Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Легко ли быть афганцем в России? Что происходит в Орловской области? Мнение депутата. Что важнее – расширить Зейскую районную больницу или отремонтировать кабинет губернатора Приамурья? Власти Мордовии пытаются найти работу для бывших заключенных. Подмосковье: В Химкинском лесу появился платочный городок защитников леса. Самара: Жители города преградили путь строителям. Ижевск: Анпполинария Полухина доказала, что льготы инвалидов можно отстоять в суде. Челябинск: У пенсионерки Марии Канаевой перегорели сразу все электроприборы. Кто виноват? Псков: История города спрятана под землей


В эфире Ростов-на-Дону, Григорий Бочкарев:



В эти дни сотрудники милиции проводят в Ростове спецоперацию под кодовым наименованием «Нелегальный мигрант». Но дело в том, что многие из формально числящихся незаконными мигрантами иностранных граждан приехали в нашу страну более двадцати лет, и не по своей воле. Речь идёт о детях-афганцах, чьи родители воевали на стороне Советского Союза, и которых по межправительственному соглашению между Афганистаном и СССР привезли к нам в малолетнем возрасте.


Сегодня объектом пристального внимания сотрудников милиции общественной безопасности стал ростовский рынок «Темерник», где в ходе постоянно проходящих рейдов задерживаются и направляются в ближайшие опорные пункты правопорядка все лица без надлежащих документов, удостоверяющих личность и место жительства. К тому же, согласно действующему законодательству, с прошлого года торговать на рынках имеют право только российские граждане.


Так случилось, что большинство так называемых афганских «внучат Ильича» смогли устроиться работать именно на рынке «Темерник». Они сюда съехались со всей территории России. Несмотря на то, что дети давно выросли, и уже сами стали родителями, они, в большинстве своём, всё ещё остаются для своей второй родины изгоями. С большой неохотой Россия признаёт их своими гражданами. А вернуться в Афганистан они не могут, потому что зачастую это связанно с прямым риском для жизни.


Их права пытается отстаивать лишь региональная общественная организация «Союз афганских граждан». Как рассказала референт организации Галина Марченко:



Галина Марченко : Если бы не возможность присутствия на семинарах правозащитного центра «Мемориал», то, возможно, мы бы никогда не решили эту проблему. Но вот благоприятный случай свел, они очень доброжелательно отнеслись, с таким глубоким пониманием. В Ростове такого мы не нашли. Причем, мы вышли на то, что идет прямое нарушение законодательства – просто игнорируются, просто не принимаются, просто искажаются факты, которые граждане доносят. Там есть 60-пунктный опросник. Гражданин описывает, описывает, даже не в силах иногда прочитать это все. Он там бедный потный сидит, пока его спросят. Он просто подмахнул, подписал и все. Но там такие абсурдные…


В данном случае у меня гражданин сидит. Он прибыл сюда еще 8-летним ребенком в школу-интернат города Волгограда. Мы писали в Управление Федеральной миграционной службы по Волгоградской области, и тоже получили уж такой гибко-измышленный, изощренный ответ с фальсификацией фактов, что мы не знаем куда апеллировать.



Григорий Бочкарев : Дизайнер по образованию, Наим с 1996 года зарабатывает себе на жизнь, торгуя на рынке «Темерник». В последние годы, для того, чтобы получить российское гражданство, ему пришлось выехать в Афганистан, затем – в Пакистан, и лишь после этого — вернуться в Россию. Тем не менее, российская Федеральная миграционная служба вновь отказала ему в предоставлении — как ступеньки при получении российского гражданства — статуса беженца. Отказ, в частности, мотивирован и тем, что он добровольно покинул пределы России. Вот что говорит по этому поводу сам Наим:



Наим : Это их мнение, что они написали. А то, что я вернулся… Я в 2004 году уехал на родину, потому что у меня были проблемы с Волгоградом. Я в 2002 году сдавал свою документацию на оформление вида на жительство. Где-то года через два мне пришло письмо, что я не числюсь по линии интерната, я не зачислен. Я пришел, в ФМС обратился. Они мне говорят – ничем мы вам не можем помочь, потому что вы интернатовский. Мы вас не можем сейчас документировать. На вас нет такого закона, чтобы интернатовские были беженцами. Вы въехали по межправительственному переговору. Они дали очень хороший совет, по их мнению. Вы поезжайте к себе на родину, а после того, как приедете, вы официально въедете, и мы вас начнем официально документировать. Я покинул территорию Российской Федерации, уехал на родину. Мне дали документ временного убежища на год. Но с этим документом я не могу работать, и оформляться мне еще надо лет 10. Мне уже тогда будет за 40. А сейчас, на данный момент, когда я всю жизнь прожил в России, мне нужна документации. Почему меня беженцем не признают?



Григорий Бочкарев : Матим в последний раз был в Афганистане ещё в детские годы. И с тех пор живёт в России, можно сказать, «на птичьи правах», испытывая при этом «все прелести» (в кавычках) государственно-административной системы. Как он вспоминает о последнем таком случае:



Матим : Недавно то, что случилось, наверное, сотрудники решили просто заработать денег. Дело в том, что я шел, меня в спину люди ударили пару раз. Я не выдержал, я просто одного оттолкнул. После этого меня скрутил какой-то человек и завел в отдел милиции. Он представился кем-то из ГУВД. Я ему говорю, что вы творите беззаконие. А мне знаете, что сказали? Ты, чурка, ты сюда приехал, в нашу страну, и ты будешь нам доказывать, какие у нас должны быть законы? А человек из ГУВД выражался именно о моей национальности. Они обыскали мою сумку, они посмотрели мои карманы. У меня больше 400 рублей не было. Они поняли, что я того не стою. Меня просто выкинули на улицу и все.


