Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Выходя за рамки энергоносителей: интересы Казахстана в странах Южного Кавказа


Ирина Лагунина: Продолжая тему газа, и предваряя нашу следующую беседу с Райнхардом Митчеком, отмечу, что Азербайджан за последние годы не только построил на своей территории систему трубопроводов, которая позволила ему безболезненно пережить все скачки цен на мировом рынке, но и помочь Грузии, когда эта страна оказалась перед российским ультиматумом о быстром повышении цены на газ - почти в четыре раза за два года. Более того, как отмечают аналитики, в партнёрстве с Грузией и Азербайджаном всё больше заинтересовано одно из ключевых государств постсоветского пространства – Казахстан. Сотрудничество между этими странами включает в себя не только реализацию проектов по транспортировке углеводородов, но и строительный, курортный и аграрный бизнес. С казахстанскими и южнокавказскими экспертами на эту тему побеседовал Олег Кусов.



Олег Кусов: Казахстан с недавних пор проявляет повышенный интерес к южнокавказскому региону. Не так давно был заключён «Договор между Республикой Казахстан и Азербайджанской Республикой о поддержке и содействии транспортировке нефти из Республики Казахстан через Каспийское море и территорию Азербайджанской Республики на международные рынки посредством системы Баку – Тбилиси – Джейхан». В отношении Грузии президент Казахстана Нурсултан Назарбаев заявил: «Мы хотим принять участие в процессе приватизации объектов в Грузии, в строительстве, в приобретении здесь промышленных объектов. Мы хотим иметь объекты отдыха и туризма на берегу Черного моря». Проявляет интерес к южнокавказскому региону и казахстанский бизнес. Слово директору казахстанского центра актуальных исследований «Альтернатива» Андрею Чеботарёву.



Андрей Чеботарев: Грузия и Азербайджан привлекают Казахстан по двум аспектам. Это, во-первых, нефтепровод, Баку-Тбилиси-Джейхан. Во-вторых, Казахстан не против поучаствовать в строительстве Транскаспийского газопровода. В этом плане находятся точки пересечения. Если брать уровень не государственный, а частный, то, например, «Туран-Алим Банк» вкладывает инвестиции в строительство, даже портовые вопросы в Грузии.



Олег Кусов: В основе экономического сотрудничества между Астаной и Тбилиси лежат мотивы политического характера, убеждён грузинский политолог Сосо Цискаришвили.



Сосо Цискаришвили: Основы таких взаимовстерчных интересов в экономике лежат на политической основе взаимопонимания. А это, не секрет, что общие подходы к компоненту демократии в условиях рыночной экономики. То есть в обоих государствах правители готовы строить рыночную экономику или заявлять об их существования в обход необходимости существования рыночной экономики в виде демократии. Поэтому насколько длительны и прочны такие экономические связи, которые во многом определены и субъективными факторами во взаимоотношениях властных структур, конечно, покажет будущее.



Олег Кусов: Азербайджан и Казахстан в своих отношениях вынуждены выделять экономическую составляющую, полагает глава Центра исследований "Запад-Восток" Арустун Оруджлу.



Арустун Оруджлу: Эти государства стараются выдвинуть на первый план экономические аспекты сотрудничества не только между собой, но как с Россией, так и с Западом. Но больше склоняются к тому, чтобы политически сотрудничать с Россией или создавать видимость этого сотрудничества. А экономически больше склоняются в сторону Запада. Все-таки Запад более привлекателен в этом смысле. Что касается экономических отношений между Азербайджаном и Казахстаном, тут, конечно, Казахстан превращается в один из крупнейших экспортеров нефти. По предварительной оценке, начиная с этого года на мировой рынок будет поступать крупная партия казахской нефти, около 200 миллионов тонн в год – это огромная масса. Естественно, Казахстан может играть роль альтернативного энергопоставщика для западных стран, прежде всего для Европейского союза. И поэтому Азербайджан тоже для Казахстана является привлекательным партнером, так как есть возможность транскаспийской транспортировки казахской нефти через Азербайджан и потом подключение этой нефти в трубопровод Баку-Тбилиси-Джейхан. Но при этом Казахстан, опять ж в виду своих политических обстоятельств, внутриполитических, пытается вести себя сдержанно, одновременно сотрудничать как с Россией, атк и с Западом.



Олег Кусов: В России излишне политизируют сотрудничество между Казахстаном и странами Южного Кавказа, так считает генеральный директор Информационно-аналитического центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве Алексей Власов.



Алексей Власов: Говоря об интересах Казахстана на Южном Кавказе, нужно учитывать проблемы, с которыми столкнулась сейчас казахстанская экономика. Все-таки узость внутреннего рынка, она подталкивает Казахстан к тому, чтобы банки, крупные компании к выходу на внутренние рынки, в том числе на рынки стран СНГ, в том числе в наиболее привлекательные для инвестиции проекты. Не только, кстати, страны СНГ, но и Объединенные Арабские Эмираты, Оман, Ближний Восток, Передняя Азия – все это направления, в которые могут пойти казахские инвестиции. Но дело в том, что мы в России смотрим на проекты совместные с Грузией и Азербайджаном не с точки зрения экономики, по большому счету для обывателя это абсолютно все равно. Вкладывал бы Казахстан деньги в Кувейт, что от этого России? Только можно приветствовать желание соседа расширять, диверсифицировать собственные активы. А здесь это политический отчасти вопрос. Никто не смотрит на зерновые контракты, которые существуют между Казахстаном и Азербайджаном, а мы смотрим на Баку-Тбилиси-Джейхан. Грузинская тема опять же потому, что понятно, Грузия – это тема очень острая для российской политической элиты и даже экономические контакты Казахстана с этой страной смотрятся через совершенно иную призму. Средства массовой информации иногда придают этим контактам намеренно политизированный характер, хотя на самом деле это реальное желание Казахстана шире входить в рынки тех государств, которые могут представлять потенциальный интерес для казахстанских инвесторов. И Баку-Тбилиси-Джейхан – это политический проект ровно настолько, насколько мы его считаем политическим.



Олег Кусов: Казахстанские эксперты убеждены, что для их страны южнокавказское направление вторично по отношению к российскому, центральноазиатскому и китайскому. Слово директору алма-атинского центра актуальных исследований «Альтернатива» Андрею Чеботарёву.



Андрей Чеботарев: Южнокавказское направление здесь скорее всего идет вторым эшелоном и скорее в качестве альтернативного направления, если возникнут какие-то спорные вопросы в отношениях с Россией, с центральноазиатскими партерами.



Олег Кусов: По мнению грузинского политолога Сосо Цискаришвили, активное сотрудничество между Астаной и Тбилиси не беспокоит Москву. Более того, он высказал мнение, что Россия использует некоторые казахстанские предприятия для проникновения на грузинский рынок.



Сосо Цискаришвили: Во многих компаниях казахских, которые владеют собственностью в Грузии, не менее 50% принадлежит именно российскому капиталу. Так что Казахстан, есть такая точка зрения, как бы является прикрытием для российского капитала в проникновении в грузинскую экономику. Хотя и прямых примеров российского капитала, который вольготно чувствует в Грузии, тоже немало. Соответственно, политики Грузии декларируют стратегический вектор в сторону Запада, а в экономике отличаются от этого, экономический вектор однозначно направлен на север. При том грузинская государственная собственность отдавалась не частному капиталу. А чаще российскому государственному капиталу, то есть собственность одного государства становилась собственностью другого государства. Это вряд ли можно назвать классической приватизацией, к чему так стараются прибегать грузинские власти, но тем не менее, это реалии. Параллельно мы наблюдаем очень согласованные действия властей России и Грузии, нагнетая и обостряя обстановку в Абхазии, они делают Грузию наименее привлекательной для капитала прозрачного происхождения, параллельно российский капитал в этих условиях, приближенных к боевым, чувствует себя спокойно и завоевывает все более срезные позиции в грузинской экономике.



