Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Чем объясняется агрессивность футбольных болельщиков


Ирина Лагунина: Чемпионат Европы по футболу в Австрии и Швейцарии пока проходит без эксцессов, нередко сопровождающих подобные мероприятия. Правда, поддержание порядка на стадионах и вокруг них требует колоссального напряжения со стороны организаторов, а главное, сил безопасности. Массированное присутствие полиции порой напоминает военные маневры. Впервые в истории чемпионатов в местах проведения встреч развернуты отряды полиции из тех стран, откуда ожидается наплыв болельщиков – это связано и с языком общения и с более уважительным отношением граждан к своим стражам закона. Но в связи с проходящим чемпионатом позволительно задаться вопросом: с чем связана повышенная агрессивность футбольных болельщиков, которая в прошлом нередко принимала такие уродливые формы как массовые драки, порой приводящие к человеческим жертвам? Ответ на этот вопрос ищет в своем материале мой редакционный коллега Ефим Фиштейн.



Ефим Фиштейн: Футбол, как известно, зародился в Англии, стране, где в спорте высшим законом всегда был принцип «фэр плей» - честной и корректной игры. Парадоксально, но факт, что не менее известно в мире другое английское словечко – хулиган. Именно так называют там агрессивного болельщика, всегда готового вступить в драку с болельщиками противника. В русском языке слово хулиган прижилось в переносном значении, а для обозначения футбольных болельщиков существует термин «фанаты», что сути дела не меняет. Практически все государства Европы вынуждены бороться с опасным социальным явлением – перерождением молодежных объединений, складывающихся вокруг футбольных клубов, в хорошо организованные группировки, для которых футбол является лишь отдушиной и предлогом для агрессивности и насилия. В последние десятилетия явственно выявилась еще одна опасная тенденция: объединения фанатов становятся убежищем для неонацистской и расистской идеологии.


Поскольку футбол как игра зародился в Англии, к тому же именно английские болельщики еще недавно пользовались репутацией самых задиристых драчунов в мире, начнем с описания того, как в Великобритании борются с этим социальным недугом. Из Лондона сообщает Елена Воронцова:



Елена Воронцова: Британия давно печально известна футбольными болельщиками, готовыми затеять драку на стадионах своих и чужих городов. Совсем недавно сильно пострадал город Манчестер. Приехавшие посмотреть на игру питерского «Зенита» и «Рейдежрс» из Глазго болельщики оставили город под толстым слоем пивных банок, мусора и еще более неприятных веществ. Однако нельзя не отметить, что во всей Великобритании принимаются меры для борьбы с футбольным хулиганством, и потому за последние годы жестоких драк с жертвами стало существенно меньше. Говорит глава полиции портового города Халл Грехард Керри.



Грехард Керри: Мы имеем полномочия останавливать и проверять отъезжающих из Британии в канун матча. У нас две главные задачи: во-первых, обнаружить тех, о ком уже известно, кто уже имел предупреждения или был арестован за нарушения общественного порядка и хулиганство и воспрепятствовать их выезду из страны в день матча. И второе: определить тех, кто по нашему мнению из-за их поведения в прошлом может потенциально устроить беспорядки. Я надеюсь, что наши объявления, сделанные еще до матча, отобьют желание у этих лиц отправляться в дорогу. Мы здесь в интересах тех, кто хочет насладиться игрой в безопасности со своими близкими. Мы проверяем в порту тех, кто ранее был судим за хулиганство, и можем запретить им ехать на матч.



Елена Воронцова: Законодательство, определяющее такие действия полиции, было выпущено в 2000 году, после того как в Бельгии после чемпионата Европы было задержано свыше 800 человек, преимущественно британцев. И еще 200 выслано из страны. Потенциальные хулиганы могут быть задержаны на срок до пяти дней и им может быть запрещено посещение заграничных футбольных матчей на срок до 10 лет. Это закон подвергался серьезной критике, как ограничивающий свободу передвижения. Внутри Британии полиция настойчиво вычисляет и преследует хулиганов, независимо от того, как давно они участвовали в побоищах между болельщиками. Здесь опять играют роль современные технологии – все стадионы страны оборудованы большим количеством камер наблюдения, и полицейские проходят регулярные тренировки, позволяющие им быстрее определить людей, заснятых на видео в ходе беспорядков. В последние десятилетия полиция активно сотрудничает с футбольными клубами и прочими общественными организациями, связанными с футболом. Говорит Керри Ашвуд, президент траста футбольных болельщиков.



Керри Ашвуд: Футбол – это игра, вокруг которой всегда кипели страсти. Но есть границы, которые нельзя переступать. Если кто-то переходит эти границы, они должны нести ответственность. Для тех, кто позволяет себе хулиганские выходки, рано или поздно настанут очень тяжелые финансовые последствия и их репутация будет повреждена. Я призываю всех граждан, которые знают о лицах, нарушающих общественный порядок во время матчей, сотрудничать с полицией, чтобы искоренить это явление раз и навсегда.



Елена Воронцова: Таким образом информация о возможных нарушителях, как правило, своевременно переходит от местной полиции к футбольному клубу и опять к полиции, работающей, например, на британском транспорте. Футбольные клубы, как и все остальные. Заинтересованы в благополучной атмосфере вокруг матчей не только ради имиджа своих команд и их допуска к играм, но и для привлечения молодежи в свои ряды.



Ефим Фиштейн: После «бархатной революции» Чехия, как и все другие бывшие социалистические страны, стала быстро догонять Запад не только по уровню жизни, но и по уродливым социальным явлениям, связанным с ликвидацией полицейского государства. И здесь футбольные клубы, всегда имевшие своих сторонников и противников среди молодежи, стали сталкиваться с насилием, агрессивностью, проявлениями расизма и неонацизма, по крайней мере, в жестикуляции болельщиков во время матчей. Меры безопасности при входе на стадионы были радикально ужесточены: проводятся личные досмотры, отнимаются бейсбольные палки, ножи и заточки. И все же массовые драки случают как в ходе матчей, так и после них. Недавно чешская полиция выступила с любопытной инициативой, которую я попросил представить пресс-секретаря Министерства внутренних дел Чехии Яну Маликову:



Яна Маликова: Министерство внутренних дел и Полиция Чешской Республики, да и не только они, сознают, что проблема насилия на стадионах затрагивает интересы огромного количества людей. Мы понимаем, что без их участия полиция не в состоянии разрешить сложнейшую социальную проблему только лишь силовыми методами. А наш взгляд, значительную часть ответственности должны нести сами спортивные объединения и футбольные клубы, которые в прошлом целиком полагались лишь на вмешательство государственных сил порядка. Часто хромали именно меры предосторожности, за которые отвечают сами организаторы встреч. Журналисты обнаружили в ходе собственных расследований, чтона некоторые стадионы можно приникнуть, имея при себе колюще-режущее оружие, кастеты, другие предметы, которые можно задействовать в драке. Наше министерство выступило координатором круглого стола экспертов на эту тему, где были представлены не только наше министерство и полиция, но и сами футбольные клубы и другие ведомства, которых эта проблематика касается. В ближайшие дни мы вынесем на заседание правительства аналитический материал, имеющий форму концепции. Сейчас материал проходит стадию согласования между ведомствами. Материал представляет собой набор рекомендаций по принятию мер безопасности, предназначенный для футбольных клубов. На наш взгляд, действующее законодательство вполне самодостаточно, но оно не всегда последовательно применяется. В нашей стране проходит глубокое реформирование полиции, которое предполагает, что полиция будет задействована в первую очередь там, где в ней нуждаются граждане. Мы считаем, что обеспечение порядка на стадионах – прежде всего обязанность самих организаторов матчей, и полиция не должна подменять собой частную охранку, нанятую ими. Футбольные матчи – это форма коммерческого предпринимательства, и предприниматели обязаны позаботиться о том, чтобы их бизнес не угрожал безопасности граждан. Полиция, разумеется, не слагает с себя бремя охраны общественного порядка и в ходе таких состязаний будет находиться в состоянии повышенной готовности, но, тем не менее, мы будем добиваться от организаторов большего вклада в обеспечение безопасности на месте.