С утра получилось так, что ко мне приехали сотрудники милиции и попросили меня проехать. Потому что, приехав домой, я вызвал «скорую», которая зафиксировала побои. «Скорая» передала в милицию. Приехали сотрудники, поехали туда в отдел. Я приехал в отдел. Сидел дежурный, который меня принимал, и говорит, давай разойдемся миром. Ты напишешь, что ты претензий не имеешь, к тебе тоже претензий не имеют. Я согласен, я не буду иметь никаких претензий, подпишу эти бумаги, только назовите мне сотрудника, который меня задержал. Вдруг оказывается, что никто и ничего не писал. Никто этого сотрудника знать не знает. И протокола как такового о задержании нет. Мы не успели, у нас было два огнестрела, мы ничего не успели. Просто у нас есть то, что «скорая» зафиксировала. Пожалуйста, напишите, что претензий не имеете. Хорошо, ладно, я написал, что у меня нет претензий, потому что бороться дальше с ними означает другое, что завтра они найдут какого-нибудь потерпевшего, которого ко мне пришьют. Я знаю, как это делается. У нас многие уже на этом погорели ребята. Я подписал, что претензий не имею, что все было так, потому что у меня семья. Они знают, где я проживаю, они знают мой адрес и все остальное. Завтра, что со мной сделают и с моей семьей… Просто чисто из-за этого я подписал эту бумажку, что я не имею никаких претензий.



Григорий Бочкарев : Вот и получается, что сегодня дети бывших функционеров так называемой народной власти в Афганистане, и в России не нужны, и на родине им места нет. В этом лично убедился Наим:



Наим : На родине, когда я туда приехал, конечно, были многие в негодовании. Так как я 23 года не был у себя на родине, во-первых, семья не принимает. Во-вторых, когда делили участки земли… В принципе, я для них чужой. Я уехал, когда мне было 6 лет, а вернулся, когда мне было уже 28 лет. У нас даже был такой случай. Друг уехал на родину, ФМС России оформил ему документы на выдворение. Поехал на родину, а буквально где-то через год парню отрезали голову родственники из-за дележки земли. Просто убили его и все. А когда я начал предоставлять всю свою документацию, что ко мне приходили люди, когда я в Афганистан поехал, из мечети – кто я, что я, где я. У нас там, в принципе, все друг друга знают в лицо. А я первый раз приехал. Конечно, у них вопросы были – кто он? Ко мне начали люди потихоньку приходить и спрашивать, что я там делал, кто я, что знаю насчет своей религии. В принципе, я не мог им ничего такого ответить, потому что я очень далек от этого. За 20 лет, что я не был, многое что изменилось у нас на родине.


Я уехал в Пакистан. После этого, когда я написал в миграционную службу, они мне пишут, что я не предоставил им никаких документов от той стороны, кто приходил к нему домой. Получается – ты дай мне документ, что ты ко мне приходил домой, что я ислама не придерживаются или другой веры, что ты мне хочешь отрезать голову. Когда я в миграционную службу отнес, чтобы они приняли беженцем.



Григорий Бочкарев : Сложившаяся ситуация, мягко говоря, выглядит тупиковой. Предлагаемый сегодня этой группе лиц российскими властями путь - вначале получить статус временно беженца и затем в течение десяти лет ожидать возможного гражданства, больше напоминает издевательство над правами тех людей, с которыми судьба и так сыграла злую шутку: забросила в чужую страну и забыла об их существовании.



В эфире Орловская область, Елена Годлевская:



В последнее время орловские правоохранительные органы сообщают о возбуждении уголовных дел в отношении известных в Орловской области руководителей практически еженедельно. Их обвиняют либо в превышении должностных полномочий, либо в незаконных сделках с государственной собственностью, мошенничестве и налоговых преступлениях. Так, к десяткам уголовных дел в отношении племянника губернатора области Егора Строева – Юрия Куреева, обвиняемого в мошенничестве, и бывшего заместителя губернатора Игоря Сошникова, объявленного в федеральный розыск, вызвавших большой общественный резонанс, прибавились уголовное дело о превышении должностных полномочий, возбужденное в отношении бывшего начальника отдела учета и распределения жилья администрации города Орла Арнольда Зубова, и обвинение в мошенничестве и легализации средств, приобретенных в результате совершения преступлений , генерального директора известной компании "Ливенское мясо" Алексея Морозова. Ему вменяют нецелевое использование банковского кредита на сумму свыше 107 миллионов рублей. С обвинительным заключением уже знакомится бывший тренер орловской футбольной команды «Орел» Анатолий Шелест, чьи финансовые интересы активно лоббировались самим губернатором. Именно под его давлением из областного и городского бюджетов футбольной команде были выделены десятки миллионов рублей. Теперь Анатолия Шелеста обвиняют в сокрытии 15 миллионов от уплаты налогов. Последним стало задержание УВД и УФСБ Орловской области группы, специализирующейся на предоставлении интим-услуг для VIP -персон в самой дорогой гостинице города Орла «Атлантиде». Среди вещественных доказательств, собранных при обысках в квартирах и офисах фигурантов дела – кассеты с видеозаписями интимных сцен проституток с целым рядом известных в области лиц, имена которых пока не разглашаются. Комментирует депутат Областного Совета народных депутатов Марина Ивашина.



Марина Ивашина : Орловская власть находится в эпицентре коррупционных скандалов. Это не первый год. Это четвертый, пятый год, когда в принципе самые близкие люди в окружении губернатора ловятся на взятках. Следствие показывает, что это система. Это выстроенный годами механизм. Власть работает на себя, она не работает на население. Получение земли – взятки, медицинские услуги – взятки, в сфере образования – взятки. У нас нецелевое расходование бюджетных средств, растаскивается государственная собственность.



