Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Саммит Россия-ЕС: «предположить достижение компромисса как-то невозможно»


Дмитрий Медведев полагает, что новое соглашение с ЕС должно быть рамочным и не отягощенным мелкими деталями

Дмитрий Медведев полагает, что новое соглашение с ЕС должно быть рамочным и не отягощенным мелкими деталями

В Ханты-Мансийске начинается саммит Россия-Евросоюз. Накануне саммита президент России Дмитрий Медведев в интервью агентству Reuters рассказал о том, чего хочет добиться Москва от предстоящей встречи. Российское руководство надеется, что в Ханты-Мансийске будет положено начало переговорам о новом соглашении с ЕС. Прежнее соглашение о партнерстве и сотрудничестве России и Евросоюза вступило в силу в 1997 году, срок его действия был рассчитан на 10 лет. По условиям соглашения, при отсутствии нового старое можно было продлевать, но стороны хотят договориться на новых условиях.


Дмитрий Медведев полагает, что в тексте не должно быть слишком много мелких деталей: «Это должен быть такой серьезный документ, в то же время не отягощенный какими-то конкретными вещами. Это все-таки в большей степени должна быть рамочная конструкция, которая задает основные позиции развития на уже годы вперед».


Однако очевидно, что трудности с новым соглашением возникли полтора года назад не только из-за позиции той или иной страны Евросоюза в отношении России. В целом ЕС хотел бы видеть соглашение с Россией достаточно конкретным. В связи с этим главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов считает, что переговоры стороны начнут, но договорятся явно не сразу:


«Нового соглашения на горизонте не видно. То есть тот факт, что начнут переговоры, конечно, ничего не значит. Он означает только формальное снятие формальных барьеров. Представление о том, что должно содержаться в этом документе и как вообще он должен выглядеть, между Россией и ЕС, совершенно радикально различаются. Россия выступает за компактный, короткий, обязывающий документ с базовыми принципами, а все остальное конкретное взаимодействие будет, как матрешка, наслаиваться потом, по мере достижения договоренностей в каждой конкретной сфере - так называемые секторальные соглашения. Евросоюз считает, что нужен большой, всеобъемлющий договор, универсальный, юридически обязывающий, который регламентирует весь комплекс отношений, и в этом договоре, среди прочего, должны быть основные принципы энергетической хартии, которую Россия просто на дух не принимает, и принимать не будет. Так что пока предположить достижение компромисса как-то даже и невозможно».


Кроме того, Россия хочет создать совместный с ЕС орган для согласования внешнеполитических проблем, о чем накануне заявил замминистра иностранных дел России Александр Грушко. Реакция на это предложения со стороны Евросоюза пока неизвестна.


Накануне саммита старший научный сотрудник Института Европы Юрий Борко сказал корреспонденту Радио Свобода Марку Крутову, что видит три наиболее острых проблемы во взаимоотношениях России и ЕС.


«Первая проблема - разная трактовка основных ценностей. Когда наше руководство говорит, что мы одинаково понимаем основные ценности, это не совсем так. Уровень демократии в Европейском союзе на порядок выше - столетия опыта позади. У нас очень большой дисбаланс между государством и гражданским обществом в пользу государства. Мы демократическим государством по европейским образцам в две недели не можем стать, но это прежде всего наша внутренняя проблема. И ЕС не должен заявлять: если будете хорошо себя вести, мы будем вот так себя вести. Надо обсуждать эти проблемы, надо развернуть масштабный общественный диалог по проблемам демократии и прав человека.


Второе - энергетика, это объективная разница позиций между получателями энергии и производителями и продавцами. Россия отказалась подписать энергетическую хартию, и это ее право. Значит, надо искать какой-то компромисс, потому что газ идет, нефть поставляется, обязательства Россия выполняет. Здесь очень большие сложности с тем, что у нас иная экономическая система, это не либеральная экономика, а экономика с монополистическими компаниями, с большим уровнем государственного присутствия. Я думаю, одним из предметов переговоров в ходе подготовки соглашения будет поиск компромисса в стратегии энергетической безопасности России.


Третье - проблема отношений с некоторыми странами, входящими в зону СНГ. Россия традиционно считает, что это зона ее влияния, а у Европейского союза постмодернистское видение системы межгосударственных отношений.


Я думаю, процесс переговоров будет трудным. Не в Ханты-Мансийске - там дадут зеленый свет, определят общие принципы. А когда пойдет работа над текстом, над главами, разделами, будет много споров. Процесс будет длительный, займет полтора-два года».






Показать комментарии

XS
SM
MD
LG