Ефим Фиштейн: А как борется чешская полиция с проявлениями расистской и неонацистской идеологии на стадионах? Ведь не возможно допустить, чтобы вокруг футбольных клубов складывались преступные группировки с человеконенавистнической идеологией?


Пресс-секретарь Министерства внутренних дел Чехии Яна Маликова:



Яна Маликова: Есть несколько путей борьбы с этим явлением. То, что вы упомянули, является составной частью проблематики зрительского насилия. Мы добивается того, чтобы спортивные клубы интенсивно общались со своими болельщиками, находились с ними в постоянном контакте, знали о царящих среди них настроениях, знали их неформальных лидеров и авторитеты. Тех болельщиков, которые неоднократно допускали


подобные выходки, были замечены в расистской или нацистской жестикуляции, организаторы должны раз и навсегда отлучить от клубной деятельности, не впускать их на стадионы. Ведь между владельцем стадиона – чаще всего, спортивным клубом, – который продает вступительный билет, и человеком, который билет покупает, возникают частно-правовые отношения. Продавец вправе требовать, чтобы покупающий соблюдал некие правила безопасности на частной территории, куда он допущен. Таким образом, вход на стадион – это не общегражданское право, это предмет сделки, которую клуб не обязан заключать. Организаторы матчей могут смело не впускать на стадионы заядлых нарушителей.



Ефим Фиштейн: Считает пресс-секретарь чешского министерства внутренних дел Яна Маликова.


А каково мнение об этом явлении специалистов в области массовой психологии? Я связался с президентом Европейской ассоциации психиатров профессором Цирилом Хешлом, и задал ему этот вопрос.



Цирил Хёшл: Здесь мы имеем дело скорее с социальным явлением, чем с проблемой психиатрии. Самоотождествление молодого человека с тем или иным клубом – это не более, чем весьма прозрачный и мнимый повод для того, чтобы дать выход своей врожденной или приобретенной агрессивности. Именно анонимный характер толпы позволяет этим людям вести себя «как все», совершать поступки, которые были бы немыслимы в нормальных условиях. Футбольные матчи и другие спортивные состязания срабатывают как детонатор самых агрессивных наклонностей их характера. Стадион – это еще и место встречи болельщиков с себе подобными, в большой толпе у них возникает чувство повышенной защищенности и безликости. Я не хочу этим сказать, что психопатология не играет при этом никакой роли – именно такая обстановка всеобщей безответственности становится точкой кристаллизации психопатических отклонений. То, что в других условиях остается скрытым в подсознании психопата, и, может быть, даже никогда бы не вышло не поверхность, в толпе бесноватых болельщиков прорывается наружу в самых уродливых формах. В каждом из нас есть унаследованные задатки насильника и агрессора, но социальные нормы и культура поведения позволяет нам держать их под контролем. Именно накаленная обстановка игры, самоидентификация с командой и образ врага, воплощенный в противнике, спускают механизм стадионного насилия.



Ефим Фиштейн: Но почему болельщики некоторых футбольных клубов обращаются именно к неонацистской идеологии, а не к какой-то другой? Что их привлекает в жесте выбрасывания рук в нацистском приветствии, в татуировках, в расистских лозунгах? Профессор Цирил Хёшл:



Цирил Хёшл: На мой взгляд, идеология, которая стоит за этим поведением, - не более чем суррогат, замена за утраченные ценности. В прошлом люди разделяли определенные религиозные, позднее национальные, ценности, которыми оправдывались проявления агрессивности. Из-за них велись войны. Все эти мотивации давно улетучились не только в Европе, но и в Северной Америке. Постепенное исчезновение религиозного чувства, умаление национальной гордости и националистических страстей, вместе с процессом европейской интеграции, следствием которого стало устранение границ между национальными государствами, общий дефицит идеологий, с которыми молодежь может отождествить себя - все это образовало нишу, которую заполнили новые идеологии, связанные с коллективным спортом – футболом. Мы имеем дело с эрзац-идеологией, с переключением агрессии на подставные объекты, в порядке замещения старых идеологий, которые мы разделяем или разделяли в прошлом.



Ефим Фиштейн: Таково мнение президента Европейской ассоциации психиатров профессора Цирила Хёшла.


XS
SM
MD
LG