Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Ханты-Мансийске начинается саммит Россия - Европейский Союз


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Данила Гальперович.



Кирилл Кобрин : В среду в Ханты-Мансийске начинается саммит Россия - Европейский Союз. Высокопоставленные чиновники российского Министерства иностранных дел уже сделали несколько заявлений по поводу того, чего Москва хочет добиться в ходе этого форума. Анализ этих заявлений, а также мнение экспертов - обо всем этом сейчас расскажет наш корреспондент Данила Гальперович. Он сейчас в студии Радио Свобода.


Данила, здравствуйте!



Данила Гальперович: Здравствуйте, Кирилл! Саммит пройдет уже при новом президенте России, и будет как бы подводить черту под явным охлаждением, которое переживают отношения ЕС и России в течение последних 1,5-2 лет. Накануне в телемосте из Брюсселе постоянный представитель России при ЕС Владимир Чижов рассказывал о том, как именно развивались последние два года отношения, как все-таки стороны вышли на ключевое решение о начале переговоров о заключении нового соглашения.



Владимир Чижов : Этот вопрос несколько затянулся, потому что принципиальная договоренность была достигнута еще два года тому назад. Российская сторона провела необходимую подготовительную работу. Мой мандат как руководителя делегации был утвержден правительством России в ноябре 2006 года. А вот мандат моих партнеров по переговорам Еврокомиссии утвержден был советом Евросоюза только 26 мая этого года. Проблемы, по которым это так затянулось, хорошо известны. Они неоднократно дебатировались. Это было сначала польское вето, потом литовское вето, но тем не менее. Начало переговоров - это, конечно, только первый шаг. В Ханты-Мансийске будет дан политический старт, а первый раунд состоится, могу уже сейчас назвать дату, согласовано проведение первого официального раунда в Брюсселе 4 июля. Но это будет достаточно длительный процесс. Видимо, не трудно предположить, что будет он сопряжен с определенными сложностями в силу, как комплексного характера будущего соглашения, так и тех вопросов, которые могут возникать у сторон.



Данила Гальперович: Вето Литвы и вето Польши - это то, что упомянул Владимир Чижов. Когда Александр Грушко, заместитель министра иностранных дел России, отвечающему за отношения с ЕС, был задан вопрос - все-таки насколько российская сторона оценивает крепкость так называемой евроинтеграции, насколько сложными будут дальнейшие переговоры? - Александр Грушко ответил так:



Александр Грушко : Мы свою задачу видим в том, чтобы в новом соглашении не только попытаться раскрыть потенциал сотрудничества, но и в тех областях, где мы конкурируем, установить абсолютно четкие правила такой конкуренции с тем, чтобы и Россия, и все страны ЕС понимали, что мы играли по единым правилам. Да, действительно, ситуация такова, что некоторые страны пытаются использовать отношения России и ЕС для решения сугубо двусторонних проблем. В конце концов, Евросоюз справился с этой проблемой. Это хороший признак, потому что мы его расцениваем, как ясное понимание того, что интересы стратегического партнерства должны превалировать над, может быть, будет сильно сказать, но, я думаю, правильно, местечковыми интересами, связанными с защитой либо своих производителей, либо с защитой узконациональных интересов в отдельных отраслях.



Данила Гальперович: Есть две основательные инициативы, о которых сказал Александр Грушко. Одна из них - это возобновление работы встреч не только между как бы Кремлем и всем Евросоюзом, но и между правительством и Еврокомиссией. Это будут более такие, что называется, точечные встречи. О них Александр Грушко сказал, как не о какой-то новации, а о том, что уже было.



Александр Грушко : Состоялись две такие встречи. Одна прошла в Москве с участием примерно 5-7 комиссаров и, соответственно, министров Российской Федерации. Вторая такая встреча прошла в Брюсселе в декабре 2005 года. Как я уже говорил, они уже доказали свою эффективность, как один из инструментов, который позволяет, с одной стороны, более энергично решать проблемы, которые возникают в отношениях между Россией и ЕС (некоторых из них мы сегодня уже затрагивали), а также координировать и сводить к единому знаменателю многочисленные секторальные диалоги. Потому что их 14 только по первому пространству. Они должны развиваться в соответствии с определенной философией отношений России и ЕС. Это энергетический диалог. Это транспортный диалог. Это регулятивный диалог. Это диалог в сфере инвестиций. А в сфере стандартов множество таких вещей, которые требуют тонкой настройки, а иногда и не очень тонкой настройки, но на уровне правительств. Конечно, такой механизм, когда такие встречи организуются, на полях официального заседания проводятся также многочисленные встречи между министрами и комиссарами, то есть с любой точки зрения и сущностной, и административной. Это важный элемент, который позволяет поддерживать динамику в очень важном сегменте отношений России и ЕС.



Данила Гальперович: Наблюдатели, правда, говорят, что возобновление встреч в формате правительств и Еврокомиссии происходит еще и потому, что премьером стал Владимир Путин, который хочет играть самостоятельную роль во взаимоотношениях России и ЕС. Но главный редактор журнала "Россия в глобальной политике" Федор Лукьянов говорит, что такие контакты не слишком обнадеживают в смысле скорого заключения нового соглашения.



Федор Лукьянов : Опыт, приобретенный за последние 5 лет в отношениях России и ЕС, показывает, что так называемый прагматизм, на который делала ставку Россия, в общем, рациональный подход, что, ребята, у нас так много важных проблем, которые мы должны решать совместно, мы настолько друг от друга зависим, что давайте по этим проблемам и договариваться, а все остальное как-нибудь подтянется потом. В теории это замечательно. На практике это не работает, потому что какие бы ни были экономические интересы, на них наслаиваются один за другим слои политических отношений к России со стороны разных стран ЕС, и отношения между разными странами ЕС применительно к России. В результате никакого прагматизма не получается, а результат чуть ли не противоположный.


Нового соглашения на горизонте не видно. Тот факт, что начнут переговоры, конечно, ничего не значит. Он означает только, наконец-то, снятие формальных барьеров.



Данила Гальперович: Можно говорить о том, что Россия и ЕС хотят от нового соглашения (еще даже точно неизвестно, как оно будет называться) совершенно разных вещей. ЕС хочет, вероятно, большинства деталей, прописанных в этом соглашении, в том числе деталей Энергетической хартии, например, на которую Россия никак не соглашается. Россия хочет, чтобы соглашение было совершенно базовым, затрагивало только основные вопросы. Поэтому, кстати, о партнерстве и сотрудничестве не будет называться, видимо, о стратегическом партнерстве будет называться. Пока обе стороны даже не видят единую форму для заключения такого соглашения.



Кирилл Кобрин : Спасибо, Данила!



XS
SM
MD
LG