Олег Кусов: Экономические аналитики обратили внимание на то, что казахстанские инвесторы буквально атаковали грузинскую экономику. В прошлом году в Грузии стали говорить о Казахстане, как об инвесторе номер один. В позапрошлом году год Астана вложила в экономику Грузии около 142 млн. долларов, что, по оценкам экспертов, составляет около 20% всех инвестиций. Причины повышенного внимания к грузинскому рынку кроятся в том числе и в непростом положении дел в казахстанской экономике. Слово генеральному директору Информационно-аналитического центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве Алексею Власову.



Алексей Власов: В Казахстане сейчас строительный рынок фактически умер. Потому что возникли проблемы у банков с ипотечным кредитованием и Астана и Алма-Ата превратились в зону мертвых строительных площадок. Поэтому нужно вкладываться, искать ресурсы для того, чтобы вкладывать деньги в привлекательные для инвестиции проекты, чтобы страховать собственные риски внутри страны. Потому что в Казахстане многие сейчас живут в ожидании того, что осенью все рухнет и будет плохо и по банкам, и по недвижимости. Поэтому инвесторы стремятся найти инструменты, привлекательные для вложения собственных капиталов.



Олег Кусов: В России некоторые эксперты склонны объяснять крепнущее сотрудничество между Казахстаном и Азербайджаном идей о заключении союза между тюркоязычными государствами. В так называемый «пантуранский» союз, по словам некоторых политиков и политологов, могут объединиться на основе конфедерации тюркоязычные народы, проживающие от Балкан и Крыма до Восточной Сибири и западного Китая. Алексей Власов утверждает, что сегодня для казахстанского общества куда важнее западные идеи, чем пантуранские.



Алексей Власов: Казахстанская элита более прагматична. Сейчас вообще, мне кажется, прошло время романтических проектов, которые были в начале 90 годов. Опять-таки это мое личное ощущение. И тюркская идея имела шанс, но она по ряду причин не реализовала себя в период между 92 и 94 годом, когда и в Азербайджане особенно, и в Казахстане чуть в меньшей степени, и в Туркмении эту идею реально можно было каким-то образом реализовать. Говорить сейчас, что возможен какой-то ренессанс пантюркизма, я думаю, что для этого не хватит ресурса даже не материального, а во-первых, молодежь больше вовлечена в систему западных ценностей. Болонский процесс, на котором воспитывается элита казахстанская – это не тюркские идеи, и даже не российский вектор – это западные ценности, западные стандарты качества жизни, западное образование и это та реальность, с которой нужно иметь дело.



Олег Кусов: Пантуран c кая идея опасна для Казахстана, убеждён глава Центра исследований "Запад-Восток" Арустун Оруджлу.



Арустун Оруджлу: Пантуранские настроения в Казахстане, ориентация политики может привести к очень серьезным внутренним разногласиям в Казахстане, население которого почти наполовину состоит из неказахского этноса. Думаю, что этот фактор сегодня, если даже он имеет место, то скорее всего в форме каких-то намеков на будущее.



Олег Кусов: А вот, что думает по этому поводу директор алма-атинского центра актуальных исследований «Альтернатива» Андрей Чеботарёв.



Андрей Чеботарев: Даже четыре центрльноазиатских страны, исключая Туркменистан, пытаются создать свой центральноазиатский союз, никак не могут договориться между собой, то тем более создать союз с теми, которые непосредственно не граничат, то есть с Турцией и Азербайджаном – это вообще нереально.



Олег Кусов: И ещё об одной тенденции, как подчёркивают эксперты, говорит укрепление связей между Казахстаном и Южным Кавказом – ослабление роли СНГ, не способного предложить универсального механизма полноценного сотрудничества для своих членов.


XS
SM
MD
LG