Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

На саммите Россия - ЕС планируется обсудить новое базовое соглашение между Россией и Евросоюзом


Программу ведет Марк Крутов. Принимает участие старший научный сотрудник Института Европы Юрий Борко.



Марк Крутов: Сегодня в Ханты-Мансийске открывается саммит Россия - ЕС, первое мероприятие такого масштаба для нового российского президента Дмитрия Медведева. Круг вопросов, который будет обсуждаться на саммите, самый широкий, от возможного упрощения визового режима для россиян до роста цен на продукты питания. Но главный вопрос - удастся ли России и Евросоюзу вплотную приблизиться к подписанию нового базового соглашения, которое заменит соглашение о партнерстве. Срок действия этого документа истек еще в прошлом году, а новое соглашение не удавалось подписать до сих пор из-за протестов различных стран - членов ЕС. С нами на прямой связи старший научный сотрудник Института Европы Юрий Борко.


Юрий, вы согласны с тем, что для Медведева этот саммит - важное испытание?



Юрий Борко: Конечно, это важное испытание. Это первая встреча с целой группой лидеров, представляющих один из важнейших объектов всей системы международных отношений и нашего главного и очень важного экономического и политического партнера.



Марк Крутов: Накануне этого саммита Дмитрий Медведев дал обширное интервью информационному агентству "Рейтер", он заявил, что несогласие тех или иных стран ЕС с политикой России, из-за которого, собственно, до сих пор не удалось подписать новый договор о сотрудничестве, это проблемы самой Европы. Давайте послушаем.



Дмитрий Медведев: Конечно, иногда возникают проблемы и в наших взаимоотношениях, когда мы понимаем, что, например, значительная часть государств Евросоюза готова пойти на то или иное развитие взаимоотношений, на те или иные шаги. В то же время, скажем, одно государство или несколько государств способны заблокировать эти шаги. Но это внутренний вопрос Евросоюза. Эта позиция основана на внутренних документах Евросоюза, мы относимся к ней с уважением.



Марк Крутов: Юрий, означают ли эти слова, что Россия не намерена и впредь идти на компромиссы и договариваться именно с отдельными странами - членами ЕС?



Юрий Борко: Что значит не идти на компромиссы? Мы довольно часто шли на компромиссы с Европейским союзом, так же как и Европейский союз шел на компромиссы с нами. Достаточно вспомнить расширение ЕС и договоренности, связанные с рядом наших претензий, и с распространением действия ЕС на новые государства. Так что это норма, я не вижу здесь конфликтности и бескомпромиссности с той или с другой стороны. Здесь есть объективные сложности, это 27 государств, в которых объективно разные интересы и разные подходы. И я меньше всего хочу все свести к злой воле Москвы, Варшавы, Лиссабона и так далее. Это объективная реальность. Просто надо искать компромисс, иногда очень упорно и настойчиво, даже жертвуя временем. Так я себе представляю ситуацию.



Марк Крутов: Какие проблемы, с вашей точки зрения, остаются самыми острыми и актуальными в отношениях России и Евросоюза?



Юрий Борко: Я вижу три проблемы. Это проблема основных ценностей, разная трактовка основных ценностей. Когда наше руководство говорит, что мы одинаково понимаем основные ценности, я считаю, это не совсем так. Разное понимание ценностей, разное понимание демократии, уровень демократии в Европейском союзе на порядок выше, десятилетия, столетия опыта позади. У нас очень большой дисбаланс между государством и гражданским обществом в пользу государства, и это неправильно, конечно. Это первое. Я просто представляю, что мы демократическим государством по европейским образцам в два дня не можем стать, в две недели или в два года, но это прежде всего наша внутренняя проблема. Я думаю, что с этой точки зрения Европейский союз в определенной степени должен демонстрировать. Не должно быть принципа обусловленности: если будете хорошо себя вести, мы будем вот так себя вести. Этого не надо. А обсуждать эти проблемы - вот сейчас есть рабочая группа высокого уровня - надо общественный диалог развернуть масштабный по проблемам демократии и прав человека, как они соблюдаются. Это раз.


Второе - это энергетика, это объективная разница позиций между получателями энергии и производителями и продавцами. Ну, Россия отказалась подписать энергетическую хартию, и это ее право. Значит, надо искать какой-то определенный компромисс, потому что газ идет, нефть поставляется, обязательства Россия выполняет. Здесь очень большие сложности с тем, что у нас иная экономическая система, она создавалась опять же по нашим российским канонам, это не либеральная экономика, а экономика с монополистическими компаниями, с большим уровнем государственного присутствия. Но здесь надо все равно искать компромиссы. Я думаю, что одним из предметов переговоров в ходе подготовки соглашения будет поиск такого компромисса в стратегии энергетической безопасности России.


Третье - проблема отношений с некоторыми странами, входящими в зону СНГ. Ну, Россия традиционно считает, что это все равно зона ее влияния, Европейский союз - у него постмодернистское видение системы межгосударственных отношений. Конечно, здесь есть и различия в концепциях, в менталитете, в культуре политической, но это реальность. И здесь должен быть все же поиск каких-то приемлемых решений и действий. Я думаю, что это трудный процесс, действительно будет конкуренция, соперничество в этих группах стран - европейская часть СНГ и Закавказье, но это жизнь, ничем не отличается от отношений, которые существуют между, скажем, Японией и Китаем, США и так далее. Я не вижу, что выходит за реальную практику, реальную жизнь в мире.


Вот три проблемы, сложных проблемы. Я думаю, что процесс переговоров будет достаточно трудным. Не в Ханты-Мансийске. Там дадут зеленый свет, определят общие принципы, так сказать, подхода к соглашению. А когда пойдет работа над текстом, над главами, разделами, там, конечно, будет очень много споров. Я думаю, процесс будет достаточно длительный, займет полтора-два года.


XS
SM
MD
LG