фигурантов дела ЮКОСа – Алексея Пичугина. В результате нескольких судебных процессов, которые, по оценкам многих специалистов, не соответствовали нормам справедливого судопроизводства, Пичугин осужден к пожизненному заключению – за убийства. При этом ни по одному из обвинений суду не было предъявлено ни одного прямого и неопровержимого доказательства вины Алексей Пичугина.


Журналист Вера Васильева опубликовала на интернет-портале «Права человека в России» серию интервью с известными в России людьми и попросила их проанализировать события вокруг дела Пичугина.


Я передаю микрофон Владимиру Ведрашко.



Владимир Ведрашко: Вера Васильева, судебный журналист, репортер, внимательно следящая за развитием дела Пичугина, дела ЮКОСа в целом, но особенно дела Пичугина.


Исполнилось 5 лет со дня ареста Пичугина, одного из главных фигурантов по делу ЮКОСа. И в связи с этим Вера Васильева обратилась к нескольким заметным в жизни людям с просьбой дать оценку этому периоду.



Вера Васильева: Я узнала мнение о деле Пичугина очень разных людей, как наблюдавших за развитием событий со стороны, так и находящимся внутри. Важно, что ни один из тех, к кому я обратилась, не отказал мне в интервью. И если раньше мне приходилось сталкиваться с тем, что люди плохо осведомлены, что их отпугивает тяжесть предъявленных Пичугину обвинений, то теперь отношение к делу Пичугина оказалось однозначным. На мои вопросы отвечали правозащитники Елена Боннэр, Светлана Ганнушкина, Людмила Алексеева, поэтесса и радиоведущая Нателла Болтянская, политик Алексей Мельников и бывший вице-президент ЮКОСа Леонид Невзлин.



Владимир Ведрашко: Вы говорите, что раньше, сама тяжесть обвинений, которые были предъявлены Алексею Пичугину, отпугивала многих людей.



Вера Васильева: Прежде всего я могу судить об этом по поведению средств массовой информации. Я ходила на все заседания суда по делу Алексея Пичугина и в 2006, и в 2007 году. И зал, как правило, пустовал. Я сама неоднократно предлагала свои материалы для публикации в различных СМИ, но, как правило, просто не получала ответа на свои предложения. Соглашались со мной сотрудничать единицы. И прежде всего это были Радио Свобода и портал «Права человека в России».



Владимир Ведрашко: Давайте теперь вернемся к вашим нынешним интервью. Почему вы обратились именно к Елене Боннэр, Светлане Ганнушкиной? Почему вы не обратились к людям, которые придерживаются обвинительного уклона? Ведь их аргументы тоже могли бы быть интересны.



Вера Васильева: Я думаю, что их аргументы хорошо слышны и без моей помощи. Эти аргументы тиражируют те государственные телеканалы, а безусловно, с телевидением не может конкурировать ни одно средство массовой информации. Их аргументы публикуются в интернете на тематических сайтах. А мне же хотелось узнать мнение тех людей, которые уважаемы в обществе, к которым прислушиваются как в России, так и за рубежом. Я думаю, что эти люди не ангажированы, я думаю, что их точка зрения непредвзята. И поэтому я считала важным, чтобы слушатели и читатели услышали то, что думают о деле Пичугина именно эти люди.



Владимир Ведрашко: В недавнем интервью французской газете «Монд» премьер-министр России Владимир Путин сказал – цитирую по официальному тексту перевода этого интервью:



«…что касается Ходорковского, то дело в том, что он нарушил закон. Многократно и грубо. Больше того, часть группы, в которую он входил, обвиняется, - и это судом доказано - в совершении преступлений против личности, а не только в сфере экономики. За ними - убийства и не одного человека».



Владимир Ведрашко: Я попросил Веру Васильеву прокомментировать утверждения премьер-министра о якобы доказанности судом тех преступлений, которые инкриминируются Пичугину, одному из тех, кто, очевидно, по словам Путина, входил в преступную группировку Ходорковского.



Вера Васильева: Это утверждение заставило меня предположить, что премьер-министр Путин по меньшей мере плохо осведомлен о деле Пичугина. Потому что ни в первом деле, ни во втором деле нет прямых доказательств вины Пичугина. Главные свидетели обвинения по второму делу недавно, а точнее 21 апреля на процессе Леонида Невзлина признали, что они оговорили Алексея Пичугина и Леонида Невзлина. А ведь их показания были ключевыми, они лежали в основе приговора Пичугина.



Владимир Ведрашко: А не нарушил ли премьер-министр Путин закон, обвинив людей в убийстве, в то время как их дела, часть людей рассматриваются в суде, часть людей осуждена, но по многочисленным свидетельствам приговоры вызывают большие сомнения. У вас не было на этот счет разговоров с адвокатами?



Вера Васильева: Вы совершенно верно отметили и напомнили мне о том, что часть людей еще даже не осуждена. Процесс Леонида Невзлина еще только идет в суде, а между тем уже делаются утверждения о том, что некие люди совершали убийства и эти люди были в руководстве ЮКОСа.



Владимир Ведрашко: Из ответов бывшего вице-президента ЮКОСА Леонида Невзлина на вопросы Веры Васильевой:



Леонид Невзлин: Я наблюдаю за сопровождением этого процесса, я бы сказал – за ужасным силовым сопровождением, которое осуществляют ФСБ и прокуратура, и ужасным пиаровским сопровождением, которое, я думаю, тоже осуществляют ФСБ и прокуратура. И пришел к нескольким выводам для себя. Прежде всего – установка "помазать" "ЮКОС" убийствами, то есть, обвинить компанию в преступлениях против личности, пришла с самого "верха". Об этом заявил Путин в одном из первых интервью после ареста Пичугина и Лебедева. И заявил как об однозначно известном факте, что за "ЮКОСом" есть какие-то кровавые дела.


Владимир Ведрашко: Это был ответ Леонида Невзлина.


Продолжает Вера Васильева:



Вера Васильева: Я ожидала, что возможно некоторые из сторонних наблюдателей менее осведомлены в деле Пичугина, хуже в нем ориентируются. Но это оказалось не так. Люди внимательно следят за процессом, знают о самых последних событиях, в том числе о признаниях лжесвидетелей на процессе Леонида Невзлина. Меня также поразило отношение самого Леонида Невзлина к этому делу. Он действительно к нему относится как к делу своей чести, я имею в виду помощь Алексею Пичугину в его освобождении.



Владимир Ведрашко: Вы упомянули слово «дело чести». Много ли вы видели честных людей во время процесса со стороны обвинения? Быть может там есть люди, которые оперируют фактами, в которых они не сомневаются? Я сейчас не говорю о заказных, о предвзятых. Но не попадались ли вам люди, которые искренне верят в то, что они говорят и при этом они говорят вещи, которые работают против Алексея Пичугина?



Вера Васильева: Безусловно, такие люди были, хотя их было очень мало. Прежде всего мне хотелось сказать о государственном обвинителе Борисе Лактионове, который вел первое дело Алексея Пичугина. Он это дело до конца не довел, по необъясненным причинам он был отстранен. И как комментировали адвокаты, как рассказывали мне родственники Алексея Пичугина, с их точки зрения Борис Лактионов работал как непредвзятый профессионал. Вполне возможно, если мы считаем дело ЮКОСа политическим, и дело Пичугина политическим, что именно поэтому он и был отстранен.



Владимир Ведрашко: Напомню, что я беседую с журналистом Верой Васильевой, которая взяла интервью у известных в России общественных и политических деятелей – в связи с исполнившейся пятой годовщиной со дня ареста Алексея Пичугина – одного из главных фигурантов дела ЮКОСА.


На вопросы журналистки отвечала и правозащитница, общественный деятель, публицист, вдова академика Андрея Сахарова - Елена Боннэр:



Елена Боннэр: Очень жалко, что международная юридическая и правозащитная общественность процесс Пичугина воспринимает как вторичный или даже третичный на фоне таких громких и общеизвестных имен, как Ходорковский, Лебедев, Алексанян, Бахмина. Тоже чудовищное дело – женщину, мать двух маленьких детей ни за что ни про что осудили за то, что она якобы положила себе в ридикюль сколько-то миллионов.
Но мне кажется, что преступная фальсификация судебного процесса наиболее наглядна именно в деле Пичугина. Процесс Пичугина – один из самых демонстративных в том, какова российская судебная система последних десятилетий.


Владимир Ведрашко: Таково мнение Елены Боннэр.


А вот оценка, которую высказала председатель Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева:



Людмила Алексеева: Пичугин и Лебедев были арестованы до Ходорковского, и по тому, как шли их дела, было очевидно, что эти два человека арестованы в надежде следователей, что они дадут показания, компрометирующие главу "ЮКОСа".
Но у следователей и тех, кто отдавал им приказы, получилась накладка, потому что оба этих человека оказались очень стойкими и никаких компрометирующих показаний на Ходорковского не дали. А от Пичугина ждали, что он обвинит в убийствах и Ходорковского, и его друга и компаньона Невзлина. Приговор был местью ему за то, что не оправдал ожиданий, не дал тех показаний, которые хотело добиться от него следствие, не оболгал людей, которые к убийствам причастности не имеют, и себя не признал убийцей. Вот за честность, порядочность и человеческое достоинство Пичугин так жестоко и наказан.


Владимир Ведрашко: Таково мнению Людмилы Алексеевой.
И в заключении – приведу еще несколько оценок, которые дал депутат Государственной Думы первого-третьего созывов, член партии Яблоко Алексей Мельников:


Алексей Мельников: На мой взгляд, деятельность так называемого "следствия" и так называемых "судов" в отношении Алексея Пичугина сами должны служить предметом независимого от группы Путина расследования. Сам же Алексей Пичугин как человек, по моему мнению, невинно осужденный, должен быть освобожден из заключения и полностью реабилитирован. Дело Алексея Владимировича Пичугина, на мой взгляд, целиком политическое. Представляется, что не имеет это дело отношения ни к профессиональному расследованию тех или иных событий, ни к правосудию. Прошло уже больше пяти лет с момента, когда это дело началось, и все более становится понятным, зачем дело Пичугина потребовалось. Нельзя правильно понять то, что происходило с Алексеем Пичугиным в последние годы, если не рассматривать его в контексте отъема компании "ЮКОС" у его акционеров группой лиц, приватизировавших институты государственной власти, превратившей эти институты в инструмент передачи частной собственности под собственный контроль.


Владимир Ведрашко: Это было мнение Алексея Мельникова, политика, бывшего депутата Государственной думы. Его интервью, как и интервью Елены Боннэр, Людмилы Алексеевой, Нателлы Болтянской, Светланы Ганнушкиной и Леонида Невзлина публикуются на правозащитном портале Права человека в России. 19 июня исполнилось пять лет со дня ареста Алексея Пичугина, отбывающего ныне пожизненное наказание по обвинению в убийствах.


XS
SM
MD
LG