Елена Годлевская : При этом область - в экономическом упадке.



Марина Ивашина : Орловская область, конечно, сейчас переживает очень сложный период. Инертный рост экономический существует. Бюджетные вливания, которые идут из федерального центра, они естественно, подталкивают и повышают экономический потенциал региона, но каким же ресурсом сейчас обладает сама Орловская область? Каким потенциалом? Практически выдохлось сельское хозяйство, материальная база сельского хозяйства не обновлялась, она в плачевном состоянии. Огромное количество земель пустует, колоссально сократился объем производства многих продуктов животноводства – мяса, производства зерна. Мы можем говорить о том, что тенденция у нас, конечно, отрицательная.


Если говорить об уровне достатка орловского населения, то тоже значительно ниже, чем в среднем по Центральному федеральному округу. 30 процентов населения за чертой бедности. При этом колоссальный рост административно-управленческого персонала, колоссальные заработные платы. Слабо в нашей области развиты демократические институты. У нас практически нет свободы слова, у нас душат каждого, кто пытается высказать критику, даже не представить себя оппозицией. Недоверие к власти колоссальное в Орловской области.



Елена Годлевская : Тем не менее, именно эта власть, которой все меньше доверяют орловцы, неожиданно для всех объявила о создании координационного совета по противодействию коррупции, который возглавил сам губернатор Егор Строев, и куда вошли, в том числе, персоны, деятельность которых вызывает у независимых экспертов немало вопросов.



Марина Ивашина : Я называю эту комиссию «пчелы против меда». Кстати, говоря, в пчеловодстве термин «взятка» тоже существует. Собираются взятки пчелами, чтобы прокормить трутней. Этот образом – первое, что приходит нашим жителям в голову, потому что среди членов этой комиссии люди, которые непосредственно являются объектами внимания сейчас и следственных органов, и ассоциируются как раз с теми криминальными вещами, которые сейчас постоянно отслеживаются в оппозиционной печати. Это захват собственности, это раздел и приобретение государственного имущества за бесценок, это перевод какого-то солидного серьезного бизнеса в оффшоры, это недоплата налогов, это утаивание НДС.



Елена Годлевская : А вот председатель областного Совета народных депутатов Иван Мосякин предложил коллегам не торопиться с созданием антикоррупционной комиссии, которая бы проводила экспертизу законодательных актов о собственности, принимаемых облсоветом, на предмет возможной коррупционности, предложив перенести рассмотрение этого вопроса на следующую сессию.



Марина Ивашина : Естественно, им торопиться не надо. У них время еще есть, но, я думаю, этого времени нет уже и у людей. Такого давно не было. Орловские люди средних лет желают сейчас, чтобы их дети уезжали из Орла. Эта тенденция по всей нашей области. Нет родителя, который бы считал, что ребенку надо остаться в Орле, выучишься и будешь работать. У нас нет перспективы. Ее нет не потому, что плохой уровень образования, у нас нет экономических возможностей для самореализации. У нас практически разваливается малый и средний бизнес. У нас нет предприятий, которые могли бы реально работать, начать работать, только исходя из своего умственного потенциала. Колоссальная коррупция, колоссальные административные барьеры, колоссальное телефонное право. Все это сжимает круг возможностей любого молодого специалиста. Поэтому естественно желание родителя искать где-то возможность – уехать в Москву, уехать за границу, уехать в соседние регионы. Получается, что не только демографическая ситуация плохая в том смысле, что рождается меньше детей, но она плохая и в том, что люди уезжают.



В эфире Благовещенск, Антон Лузгин:



Сокращение лечебных коек в переполненной больнице. Такая абсурдная ситуация сложилась в Зейском районе Амурской области. Практически во всех отделениях районной больницы на треть сокращается количество лечебных мест. В Министерстве здравоохранения Приамурья посчитали завышенные расходы на лечебные учреждения. Ведь население Зейского района неуклонно сокращается. Между тем, сегодня персонал больницы не знает, куда размещать пациентов. Говорит травматолог Борис Лазарев:



Борис Лазарев : Вместо 20 у меня 32 больных находится в отделении. Если следующие будут поступать, ни одной койки свободной нет. Придется стелить матрасы в коридоре, придется класть туда тяжело больных. Больше я выхода не вижу.



Антон Лузгин : Говорит заведующая неврологическим отделением Елена Замусевич:



Елена Замусевич : Если раньше всем больным после выписки я писала в рекомендациях курс повторного лечения через 3-4 месяца как реабилитация, то сейчас я даже не буду этого делать, потому что коек не будет хватать. И проводить реабилитационные мероприятия в условиях ЦРБ будет просто невозможно.



Антон Лузгин : Лимитировано количество мест даже в родильном отделении из расчета того, что в месяц в районе рождается не более 27 человек. А если эта норма будет превышена, дополнительных коек в роддоме не будет. Власти советуют заранее справляться о вакантных местах.


Оборудование Зейской районной больницы не обновлялось десятилетиями. В операционной не работает сантехника, с потолка падает штукатурка, полностью отсутствует вентиляция. Говорит старшая медсестра Раиса Валабурова.



Раиса Валабурова : 27 лет я уже здесь работаю. За это время поступил тот шкаф вентиляционный, который вы смотрели, который не работает сейчас, и коуглуятор для прижигания сосудов, убирать кровоточивость. Вот и все, что поступило за 27 лет.



Антон Лузгин : В Министерстве здравоохранения Амурской области пояснили, что теперь больше будет выделяться средств на поликлиники, на предупреждение заболеваний. Это позволит существенно экономить на дорогостоящем стационарном лечении.


