Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Приезжающим в Россию мигрантам, возможно, придется учить русский язык


Программу ведет Евгения Назарец.



Евгения Назарец: Сегодня комитет по национальной политике Совета Федерации рассмотрит законопроект, который, в случае принятия, сделает обязательным экзамен по русскому языку для всех мигрантов. Речь, конечно, идет, прежде всего, о гастарбайтерах. Незнание русского языка приводит к непониманию российских законов и препятствует качественной работе. Эта точка зрения весьма распространена среди сторонников ужесточения миграционной политики России.


Сегодняшняя позиция российских властей по отношению к иностранным рабочим заслуживает критики, уверены правозащитники, но при этом отмечают, что дело отнюдь не в языковом барьере. Принятие очередного закона в сфере миграции при нынешнем положении дел может способствовать новому витку коррупции, обращает внимание председатель исполкома Форума переселенченских организаций Лидия Графова.



Лидия Графова: Вообще, проблема интеграции очень остро стоит во всем мире и в России тоже. Знание языка для любого мигранта - это, конечно, большое благо для него, ну и для нас, конечно. Но каждый раз, когда придумывается какая-то очередная, скажем романтично, встреча мигранта с представителями госструктур, каждый раз становится страшно, потому что мы уже привыкли, что миграция стала таким выгодным пастбищем для любого человека, который хочет что-то получить. Так что можно себе представить, кто будет принимать эти экзамены, как будет принимать и вообще, как, простите, человек, только въезжая, как он может уже знать язык. Это нереально. Нам так много нужно на стройки и вообще на всякие тяжелые работы людей, что они могут, не зная, к сожалению (да, въезжают, не зная), они могут работать, исполнять свою очень простую работу и в результате они потом чему-то научаются.



Евгения Назарец: Сегодня у тех мигрантов, которые слабо знают русский язык, но хотели бы его довести до потребного уровня для того, чтобы он позволял им общаться и работать, есть ли какие-то нормальные, цивилизованные возможности заниматься русским языком?



Лидия Графова: Вообще в идеале, поскольку мы все-таки живем как бы в пространстве СНГ, в основном к нам люди едут из наших бывших советских республик, то, конечно, очень хорошо подготовку мигранта начинать еще в той стране, которая его посылает. Сейчас очень активно разрабатывается модель так называемых миграционных мостов, чтобы была какая-то организация. Лучше всего, чтобы это была общественная организация, потому что чиновники не способны возиться с каждым, а здесь нужно возиться с каждым. Какая-то общественная организация в стране исхода, которая даст хотя бы элементарные знания. Вот то, что отъезжающий мигрант должен знать хоть какую-то азбуку российского законодательства, это, безусловно, чтобы он смог себя защитить от нашей, очень-очень агрессивной милиции. И какая-то организация его встречает здесь, в России. Вот такой миграционный мост: там опора, здесь опора. Но, опять же, сейчас страны, куда наибольший выход, я знаю, была в прошлом году в Таджикистане, была в Кыргызстане, в Армении. Посылая мигрантов, сейчас уже пытаются чему-то обучать там, на месте, готовить, но трудно. И миграционное законодательство очень хромое, в каких-то местах оно неисполнимое даже.



Евгения Назарец: Требования к знанию русского языка могут стать дополнительной почвой для нарушения прав человека и злоупотреблений. Сейчас те требования, которые вы сказали, они и маловыполнимы порой, и какие-то может быть даже выполнимые требования, но, тем не менее, все равно являются поводом для злоупотреблений и нарушений прав человека. В каких именно сферах это наиболее заметно?



Лидия Графова: Только сейчас мы заседали в Общественной палате, проходили слушания под названием "Роль гражданского общества в решении проблем миграции". Там особенно остро стоял вопрос об этих квотах, квотах на трудовую миграцию, которые очень занижены. Вот сегодня уже годовые квоты закончены, кажется, в 14 регионах. Представьте себе, Россия, которая в прошлом году сделала рывок к разумной миграционной политике, были введены новые поправки в законодательство, которые помогли многих людей вывести из тени, в прошлом году происходила реальная борьба с нелегальной миграцией. Сегодня все это рушится и сегодня оттого, что в прошлом году квота была 6 миллионов, в этом году 2 миллиона на всю Россию. То есть сейчас идет массовое изготовление нелегалов из добропорядочных мигрантов, которые совершенно не хотят уходить в тень. Но кончилась квота - все. Вот это одна из самых главных ловушек.



Евгения Назарец: Есть ли логическое объяснение тому, что квоты сейчас уменьшены.



Лидия Графова: Миграционная политика идет, как маятник, вправо, влево, вправо, влево. Дело в том, что вроде бы уже давно осознанно на государственном уровне, что Россия без мигрантов не может выжить и экономика остановится и демография у нас такая гибельная, с одной стороны. А с другой стороны, допустим, Москва очень сыграла отрицательную роль, потому что в прошлом году мэр Москвы Лужков объявил просто войну новой, истинно новой миграционной политике, которая, кстати, была много раз озвучена прежним нашим президентом Путиным. Война против мигрантов ведется часто совершенно недопустимыми методами, совершенно дискредитирующие, просто клеветнические факты об уровне преступности. Вы представьте себе, совершенно точно по милицейским источникам МВД известно, что 1,5 процента приходиться на мигрантов. Вместо этого уважаемый мэр Лужков говорил, 40 процентов. Простите, я, например, в этом вижу злой умысел. Это лоббируется теми структурами, которым очень-очень выгодно, чтобы миграция не выходила из тени, чтобы она была нелегальной. Это ведь так легко в рабстве держать людей, платить им копейки, не платить ничего в налоги, а тем рабовладельцам очень хорошо. И они лоббируют. Во всяком случае, инструкции к миграционному законодательству точно пролоббированы или милицией, которая превратила миграцию в такое пастбище для сбора мзды, или работодателям, которым тоже очень легко, очень просто и выгодно в рабстве держать людей.



Евгения Назарец: Что могут противопоставить общественные некоммерческие организации, например, Форум переселенческих организаций, такой политике или такому поведению властей?



Лидия Графова: Прежде всего, гласность, гласность, открытость. Совершенно необходимо развенчивать эти мифологемы, которые вредят не только мигрантам. Мы собираемся создавать информационное агентство "Миграция". Общественный совет, работающий при Федеральной миграционной службе, добился, что генерал Ромодановский издал приказ и теперь во всех регионах при Управлении федеральной миграционной службы работают общественно-консультативные советы. Формалистики много в этом, но есть и очень серьезные советы, которые ведут совершенно серьезную работу. Деятельность этих советов, где будут истинные общественные организации, мы видим, как очень хороший инструмент воздействия на реальную обстановку.


XS
SM
MD
LG