Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Исполнение наказаний: день в СИЗО считать за два в колонии


Льготные зачеты не коснутся тех, кто приговорен к отбыванию наказания в колонии строгого режима

Льготные зачеты не коснутся тех, кто приговорен к отбыванию наказания в колонии строгого режима



В конце прошлой недели глава думского комитета по гражданскому, уголовному и процессуальному законодательству Павел Крашенинников внес на рассмотрение депутатов российского парламента поправки в 72-ю статью Уголовного кодекса, согласно которым день пребывания в следственном изоляторе будут приравнивать к 1,5 или 2 дням заключения. Предпосылки таковы - условия содержания в России обвиняемых в следственных изоляторах считаются более тяжелыми, чем в колонии. Об этом неоднократно говорили, в том числе, и авторитетные адвокаты.

Практика таких зачетов поможет существенно разгрузить изоляторы, где многие дожидаются суда годами. Правозащитник Валерий Борщев так сравнивает условия пребывания в колонии и в СИЗО: «СИЗО - это камеры, это тюрьма, а колония - это комнаты общежитий. Сидят у нас долго. Наши суды не церемонятся. Они обожают давать меру пресечения – содержание под стражей, то есть заключение в СИЗО, даже в том случае если человек получает потом наказание, не связанное с лишением свободы, а таких у нас 25 процентов. Но даже тем, кто получил наказание, связанное с лишением свободы, конечно же, срок пребывания в СИЗО должен быть зачтен повышенным процентом».


По предложению автора нового законопроекта Павла Крашенинникова, если осужденного ждет колония-поселение, то день, проведенный в СИЗО необходимо засчитывать ему за два. Если же человек приговорен к отбыванию наказания в колонии общего режима или в колонии для несовершеннолетних, то за полтора. Валерий Борщев и эти льготные зачеты считает недостаточными: «То, что предлагает Крашенинников - в полтора раза - это минимум. Я бы и в два раза поставил, поскольку это действительно намного тяжелее. Естественно, такая мера позволит освободить из мест заключения тысячи и тысячи заключенных. Я надеюсь, что может и Михаил Ходорковский попасть в число освобожденных - если ему новый срок не сделают, как сейчас пытаются, то он может выйти на свободу. Поэтому это тот случай, где и правозащитники, и Федеральная служба исполнения наказания едины в том, что позволит сократить тюремное население. Это чрезвычайно важно для нашей страны».


По разным подсчетам в результате нововведений тюрьмы покинут более 50 тысяч осужденных. Не приведет ли это к всплеску преступности? «Нет – считает Борщев. - Освободившиеся условно-досрочно не склонны к дальнейшим правонарушениям. Те, кто освобождается по УДО, это люди более социально адаптированные, это люди, которые могут войти в общество, в государственную систему. Мы таким образом сократим число правонарушений».


Льготные зачеты не коснутся тех, кто приговорен к отбыванию наказания в колонии строгого режима - осужденных, чей срок превышает 10 лет. Надеяться на скорейшее освобождение не стоит также террористам и рецидивистам.



XS
SM
MD
LG