Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Счастливая дюжина». Ретроспектива лауреатов Московского кинофестиваля


Кадр из фильма «Голый остров» (1960), режиссер Канэто Синдо. Гран-при Московского кинофестиваля фестиваля 1961 года

Кадр из фильма «Голый остров» (1960), режиссер Канэто Синдо. Гран-при Московского кинофестиваля фестиваля 1961 года

В Москве проходит юбилейный, 30-й международный кинофестиваль. К юбилею подготовлена специальная программа, собравшая режиссеров-лауреатов разных лет.

Честно признаться, путаница с днем рождения фестиваля огромная. С трудом удается понять, отчего это ему в 2008 году исполнилось 30 лет тому. Давайте разберемся. Впервые Московский международный кинофестиваль был проведен вообще в 1939 году, потом — причины отчасти ясны — его не было до 1959-го. Позже он проходил раз в два года, чтобы — уже на рубеже ХХ и XXI веков — превратиться в ежегодный. Вот так и выходит цифра 30 — по реальному количеству проведенных смотров. Но в следующем году юбилей можно праздновать вновь — 50 лет кинофестивалю.


Нынешнюю дату отмечают программой «Счастливая дюжина». В нее попали некоторые фильмы — победители прошлых лет, как «Отец» Иштвана Сабо, а также новые картины, снятые режиссерами-лауреатами, например, «Учитель и трое учеников» 96-летнего Канэто Синдо. В 1961 году его лента «Голый остров» (Hadaka no shima, 1960) завоевала Гран-при фестиваля и — с тех пор ничего не изменилось — остается классикой мирового кино. Великий японский режиссер приехал в Москву сам. Сперва его возили в инвалидной коляске, потом он из нее встал, и, опираясь на палочку, поднялся по ступенькам на сцену.


Канэто Синдо всегда отвечает на вопросы очень лаконично, всегда сидит с непроницаемым лицом и закрытыми глазами, а открывает их тогда, когда микрофон переходит к другому оратору. Видимо, думая, что на него уже не смотрят, Канэто Синдо очень внимательно и пытливо рассматривает людей, которые пришли в зал: «Я — Канэто Синдо, японский режиссер. Я приехал в Москву в 1961 году на второй Московский кинофестиваль с фильмом "Голый остров". Это был мой экспериментальный фильм, и то, что он получил приз, позволило мне создать независимую студию и продолжить снимать кино. В 1961-м мне было 49 лет, а теперь — 96. То, что мою новую работу "Учитель и трое учеников" пригласили в одну из программ фестиваля в этом году — для меня большая честь. И хотя я стар, я буду снимать еще. Планов у меня, как у 25-летнего. Хочу снимать кино бесконечно, хочу делать фильмы молодые и, благодаря им, молодеть. Главная задача — познание такого удивительного существа, как человек, все мои картины — попытка передать характеры людей и их переживания».


На вопрос о роли Акиро Куросавы Канэто Синдо ответил, что они — люди одной эпохи, хотя и разного возраста, и что именно Куросава позволил японским фильмам распространиться по всему миру, а потому должен быть признан ключевой фигурой японского кинематографа. В свою очередь, отвечая на вопрос о роли ММКФ в его жизни, Иштван Сабо (автор фильма «Мефисто» и лауреат фестиваля 1967 года), заговорил про Канэто Синдо и — тоже — про Акиро Куросаву: «Вот сейчас Московский фестиваль подарил мне возможность сидеть рядом с Канэто Синдо. Я видел "Голый остров" еще школьником. И тем, что знаю про кино, обязан именно этому фильму. "Голый остров" оказал огромное влияние на весь европейский кинематограф, включая Ингмара Бергмана. Посмотрите с этой точки зрения на его картину "Персона". А когда я сам приехал на Московский кинофестиваль, мне было 27 лет. Тогда в Венгрии шла дискуссия о том, стоит ли вообще показывать зрителям эту ленту. Приглашение и премия фестиваля были весьма важны. Они открыли мне дорогу в кино. И этот фильм я считаю своим любимым. Во всех остальных своих картинах я бы многое теперь изменил, а к этому прикасаться не стал бы ни за что. И, раз уж мы заговорили об Акиро Куросаве, поделюсь смешной историей. Я был в Америке на церемонии премии "Оскар". Там мне предложили познакомиться с Куросавой — отцом всех великих режиссеров. Куросава сидел в противоположном углу зала и все время, что я пробирался через толпу людей, я думал, ведь я же очень высокий человек, а нехорошо выглядеть выше великого японца. И по мере продвижения по залу, я все больше и больше сгибался, становился как будто ниже ростом. А когда дошел до нужного места, увидел настоящего гиганта. Это и был Акиро Куросава», — рассказал Иштван Сабо.


На встрече присутствовал еще Себастьян Аларкорн, член жюри конкурса этого года и автор фильма «Ночь над Чили», награжденного фестивалем в 1977 году.


Рядом с Канэто Синдо, Иштваном Сабо и Себастьяном Аларкорном сидели российские режиссеры — лауреаты. Сергей Овчаров (раньше получил награду за картину «Барабаниада», а в этом году в конкурсе его экранизация пьесы Чехова "Вишневый сад") и Алексей Учитель (Гран-при фестиваля получала его лента «Космос как предчувствие»). Но Учитель начал с другого, с того, что прежде в конкурсе участвовала его картина «Прогулка»: «Думал, что я всех должен победить, — признался Алексей Учитель. — Этого не произошло. Я считал, что Московский фестиваль самый плохой. А когда в 2005 году я ни на что не рассчитывал и получил главный приз, я теперь совсем искренне вам говорю, что это лучший фестиваль. Наш Московский фестиваль, пройдет небольшое количество лет, и он станет лучшим в мире и победит и Каннский, и Берлинский, и Венецианский».


XS
SM
MD
LG