На фоне других трат такая экономия кажется нелогичной. Так губернатор Приамурья Николай Колесов строит себе кабинет стоимостью в 68 миллионов рублей, где будет мебель из вишневого дерева, колонны, украшенные сусальным золотом, и множество других по истине царских атрибутов. 500 тысяч выделено на символы государственной власти Амурской области. Нашлись немалые деньги и на другие далеко не первоочередные проекты.



В эфире Мордовия, Игорь Телин:



Проблема трудоустройства бывших заключенных в России никогда по-настоящему не решалась. Делались заявления, принимались законы о квотировании рабочих мест на предприятиях, однако, в основном, все оставалось на уровне деклараций. Работодатели – как владельцы частных предприятий, так и руководители предприятий государственных и муниципальных при наличии большого количества безработных, не очень-то были настроены на то, чтобы принимать на работу людей, только что освободившихся из мест заключения.


Еще один фактор – не все бывшие заключенные имели и имеют специальности. Лес пилить, да рукавицы шить – вот в основном все, чему обучают людей в колонии. И вместе с тем, среди отбывающих наказание немало тех, кто получил специальности еще до того, как оказались они за колючей проволокой. Сейчас они могут быть востребованы.


Очередной эксперимент затеян Госкомитетом занятости населения Мордовии в рамках кампании по трудоустройству бывших заключенных. Специалисты комитета в сотрудничестве Союзом работодателей республики и Мордовским Управлением федеральной службы исполнения наказаний намерены помочь сориентироваться на рынке труда людям, которые даже еще и не освободились из мест лишения свободы.



Юрий Савоськин : Кто отбыл наказание, их с неохотой берут. Это раз. А, во-вторых, сами осужденные еще не знают свои наклонности. У нас до конца года освобождается 89 осужденных женщин на территории Мордовии. Мы стараемся их трудоустроить.



Игорь Телин : Рассказал начальник отдела по воспитательной работе с осужденными Мордовского УФСИН полковник Юрий Савоськин.


Женщины провели в заключении по нескольку лет и не имеют представления о том, где и как они будут искать работу, выйдя на свободу. Начальник отдела профориентации и профессионального обучения Госкомзанятости Мордовии Иван Сутягин, вместе со своими сотрудниками выезжал в колонии Дубравлага для того, чтобы проинформировать осужденных женщин о рабочих местах, которые на сегодняшний день имеются в республике.



Иван Сутягин : Привезены банки вакансий по городу Саранску, банк вакансий по республике Мордовии.



Игорь Телин : В колонии сотрудники Госкомитета занятости населения провели тестирование заключенных на предмет того, какая работа из имеющихся вакансий могла бы им подойти и по уровню подготовки, и по психологическим особенностям. В тестировании приняли участие 134 женщины, половина из которых - уроженки Мордовии. По словам Ивана Сутягина, многие женщины задумываются о том, как сложится их жизнь, и где они будут работать, выйдя на свободу.



Заключенная : Устроиться на работу, создать семью, и все будет хорошо.



Игорь Телин : Женщины получили информацию о рынке труда Мордовии, правилах выбора профессий, а также о некоторых особенностях, которые необходимо учитывать при профессиональном выборе. Жительница Саранска Елизавета Самсонова в этот день приезжала на свидание со своей отбывающей наказание дочерью и стала свидетелем работы сотрудников службы занятости.



Елизавета Самсонова : Дочь, тюрьма – это все, конечно, нонсенс. Но когда я вижу свою дочь, когда ей уделено столько внимания, мне кажется, что жизнь продолжается.



Игорь Телин : Результаты профессиональной диагностики показал, что отбывающие срок наказания в мордовских колониях женщины хотят и могут работать в сфере обслуживания, в медицине, социальной сфере. В ближайшее время Госкомитет занятости планирует еще одну поездку в Дубравлаг, но в этот раз тестирование пройдут мужчины.



В эфире Подмосковье, Вера Володина:



Алексей Гусенков : Помогаем нашим органам наводить правопорядок.



Вера Володина : Алексей Гусенков объясняет - он и еще два десятка жителей Химок помогают милиции, и экологической в том числе, остановить незаконную вырубку леса. Пока правоохранительные органы не могут повлиять на порубщиков, сами жители поставили на их пути палаточный городок.



Алексей Гусенков : Мы направили письмо в УВД, что граждане квартала в Ашутино, проявляя гражданскую инициативу, организуют круглосуточный палаточный городок для того, чтобы своевременно ставить в известность о фактах правонарушений правоохранительные органы. Каждый раз выезжает экологическая милиция, составляет акты, протоколы о правонарушениях. Последнее было составлено и запротоколировано 82 крупногабаритных дерева, что является особо крупным размером нанесения вреда окружающей природе. После этого протокола прошла буквально неделя, и опять началась вырубка.



Вера Володина : Еще одна участница акции Людмила Федотова:



Людмила Федотова : Почему мы палаточный лагерь здесь разбили? Срок этого палаточного лагеря пока никто не знает. Пока не будет полного разбирательства, объективного разбирательства – почему, на каком основании они нарушают законы, которые у нас есть в стране, действуют по наглому, мы так и будем тут в палатках.



Вера Володина : Арендатор этого лесного массива ООО «Юникс». Вырубкой занимается их подрядчик ООО «Капитал-Строй-Конструкция». Деревья они вырубают без порубочных билетов. Экологи оформляют нарушения, но вырубку это не останавливает. В среду опять валили деревья. По вызову приезжала милиция, сказала, что нужен постоянный мобильный патруль на этом месте, но так пока и не поставили. Милиция приезжала проверить, кто и зачем палатки ставит.



Людмила Федотова : Не являемся ли мы экстремистами, не собираемся ли мы какие-то экстремистские действия совершать. А мы им объяснили, что не мы экстремисты, а те, кто за забором незаконно вырубает леса, не имея на то ни документов разрешительных, ничего. Администрация нам ответила, что их оштрафовали на 100 тысяч рублей. Это, как слону комариный укус.



Вера Володина : Участники акции сказали, что палатки будут стоять здесь до тех пор, пока власти не разберутся в нарушениях. Нести вахту в палаточном городке протестующие намерены, сменяясь по графику.



Алексей Гусенков : Будут привлекаться молодежные экологические движения, Партия зеленых, московского и областное движение присоединяются к этой акции. Сейчас техника стоит. Мы будем следить за тем, чтобы она увозилась с этой территории. Потому что там еще имеются пни и порубленные деревья.



Вера Володина : Защитники леса, который вырубается под автомагистраль от Москвы до Санкт-Петербурга, собирают уже второй десяток тысяч подписей. На днях у здания Верховного суда протестовали против решения Таганского суда, отказавшего в иске к Ростехнадзору, который выдал положительную экспертизу этому проекту. В начале июня они даже отслужили молебен за спасение леса - не помогло. Теперь преграждают путь бульдозерам в палатках.



В эфире Самара, Сергей Хазов:



В Самаре в парке на Воронежских озерах в середине июня прошла стихийная акция протеста. Уже в который раз жители 8-го микрорайона протестовали против строительства, которое сейчас начато на территории природного парка. «Воронежские озера - уникальный природный комплекс из трех озер. В парке растут двухсотлетние дубы, признанные памятниками природы. Территория имеет статус парковой зоны», - рассказал председатель самарского экологического общества Анатолий Виноградов.



Анатолий Виноградов : Проблема сохранения воронежских озер в городе Самаре, как памятник природы городского значения. Все понятно, даже по Москве, что идет так называемая стратегия точечной застройки. Но эти вопросы нельзя решать методом давления, продавливания. Население всегда поддержит власть, если оно увидит справедливость решений. Население поддержит власть, которая идет навстречу населению. Тогда и население пойдет навстречу власти.



Сергей Хазов : Около озер, где пока растут 18 реликтовых дубов, планируется построить парковку на 250 машин, а также четыре 16-ти этажных здания. Земля под застройку была выделена еще в 2005 году бывшим мэром Самары Георгием Лиманским. Ведет строительство фирма «Возрождение». 19 апреля строители кампании-застройщика пытались начать установку забора вокруг стройки, но жители успели организовать оборону. По приказу: «Дави людей!» техника — груженые «КамАЗы» - двинулись на преградивших им дорогу жителей. Только самоотверженные действия одного сотрудника милиции, который буквально бросился под грузовик, остановили строителей.


Жители ближайших домов собираются установить на месте намечающейся стройки детскую площадку, ее конструкции уже лежат на месте, дожидаясь сборки. «Самарцы намерены круглосуточно дежурить на месте будущей стройки, не пуская рабочих на стройплощадку», - рассказала самарчанка Ольга Козлова.



Ольга Козлова : Потому что озер там уже не будет. Когда всю Волгу загадили в этом году, ужасное что-то там было. Или дубовую рощу сейчас рубят. Получается так – там роют, копают, не видят, а когда построят дома, тогда начинают говорить. Неужели раньше они не могли видеть? Зачем эти озера загадили? Вообще, должно быть красиво. Зачем нам там дом? Я вообще не знаю, для чего он там построен на сквере. То ли его уберут, то ли он там будет. Или щит рекламы поставили. Зачем? Трубу прижали, слив сломали, теперь вода течет дождевая под дом. Лес вывозят, получается-то вывозят не один, там идет машина, которая везет много леса. И вдруг никто не видел. Когда уже половину леса срубили, тогда увидели. Получается, депутат не спрашивает, поэтому так у нас получается. Все пустили на самотек. Почему в этом году такая грязь кругом у нас в городе? Ведь ужасно. Ведь не было же так!



Сергей Хазов : «Для жителей «спального» восьмого микрорайона Воронежские озера – единственное место отдыха», - продолжает представитель инициативной группы жителей Елена Шпенглер.



Елена Шпенглер : Это зеленая зона, где люди отдыхают – у кого лодки, у кого машина. Остановятся, пройдут. А почему застраивают? Даже гаражи построили!



Сергей Хазов : Межрайонная природоохранная прокуратура сообщила губернатору Самарской области Владимиру Артякову и председателю губернской думы Виктору Сазонову о выявленных пробелах в нормотворчестве в сфере охраны окружающей среды и природопользования. Как рассказал заместитель прокурора Самарской межрайонной природоохранной прокуратуры Дмитрий Медведев, законодатели Самарской области не реализовали порядка 20 норм, связанных с охраной окружающей среды. В Самарской области не определен порядок определения особо охраняемых природных территорий местного значения. Если порядок был бы определен, Воронежским озерам можно было придать статус охраняемой природной территории. «Самарцев возмущает нерадивость чиновников и депутатов», - рассказала Вера Никитина.



Вера Никитина : Я хочу сказать, для чего мы выбираем депутатов? Вот мы выбрали депутата. Он должен контролировать все и везде в своем районе. А у нас этого нет. Они только заседают, принимают какие-то законы, которые не работают. Одни разговоры! Действительно, почему на озерах строят, а потом говорят – а они незаконно построили. А раньше, где они были? Где они были? Они должны контролировать, где происходят застройки, проверять должны.



Сергей Хазов : «Власти должны провести сход жителей и выяснить их отношение к строительству на Воронежских озерах. Нужно, чтобы чиновники обратили внимание на состоянии экологии Самары, в том числе и на природоохраняемые территории, такие, как Воронежские озера», - считает председатель Самарского экологического общества Анатолий Виноградов.



Анатолий Виноградов : ВОЗ, конечно, должна заинтересоваться вопросами экологии, градостроением, урбаэкологией, если точнее, которые волную население региона, в частности, города Самары. Должно быть справедливое решение, умное и мудрое. Я считаю, что представителей властей, к ним относится и суд любой инстанции. Суд должен давать справедливое решение, по крайней мере, ясное, а не то, как бы дальше бы не дать. Так делать нельзя. Депутат городской думы Алла Сергеевна Демина сказала, что в Генеральном плане города Самары застройка Воронежских озер не предусмотрена! И все строения там, которые пытаются построить, все незаконные. Сохранить Воронежские озера (там три пруда площадью 3 гектара, луг с лекарственными травами) как кусочек нетронутой дикой природы, как памятник природы.



Сергей Хазов : Чтобы отстоять двухсотлетнюю дубовую рощу и озера, самарцы намерены переименовать Воронежские озера в сквер имени России. Люди надеются, что это поможет обратить внимание властей на развернутую посреди парка стройку. Сейчас дело о законности выделения земли под застройку в районе Воронежских озер рассматривается в суде Промышленного района. Суд отказывается выдать предписание о прекращении строительства до вынесения окончательного решения. Самарцы направили областным и городским властям обращение с требованием прекратить строительство на Воронежских озерах.



В эфире Ижевск, Надежда Гладыш:



В промежутке между августом прошлого и маем нынешнего года ижевская пенсионерка Апполинария Васильевна Полухина трижды выиграла в судах первой инстанции, требуя от Городского жилищного управления вернуть ей отмененную прошлым летом льготу.


Апполинария Васильевна – инвалид II группы. И с момента получения справки ВТЭК 1995 году она в течение 17 лет исправно получала 50-процентную скидку с оплаты, как с жилищных, так и с коммунальных услуг. Но в июле 2007 года она, как и тысячи других ижевских инвалидов, получила платежку, где оплата жилищных услуг – содержание дома и текущий ремонт – были предъявлены в полном объеме.


При обращении в Расчетный центр Горжилуправления она получила ссылку на статью 17 Закона 181 «О социальной защите инвалидов» и некое письмо Минрегионразвития. В самом деле, статья 17 Закона «Об инвалидах» подразделяет право на жилищную льготу – те, кто проживает в домах государственного и муниципального жилого фонда, её получают, а инвалиды-собственники жилья - нет.


Я спросила Апполинарию Васильевну, чем она обосновывает своё право на скидку?



Апполинария Полухина : Потому что у меня есть документ, который подтверждает мою инвалидность. Есть законы у государства, которые обеспечивают жизнь и деятельность этих инвалидов. Государство вынесло постановление, в котором сказано – для обеспечения жилой площадью инвалида, им разрешается произвести бесплатную приватизацию. И там же сказано, что льготы предоставляются на тех условиях, что и для муниципального и государственного жилищного фонда.



Надежда Гладыш : Абсурд с отменой жилищной льготы инвалидам усилен тем, что зачастую в одной квартире проживают пожилые пары, из которых один инвалид (ему льготу отменили), а второй ветеран – ему льгота сохранена. Именно так случилось в семье Полухиной. Её муж Михаил Павлович, имея статус ветерана труда, льготой по-прежнему пользуется.



Михаил Павлович : Потому что я как ветеран труда. Я являюсь муниципальным льготником. Мне предоставляется льгота в 50 процентов скидка.



Надежда Гладыш : И на содержание?



Михаил Павлович : Да, и на коммунальные услуги. На основании Закона «О ветеранах».



Надежда Гладыш : О том, что такая ситуация имеет массовый характер, говорит Виктор Маслов, инвалид, причем, не собственник, но проживающий в приватизированной его женой-ветераном труда квартире.


Виктор Викторович, когда вы узнали, что с вас сняли?



Виктор Маслов : Сразу в июне я получил платежку. Нам еще там за капремонт добавили. Я посмотрел, а жена у меня ветеран. Я еще посмеялся.



Надежда Гладыш : У вас точно такая же ситуация?



Виктор Маслов : Точно такая же. Но у меня собственности и сантиметра нет. Я жене говорил, не спеши приватизировать. Я чувствую нутром, что нам государство гадость готовит.



Надежда Гладыш : В денежном выражении отмененная льгота выливается в 130-140 рублей ежемесячных потерь для семейного бюджета инвалида.


Аполинария Васильевна Полухина выиграла дело в Октябрьском суде Ижевска в сентябре прошлого года. Кассационная инстанция вернула решение в другой районный суд – по месту нахождения ответчика. Выиграла второй суд – в Индустриальном районе. Верховный суд вернул дело обратно по формальным признакам. И в конце мая состоялось третье решение. Его оглашает судья Индустриального суда города Ижевска Клавдия Ершова.



Клавдия Ершова : Суд решил исковое требование Полухиной удовлетворить. Признать отказ муниципального учреждения Городское жилищное управление о предоставлении Полухиной компенсации на оплату жилья незаконным.



Надежда Гладыш : Можно понять причины, по которым суды заставляют пожилого нездорового человека из месяца в месяц ходить по судам – если вернуть льготу одной, то за нею следом придут тысячи. А ситуация по всей России одинаковая, о чем говорит документ, добытый Апполинарией Полухиной из Государственной Думы. Еще осенью 2006 года за подписью депутата Олега Морозова предлагалось рассмотреть поправку в Закон «Об инвалидах», чтобы устранить это дискриминационное положение. Но вместо того, чтобы исправить текст статьи и восстановить равенство прав инвалидов, её… начали применять буквально, экономя бюджетные копейки.



В эфире Челябинск, Александр Валиев:



Пенсионерке Марии Канаевой 80 лет. Она ветеран труда. Вот уже полгода Мария Тимофеевна борется за свои права. Ситуация тривиальная и, возможно, совсем не трагичная. В доме произошел скачок напряжения, у многих перегорела техника. И как всегда - виноватых нет. Но где взять Канаевой деньги на новую сигнализацию, которая пришла в негодность, и на новый телевизор взамен сгоревшего?



Мария Канаева : И вот этот дом мы строили своими силами, и с 1961 года мы в нем живем. В сентябре у меня умер муж, тоже ветеран труда. В ноябре в 11 часов все затрещало кругом, все запрыгало, холодильники затряслись. Свет стал яркий, лампочки все полетели. Сигнализация что-то задымила. Я успела телевизор выдернуть, а холодильники-то у нас старые уже. Но я не успела их выдернуть. Все выскочили в коридор, не поймут в чем дело. И все, все перегорело. На этом все кончилось. Все спрашивают – что, чего? Никто ничего не знает.



Александр Валиев : Пострадавшими оказались несколько квартир. Люди поначалу стали писать заявления, звонить, пытаться найти ответственных за этот инцидент. Но быстро поняли, что это пустая трата времени и сил. Одна Мария Канаева не собиралась сдаваться. Покупать на пенсию новую сигнализацию и телевизор для нее - непозволительная роскошь.



Мария Канаева : Канаева из 44 квартиры, Сдуновы – 43 квартира, Синицыны – 39 квартира, 35 квартира, Котова – 36 квартира, 48 – Петрашек (над нами) и 47 – Цвигуновы. Вот у всех все перегорело. Конкретно у меня перегорел телевизор, на кухне я не успела выдернуть холодильник. Холодильник старый. Я уж его никуда и не вписывала. В 43 квартире Сдуновых перегорел телевизор, но он не такой значимости, и не такой новый, они сказали. Его ремонтировать надо, а у нас нет денег. Синицыны тоже говорят, что телевизор. Теперь до сих пор вот так бегают. Денег нет, ремонтировать тоже. У Котовых в этот раз ничего. Это уже второй раз за год. Она сказала, что я обязательно буду выступать в суде. До каких пор мы это будем терпеть. Именно в нашем подъезде!



Александр Валиев : Года за два до этого инцидента в результате скачка напряжения в нескольких квартир пострадала техника. Мария Канаева вспоминает, как одни из ее соседей лишились почти всех бытовых приборов.



Мария Канаева : Вообще, перегорел и компьютер и все. Там телевизор задымился. Вот она говорит, если бы не было дома, внучка залезла под кровать. Все перегорело. Она не нашла виноватых.



Александр Валиев : Сейчас тоже виноватых нет. Генерирующая компания говорит, что у нее все в порядке, владельцы электросетей тоже ни при чем, а ЖЭК попросту обвинил жильцов в неправильной эксплуатации приборов.



Мария Канаева : Тогда мы решили пойти и написали в ЖКО наше, вызвали инженера. Он пришел – у кого, что перегорело? Составил акт и написал так, как будто бы я в чем-то виновата. Я что-то лишнее включила. Я говорю, у меня ни стиральной машины, ни печки ничего нет. Я что, должна со свечкой по квартире ходить? Тогда я решила пойти к управляющей. Два раза ходила, отстояла очередь, но не попала к ней. Тогда я решила сделать так. Я им заказным письмом стала отправлять все документы. Сняла копии, и все отправила документы. Ни звука!



Александр Валиев : Сколько сил, денег и времени Канаева потратила на сбор документов, их копирование и отправку заказными письмами в разные инстанции - не сосчитать. Написала прокурору - ноль реакции. Пошла в суд, но там с нее попросили 1500 рублей за составление заявления. Но к тому времени она уже и так потратилась на покупку новой сигнализации.



Мария Канаева : Я говорю, да где же я возьму 1500, если я это-то купила на пенсию. Где я остальные-то возьму?! Без сигнализации я не могу. Я осталась без мужа.



Александр Валиев : В результате социальные работники составили исковое заявление, и посоветовали нести его мировому судье. Месяц оттуда известий не было.



Мария Канаева : Месяц больше они мне ничего не говорили. Потом, когда меня вызвали (14 мая я была у мирового судьи), тогда они мне сказали – а вы знаете о том, что ваше ЖКО не по Блюхеру, 81а, а зарегистрировано по Крштымской Курчатовского района? Я говорю, извините, откуда же я знаю?! Наши квитанции-то идут с Блюхера, и все их там, а они там зарегистрированы. Теперь ваши все документы от мирового пойдут в Курчатовский. Я говорю – знаете, я больше и ходить не хочу, не буду больше никуда ходить. У меня уже нет сил. Я от всего так устала! Мне надо полгода мужу, я ветеран, ни у кого ничего не прошу.



Александр Валиев : Я обратился к главному инженеру ООО «ЖилСпектрПлюс», это жилищное управление, к которому относится дом Воровского, 81. Он мне ответил, что, по его мнению, виноваты в этом ЧП сами жильцы, но никак не ЖЭК. Люди подключают к сети, которая была проведена в 60-е и рассчитана на минимальное напряжение, большое количество приборов. Вот техника и не выдерживает. А жертвами становятся ни в чем не повинные соседи - такие как Мария Канаева.



Мария Канаева : Скажите, пожалуйста, для чего это все у нас? Для чего работают люди? Для чего существуют суды? Зачем это все? Если человек бессилен, тогда зачем все это?! Я ветеран. Я живу одна. Что у меня? Я памятник не знаю на что купить, коплю с пенсии. Я просила одно – зачтите мне за квартплату. Больше ничего! И ничего. И этого они не сделали.



Александр Валиев : Мария Канаева просит всего около 4000 за порчу имущества и моральный ущерб. И не наличными, а просто зачесть за квартплату. Но коммунальщики это считают слишком роскошным подарком.



В эфире Псков, Анна Липина:



Татьяна Закурина : Археологические раскопки - это всегда неожиданность. Конечно, мы ожидаем каких-то действительно неожиданных находок, сенсационных, которые были у нас уже не год.



Анна Липина : Псковский археолог Татьяна Закурина руководит одним из нескольких раскопов, которые ведутся в историческом центре Пскова. Лето - для археологов так называемый полевой сезон. Для псковских археологов вот уже несколько лет - сезон крупных раскопов и множества интересных находок. Так, например, был открыт квартал XIII века, в котором жили богатые псковичи. Как шутит археолог Елена Салмина - это была так называемая псковская Рублевка. Среди находок - ювелирные украшения, серебряные динарии, стекло сирийское, предметы гигиены.



Елена Салмина : Здесь проживали зажиточные люди видимо торгового сословия, пользовавшиеся импортными вещами. Несомненно - грамотные, пользовавшиеся письменными принадлежностями, использовавшие музыкальные инструменты, то есть это, в сущности, была элита общества.



Анна Липина : Каждый раскоп - это несколько культурных слоев. Самые ранние – X- XI век. Несколько лет назад археологи нашли в старом центре Пскова, на месте снесенного ветхого дома скандинавское захоронение, датированное X веком. Археологические раскопки, проведенные в других районах исторического центра Пскова в последние годы, показывают, что до разгрома ливонскими рыцарями Псков был гигантским по тем временам городом, не уступающим Киеву и Новгороду. Но интересные находки скрываются практически в каждом слое. Так была открыта улица XVI века, говорит археолог Александр Михайлов.



Александр Михайлов : Открыта уличная мостовая городская и большое количество всевозможных построек. Ну, прежде всего, это остатки срубных построек, которые делятся как на живые, так и на хозяйственные, производственные в том числе, и между ними находились такие вот дворовые настилы деревянные.



Анна Липина : Благодатная почвенная среда и оптимальный температурный режим не позволили разрушиться культурному слою, поэтому древесина хорошо сохранилась до нашего времени. Сохранились и предметы старины. Среди них глиняная посуда, украшения, большое количество кожаных изделий.



Александр Михайлов : Большое количество находок, связанных, прежде всего, с кожевенным делом и находок, связанных с косторезным ремеслом. То есть это два уровня таких занятий, на которых специализировались проживающие здесь псковичи в этот период времени, я имею в виду XVI XVII века.



Анна Липина : В раскопах обнаруживают находки и позднего периода. Останки кузни, хорошо сохранившийся дренажный деревянный коллектор, деревянная усадьба с печной ямой и хозяйственными постройками, просуществовавшая два столетия. Археологи нашли печные изразцы.



Археолог : Русские мастера в начале XVII века перешли на новую моду. Мы как раз проследили, когда сломали старую печь, сделанную в традиционном русском декоре, и заменили ее бело-голубыми изразцами, сделанными по голландской моде.



Анна Липина : На другом раскопе - городской посад XVIII века. Там делали стекло. Следы производства - стеклянные слитки, бракованные бутылки с кривыми стенками и целые партии стеклянной продукции. Очевидно, что здесь жил стекольных дел и люди богатые.



Археолог : Все это прекрасно датируется большой коллекцией монет, которые были потеряны на этих настила. Это один из редких случаев, когда такое количество момент - 23 монеты обнаружены в одном раскопе.



Анна Липина : Все раскопки в историческом центре Пскова предваряют возведение новых зданий - такая норма содержится в Федеральном Законе «О культурном наследии». Заказчиками выступают фирмы-застройщики. Нынешний археологический сезон в Пскове начался с продолжения проектов прошлых лет. В качестве землекопов - в основном школьники и студенты. Пожалуй, каждый второй молодой пскович когда-либо работал на археологических раскопках. С одной стороны - романтика, а с другой - возможность заработать. За день школьники зарабатывают около 300 рублей. Работа тяжелая, поэтому надолго задерживаются не все. Но есть и постоянные землекопы. Валерий Иванов - один из них.



Валерий Иванов : Ну, просто вообще интересно. История как бы и каждому гражданину должна быть интересна история своего государства.



Анна Липина : Всех землекопов подробно инструктируют. Даже самая невзрачная на вид находка может оказаться археологической сенсацией. Так на днях в Петровском раскопе нашли предмет, похожий на восковую табличку для письма, своеобразный личный блокнот древнего псковича. В Пскове таких табличек еще ни разу не находили. Они известны по раскопкам в Новгороде и городах Западной Европы.


Сейчас в Пскове археологические работы ведутся на четырех крупных раскопах - это около 3 тысяч квадратных метров. Практические каждая горсть земли на глубине нескольких метров перебирается вручную, поскольку в каждом культурном слое может оказаться ни много, ни мало - сенсация. Будь то средневековое оружие, хозяйственная утварь, украшения или, к примеру, фарфоровый сервиз Кузнецовского завода, спрятанный перед революцией зажиточным псковичом и пролежавший в земле около 100 лет, говорит Елена Салмина.



Елена Салмина : Они лежали компактненько. Ясно, что вещи эти датируются началом ХХ века. Там есть клейма. Скорее всего, вещи спасали как-то от грядущего поругания.



Анна Липина : Каждый археологический сезон в Пскове завершается выставкой экспонатов в археологическом центре.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG