Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кубинцы ждут, когда «умрут все, кто должен умереть»


Архитекторы кубинской перестройки предпочли китайскую бытовую модель советской

Архитекторы кубинской перестройки предпочли китайскую бытовую модель советской

Отмены санкций Евросоюза на Кубе, скорее всего, не заметят. Это становится ясным почти каждому, кто побывал на «Острове Свободы». Однако в том, что в ближайшие годы страну, полвека сидевшую занозой в «подбрюшье» США, ждут большие перемены, мало кто сомневается.



Послабления, введенные Раулем Кастро, кому-то кажутся косметическими, а кому-то фундаментальными. Например, разрешение на замену старых холодильников на новый агрегат китайского производства, может выглядеть смешным, а кому-то покажется бытовой революцией, потому что Куба, как известно, находится в тропическом климате. Нет холодильника - и никаких продуктов ты не сохранишь. Эффект от свободной продажи мобильных телефонов, DVD-плееров, персональных компьютеров (в основном китайского производства) для людей, у которых этого не было никогда, можно сравнить с появлением марсиан.

Что касается политических послаблений, они вроде бы тоже микроскопические, но, с другой стороны, с учетом того, как проходила общественно-политическая жизнь на Кубе в последние полвека, это может выглядеть колоссально. Например, официальный печатный орган - газета «Гранма» - опубликовал заметку о марше «женщин в белом». Речь идет о женах диссидентов, которые сейчас находятся в заключении по обвинению в антиправительственной деятельности. Мало того, что им дали пройти по улицам, так сама «Гранма» об этом опубликовала небольшую заметку.


Санкции Евросоюза в отношении Кубы были введены в 2003 году. Тогда считалось, что в кубинских тюрьмах находятся около 70 диссидентов. Главный вопрос сейчас - можно ли ожидать от режима Рауля Кастро сколько-нибудь существенных движений с точки зрения политических свобод или все ограничится косметическими мерами.


Рауль Кастро сейчас четко ориентируется на «китайскую» или «вьетнамскую» модель. Нынешнее руководство Кубы помнит то, что происходило в Советском Союзе в конце 80-х годов. Этот опыт кубинские лидеры учли и боятся повторения истории, когда экономические реформы повлекли за собой необратимые политические процессы, крах коммунистической системы. Можно говорить о том, что если «настроения масс» перейдут в желание не только экономических, но и политических перемен, то кубинские военные готовы совершить то, что китайские военные в 1989 году совершили на площади Тяньаньмэнь.


Однако Куба - это совершенно не Китай. Тут другие исторические особенности и иной национальный характер. Многие аналитики говорят о том, что сами кубинцы сейчас не очень готовы к открытым массовым выступлениям против режима. В первую очередь они хотят улучшения своего повседневного быта. Они хотят увидеть со стороны кубинского руководства какие-то шаги, направленные на улучшение экономического положения. Если эти реформы будут продолжаться, вряд ли кубинцы пойдут на какие-то протесты.


Кроме того, кубинские власти могут использовать в своих интересах дискуссию внутри Европейского Союза о динамике отношений с Кубой. Швеция или Чехия выражают сомнения относительно того, что на Кубе произошли существенные изменения, особенно в области прав человека. Другие - такие как Испания, которую с Кубой традиционно связывают более близкие отношения - давно настаивали на полной отмене санкций. Вопрос в том, сможет ли извлечь из этого практическую пользу режим Кастро. Те, кто был на Кубе, уверены: повлиять на настроение кубинского народа довольно легко именно косметическими мерами, этими легкими послаблениями - разрешением селиться в гостиницах, покупать бытовую технику. Было понятно, что для людей, с которыми я разговаривал на Кубе, это очень важно.


Что касается жесткости кубинского режима. Я несколько раз совершенно свободно общался с малознакомыми людьми. Они в разговоре со мной, иностранцем, достаточно нелицеприятно высказывались и о режиме, и о Фиделе, и о его брате, который сейчас занял пост кубинского лидера. Режимом они не то чтобы, мягко говоря, недовольны, а просто мечтают, чтобы «эти старики» ушли, а на их место пришли реформистски ориентированные лидеры. Тогда постепенно, не выходя из-под красного знамени кубинской революции, общественная система, ее содержание (а не форма) изменится настолько, что Куба станет обычным латиноамериканским государством по уровню экономического развития, уровню доходов населения и так далее. Для них это лучше. Я спросил одного молодого человека: «А чего вы сейчас ждете? - Он (дословно) ответил: - Мы просто сейчас ждем, когда умрут все те, кто должен умереть».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG