Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему Белград по большому счету не помог косовским сербам


Ирина Лагунина: В минувшее воскресенье, через четыре месяца после провозглашения независимости Косова, в силу вступила конституция республики. В Приштине этот день назвали историческим началом реального функционирования нового суверенного государства, а в Белграде заявили, что конституция не имеет правовой силы, и сербы её признавать не будут. Несмотря на завершение переходного периода в 120 дней - с 15 июня косовские власти приняли от временной администрации ООН Унмик основные полномочия управления Косовом – по-прежнему не ясно, кто на самом деле управляет, и кто будет управлять государством, независимость которого еще какое-то время будет находиться под международным контролем. И еще - как отразится политика Белграда на судьбе сербов, живущих в новом албанском государстве? С косоварами – сербами и албанцами - беседовала наш корреспондент в Белграде Айя Куге.



Айя Куге: Ничего в Косово не изменится, сербы будут продолжать жить по законам Сербии – уверяют своих граждан сербские политики. На 28 июня намечено формирование в Косово сербского парламента края - по итогам прошедших в мае в Сербии муниципальных выборов, в которых приняли участие и косовские сербы. Результаты этих выборов в Косово существенно отличаются от результатов в Сербии – косовские сербы в своём большинстве проголосовали за националистов. Один из таких националистически ориентированных сербских политиков Марко Якшич призывает Белград к энергичным ответным шагам по отношению к Приштине.



Марко Якшич: Белград должен однозначно и жестко ввести по отношении к Приштине ответные меры. Это означает, что албанцам не стоит ожидать, что они будут обременять жизнь косовских сербов, а Белград на это будет спокойно со стороны смотреть. Сербия должна предпринять ответ и бороться за Косово. Нельзя бороться только словами, или какими то дипломатическими мерами – борьба должна вестись намного серьёзнее. Мы знаем лишь то, что судьба Косово в любом случае зависит от Белграда.



Айя Куге: Один из самых реалистически настроенных сербских лидеров из Косово Оливер Иванович не согласен с утверждениями, что жизнь сербов после вступления в силу новых законов останется прежней. По его мнению, может быть, временно не многое изменится в северном районе Косово, в Косовской Мировице, где сербы проживают компактно и граничат с Сербией. Но ведь большинство косовских сербов проживают в центральных районах нового государства, в небольших анклавах, где теперь будут полностью зависеть от албанских властей.



Оливер Иванович: Этот нелегальный акт, как мы воспринимаем провозглашение конституции Косово и сопровождающих ее законов, обязательно оставит печать на ежедневной жизни обычных сербов. Такие воинствующие заявления абсолютно не помогут сербам из центральных районов Косово, и тем, кто проживают в маленьких, изолированных анклавах. На севере области, может быть, не будет серьезных правовых последствий, но там будут политические последствия. В крупнейшем сербском анклаве Косовска Митровица на севере уже чувствуется политический эффект - в том смысле, что люди озабочены возможными последствиями провозглашённой конституции Косово. В центральной части проблемы намного серьёзнее – это проблемы реальной повседневной жизни. Как теперь сербам относиться к албанской полиции и правосудию? Как отнестись к налогам, которые нужно будет выплачивать государству Косово? Официальная политика правительства Сербии провозглашает, что сербы не должны оплачивать налоги незаконному государству. Но по косовскому закону, это грозит тюрьмой...



Айя Куге: Одна из лидеров сербов из центральной области Косово, Рада Трайкович, неоднократно упрекала Белград, что там не учитываются реальные интересы всех косовских сербов – так думают только о тех, кто живет на севере, где за спиной - Сербия.



Рада Трайкович: Учитывая то, что мы окружены албанской общиной, которая принимает эту конституцию, мы постоянно, на каждом шагу будем сталкиваться с представителями их властей – с органами правопорядка, с полицией. Если мы не будем принимать их законы, будут происходить постоянные инциденты. А такие ежедневные инциденты поставят под угрозу сербскую общину в Косове.



Айя Куге: После провозглашения независимости Косово в феврале, сербы в анклавах, по требованию Белграда, покинули свои рабочие места в международных организациях, в косовской полиции, в правоохранительных органах Косово. Теперь они нигде не работают, а зарплаты получают из Сербии. Так как официальный Белград не согласен с размещением в Косово Европейской правоохранительной миссии Еулекс, от косовских сербов требуется, чтобы они не вступали с ней ни в какие контакты. Но как выжить в ситуации, когда Белград далеко, а в случае даже самой малой проблемы не к кому обратиться? Оливер Иванович.



Оливер Иванович: На сербах в анклавах лежит политическая ответственность за каждый их шаг. Эта ответственность им навязана – причем без нужды. Например, теперь они боятся работать в международных организациях потому, что это может противоречить политики Сербии. У них нет никакой защиты. Если что-то произойдёт, если у кого-то из них в центральных анклавах будет украдена корова, или автомашина, к кому они смогут обратиться? Только к международным представителям, в Унимик. Однако Унимик сокращает число своих полицейских и судьей, будет момент, когда они уйдут вовсе. Тогда останется лишь косовская полицейская служба, в которой осталось мало сербов – большинство из них покинули работу. Сербы не будут обращаться к албанским полицейским – у них нет к ним доверия. Но к кому тогда обращаться? К министерству внутренних дел Сербии? Да, наше министерство может зарегистрировать случай, но не может помочь, не может искать украденную автомашину. Остаётся только Еулекс, и я считаю, что правительство Сербии должно понять, что сербы в Косово не нарушат государственную политику, если за конкретной помощью, правовой и физической защитой будут обращаться к европейской миссии. Хотим мы этого, или нет, но жизнь нас, в изолированных анклавах, заставит обращаться в суд и полицию Косово – это единственный шанс выжить.



Айя Куге: Если поговорить с кем-нибудь из обычных сербов в Косово, незнакомым они всегда будут отвечать в согласии с официальной политикой Белграда, повторять фразы политиков.



Женщина: Для меня ничего не изменится. Это Сербия. Албанцы должны понять, что не могут создавать государство в чужом государстве.



Айя Куге: Однако если поговорить «по душам», настроения, оказывается, другие. Моя знакомая, учительница из Косовской Митровицы, Елица, атмосферу в своей среде после вступление в действие косовской конституции видит так.



Женщина: «Косово – это сердце Сербии» - так у нас все повторяют, утверждая, что не важно, будет ли раздел Косово на сербскую и албанскую части, или нет. Если и не будет – для нас на севере Сербия близко. Но бедные сербы из центральных анклав намного больше обеспокоены, они готовы жить в косовском государстве, по принципу: будь, что будет. Только их голоса не слышно. Они молчат и чего-то ждут. Однако в принципе никто из сербов не планирует уезжать. Тишина будет до тех пор, пока не начнётся применение новых законов по всему Косово. Когда это начнётся, многого можно ожидать. У нас после принятия новых косовских законов уже было два инцидента, когда албанская полиция сняла сербские номера автомашин. Было ли это случайно, или это была преднамеренная провокация – я не знаю. Обычно сербы из анклавов меняют номера Сербии на косовские, когда переезжают границу. На сегодня у нас всё нормально. А что будет, и как будет – понятия не имею.



Айя Куге: На минувшей неделе и Белград, и Приштина получили письма генерального секретаря ООН Пан Ги Муна. Содержание этих писем отличается. Как отмечают аналитики, в письме албанскому руководству генеральный секретарь подчеркнул политическую реальность существования Косово отдельно от Сербии, а сербам обещал, что в местах, где они составляют большинство, на определённое время останется стутус кво. Актуальной в эти дни снова стала тема так называемого «функционального отделения сербов от албанцев». Как заявил специальный представитель Евросоюза в Косово Питер Фейт, Белграду может быть оставлена возможность управлять в северной части, где проживает около 40% всех оставшихся в Косово сербов. Противники этой идеи отмечают, что на самом деле такое «функциональное отделение» похоже на добровольную сегрегацию сербов, которая в реальности может привести к присоединению северной Косовской Митровицы к Сербии. Албанский журналист из Приштины Агрон Байрами считает, что такие, якобы, тайные планы появляются из-за того, что международное сообщество расколото, и из-за своей беспомощности пустилось в игру в жмурки.



Агрон Байрами: Не думаю, что существует какой-то тайный план. Я считаю, что нынешнее неясное отношение международного сообщества указывает на нехватку смелости, которую оно должна превозмочь и взять на себя ответственность за контроль над независимостью Косово. Если мы будем придерживаться идеи о функциональном отделении сербов от албанцев, то в результате можем получить полностью нефункциональное государство. Это риск, который только приведёт к напряжённости. Поэтому я надеюсь, что в течение пары месяцев произойдут перемены, и международное сообщество, то есть Европейский союз, возьмет на себя ту ответственность, на которую он не был готов из-за сопротивления России в ООН. Только так косовское государство может начать функционировать. В противном случае появятся проблемы. Сербы не должны верить в то, что реальность может быть аннулирована, их отделение может лишь всем осложнить жизнь.



Айя Куге: Параллельная, отдельная от албанцев жизнь, или интеграция в новое косовское государство – перед выбором из этих двух противоположностей стоит сегодня сербская община в Косово. А существует ли какая-то середина? Это может решить только международное сообщество.


XS
SM
MD
LG