Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В поисках фаворита Московского кинофестиваля


Событийный ряд фильма «Однажды в провинции» отсылает к пьесе Теннеси Уильямса «Трамвай желание». [Фото — <a href="http://www.moscowfilmfestival.ru" target=_blank>Московский Международный кинофестиваль</a>]

Событийный ряд фильма «Однажды в провинции» отсылает к пьесе Теннеси Уильямса «Трамвай желание». [Фото — <a href="http://www.moscowfilmfestival.ru" target=_blank>Московский Международный кинофестиваль</a>]

В конкурсной программе 30-го Московского международного кинофестиваля осталось всего три фильма, а воз и ныне там — явного фаворита не видно. В рейтинге зрительских симпатий лидирует израильская картина «Во имя отца».


За два дня мы посмотрели еще пять фильмов. Исландская картина «На семи ветрах» это прощание режиссера с иллюзиями бурной молодости. Тогда, лет 30 тому назад, в Исландии появились приюты для малолетних правонарушителей, а работать с ними пригласили свободолюбивых молодых людей — из хиппи. Ничего путного из этой затеи, судя по тому, как события отражены в фильме, не вышло. Характерно, что все приютские девочки, согласно сценарию, — жертвы сексуальных домогательств со стороны отцов или отчимов. И режиссер фильма Гудни Холлдорсдоттер уверена: если начать открытое обсуждение этой проблемы, мир изменится к лучшему.


Того же мнения придерживается автор американской ленты «Посетитель» Том Маккарти. Только он счел необходимым пролить свет на положение нелегальных эмигрантов в Америке. Герой фильма, как по мановению волшебной палочки, превращается из противного сухаря-профессора в человека чуткого, отзывчивого и влюбчивого. Причиной перемены служит его встреча с молодым сирийцем. Исландская картина жестче и правдивее американской, обе отличаются исключительной политкорректностью.


Еще один фильм — от Албании. Называется «Мао Дзэ Дун». Действие происходит в коммунистической Албании. Плодовитый цыган называет своего новорожденного сына именем великого кормчего. Дальше на его судьбе отражаются все перемены политических ветров. Короткий анекдот растянут на полтора часа и снят в традициях «балканского» абсурда, но до фильмов Эмира Кустурицы ему далеко.


Зато хорошую, крепкую и ясную историю предложил молодой китайский режиссер Ли Синь. Действие фильма «Война на другом берегу» разворачивается в 1937 году, война с Японией. Мальчик из семьи преуспевающего коммерсанта находит путь на другой берег и оказывается на последнем оборонительном рубеже армии Гоминьдана. Война показана глазами ребенка, но именно благодаря ему, сходятся два мира: обреченных на смерть солдат и богатых купцов, буржуа в роскошных авто и голодных воришек. Исполнителю главной роли можно было бы отдать премию за лучшую мужскую роль, но на фестивалях не принято награждать детей.


Наконец, в конкурсе ММКФ показан второй фильм, представляющий Россию. Сценарий и режиссура Кати Шагаловой. Называется «Однажды в провинции», но похоже не на «Однажды в Америке», а на «Трамвай Желание» Теннеси Уильямса. Событийный ряд отсылает именно к этой пьесе, хотя он — со значительными изменениями — перенесен из эмигрантского американского квартала в российскую провинцию. Здесь неплохие люди ведут жизнь дикую: пьют беспробудно, дерутся, спят с женщинами своих друзей, мордуют собственных жен. Винить их самих почти невозможно, личности искажены войной, с которой они недавно вернулись. Мир российской провинции или России вообще — патриархат и домострой. Всякий человек, который попробует что-то в нем изменить, обречен.


«Если люди не собираются ничего менять, то, конечно, ничего не переменится. Сказок не бывает, чудес, как известно, тоже. Кто в них верит, может запросто улететь в речку с моста», — так рассуждает автор фильма «Однажды в провинции» Катя Шагалова.


XS
SM
MD
LG