Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Способы протеста рабочих автозаводов Петербурга и Ленинградской области


Программу ведет Дмитрий Морозов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Татьяна Вольтская.



Дмитрий Морозов: В Петербурге и Ленинградской области появилось много автозаводов, но если раньше рабочие бастовали, отстаивая свои права, то теперь они просто переходят с завода на завод в поисках лучших заработков.



Татьяна Вольтская: На всех петербургских автомобильных предприятиях зарплата сегодня примерно одинаковая: для рабочих, стоящих у конвейера, это около 20 тысяч рублей, за исключением площадки GM, где собирают модель Opel Astra, и условия труда более тяжелые, - там и денег несколько больше. Nissan сейчас находится в стадии набора кадров, и здесь обещают зарплату чуть выше рыночной, так что как знать, не побегут ли к ним рабочие с других предприятий. Забастовочный пик, пришедшийся на зиму, давно схлынул, но недовольных условиями труда среди рабочих по-прежнему много, и теперь многие, быть может, разочаровавшись в забастовках, зачастую просто переходят с одного предприятия на другое. Говорит председатель Комитета солидарных действий Вадим Большаков.



Вадим Большаков: Во-первых, уход рабочего с предприятия - у нас это называется "голосование ногами", - это, в общем, распространенная форма сопротивления. Рабочий считает, что ему там мало платят, с ним плохо обращаются, еще что-то, и он наказывает работодателя, уходя от него, ищет себе место получше. Кто-то выбирает такой способ, и это довольно значительная группа рабочих.



Татьяна Вольтская: Но это не означает увядания рабочего движения, - считает Вадим Большаков.



Вадим Большаков: Для нас ничего в этом страшного нет, потому что растет количество рабочих активистов, которые включаются в общую борьбу. Признаком роста того, что сейчас совершенно однозначно происходит рост рабочего движения в регионе. Это, во-первых, забастовка на "Форде", которая длилась 25 дней. Это рекорд 1991 года, когда была забастовка на производстве ДСК-2. Впервые в этом году несколько забастовок, свободные профсоюзы города и области, которые постоянно тесно координируют свои действия, прошли в очень тесном, узком временном интервале. Это, на мой взгляд, тоже говорит о том, что постепенно свободные профсоюзы учатся координировать свои действия, и, возможно, не за горами какая-то ситуация, когда все они выступят, и это будет, конечно, событие. Еще один признак, свидетельствующий о том, что рабочие воспринимают забастовки как эффективный способ борьбы, я считаю, следующее: после волны наших осенне-зимних забастовок у нас появилось много новых инициативных групп на разных предприятиях, в том числе на двух автостроительных, не буду пока их называть. И кроме того, пришло много левой молодежи. Ребята идейные, считающие, что можно переустроить мир более справедливым образом, они готовы отдавать все свои силы рабочему движению, и для них это вопрос идеи, а не денег и не карьеры. И для на это, конечно, большая находка.



Татьяна Вольтская: Да, рабочие перебегают с завода на завод, создавая проблемы работодателям, но одна из главных причин в том, что иностранные работодатели приносят иную рабочую культуру и дисциплину, - говорит глава профкома завода "Форд" во Всевложске Алексей Этманов.



Алексей Этманов: Есть перерыв - ты будешь отдыхать, нет перерыва - ты должен работать, никуда ты не пойдешь козла забивать. Есть зафиксированные перерывы для перекура, для чая, кофе-тайма. Дисциплина рабочая, достаточно тяжелый физический труд на предприятии. Приходят люди, они все покупают - "Тойота", "Форд", "Фольксваген", что угодно, просто не представляя, что надо тяжело трудиться. Для них это новостью оказывается. Они видят, что тяжелая работа, и считают, что им мало платят.



Татьяна Вольтская: Алексей Этманов тоже считает, что тактика перехода с завода на завод оказывает некоторый эффект.



Алексей Этманов: На самом деле, если люди переходят с одного предприятия на другое, это будет побуждать работодателей увеличивать всевозможные бонусы и заработную плату, для того чтобы удержать людей, и относиться к ним по-человечески.



Татьяна Вольтская: Но все же главный способ борьбы, по Алексею Этманову, в другом.



Алексей Этманов: Тот, кто хочет бороться, борется на своем рабочем месте, а не прыгает с места на место. Я не могу одобрять или не одобрять, это право выбора каждого работника.



Татьяна Вольтская: Да, все непросто. С одной стороны, западная строгая дисциплина вступает в противоречия с отечественной ментальностью, привычкой неспешно покурить и поболтать по телефону не когда звонок прозвенит, а когда душа захочет, так что в этом смысле на новых заводях могут быть проблемы. С другой стороны, не секрет, что борьба за улучшение условий труда не может быть бесконечной, чтобы не привести к краху завода, ведь такие примеры в мировой практике есть. С этим согласен и Вадим Большаков.



Вадим Большаков: Это медаль о двух сторонах. Потому что, с одной стороны, даже в таком явлении, как рабочее движение, там так же включаются рыночные механизмы, точно так же как продавец может заломить высокую цену, но он никогда не продаст, если нет готовых покупателей, точно так же и в промышленности: если рабочий требует слишком больших денег, то ему просто не будут платить. Рабочие, кстати, начинают это понимать. Свидетельством этого было следующее: когда докеры и фордовцы готовились к забастовке в прошлом году, у них были достаточно высокие требования по повышению зарплаты. Постепенно они сами урезали эти требования, еще до начала конфликта, потому что они пытались подсчитать, насколько будет реально для работодателя платить им такие деньги.



Татьяна Вольтская: Функция профсоюзов в том и заключается, замечает Большаков, чтобы уравновесить интересы рабочих и работодателя. Ведь ни одна из сторон не заинтересована в закрытии завода.


XS
SM
MD
LG