Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Пойдет ли иранский газ по «Набукко». Беседа с исполнительным директором европейского газопровода


Ирина Лагунина: В марте Газпром заключил соглашение с аналогичными компаниями или лучше сказать ведомствами в Казахстане, Узбекистане и Туркменистане о строительстве к 2011 году «Прикаспийского газопровода», который направит туркменский и казахский газ через территорию России. Дальше цитируют довольно характерный комментарий: «В результате обессмысливается лоббируемый США и Европой проект «Транскаспийского газопровода» через Каспий, Азербайджан и Грузию в Турцию, чтобы наполнить газопровод «Набукко», судьба которого также ставится под вопрос». Кстати, удивительно, я взяла это даже не из российской прессы, а из аналитических публикаций «Осетии сегодня» с гербом «Навеки вместе с Россией».


Консорциум Nabucco Gas Pipeline International был учрежден в 2004 году партнерами по созданию этой части транс-европейской сети газопроводов. По плану, через этот газопровод газ из Турции пойдет в Австрию. Для европейских энергетических компаний это выгодное вложение. Еще в 2003 году Европейская комиссия выделила грант – покрыла половину стоимости этого проекта. 11 июня этого года был подписан первый контракт – Азербайджан обязался поставлять газ по «Набукко» в Болгарию. Газопровод планируют завершить к 2013 году. А ведущая компания в нем – австрийский энергетический концерн OMV . Так что не случайно, что исполнительный директор проекта газопровода «Набукко» Райнхард Митчек – сотрудник этой австрийской компании. Интервью с Райнхардом Митчеком взял мой коллега Брюс Панье.


Так на какой стадии находится проект «Транскаспийского газопровода», и что делают для его реализации акционеры «Набукко»?



Райнхард Митчек: Я знаю, что этот вопрос обсуждался между туркменскими и азербайджанскими официальными лицами и президентами. У нас также есть контакты с американскими посольствами в этом регионе. И компании, участвующие в оценке месторождений и возможных производственных мощностей также поддерживают этот трубопровод, который можно будет подсоединить к «Набукко». Это – важное звено для Европы. Азербайджан будет поставлять газ в «Набукко», но его поставки «Набукко» и другие газопроводы на сто процентов не заполнят. Так что на Азербайджане сейчас лежат двойные функции: с одной стороны, он – производитель газа для Европы, а с другой, он представляет собой транзитные возможности, ворота для восточной части Центральной Азии, для Туркменистана и Казахстана. Так что я не сомневаюсь, что газ по трубопроводу пойдет. Но если вы спрашиваете меня, участвует ли сам по себе концерн «Набукко» в решении этого вопроса, то могу вам ответить: нет, акционеры «Набукко» пока этот вопрос не обсуждали. Но уверен, что некоторые европейские энергетические компании хотят инвестировать в этот трубопровод. В конце концов, его длина всего 200 километров. Это не такая большая проблема.



Ирина Лагунина: А у правительства Азербайджана есть политическая воля и желание участвовать в этом проекте и выполнять эту двойную функцию?



Райнхард Митчек: Да, мы уверены, что поддержка азербайджанского правительства будет продолжаться. У нас были встречи и с президентом Алиевым, и с заинтересованными министрами страны. Дискуссия носит очень положительный и очень профессиональный характер. Знаете, ведь сама по себе компания «Набукко» не будет покупать газ у азербайджанских компаний. «Набукко» только предоставит услуги по транспортировке этого газа. И именно поэтому мы обсуждаем с азербайджанскими партнерами возможность соединить «Набукко» с южно-кавказским трубопроводом и, как я уже сказал, соединить через Каспийское море Азербайджан с Туркменистаном, что очень важно не только для «Набукко», но и в целом для поставок газа в Европу из этого региона.



Ирина Лагунина: А что означает, что «Набукко» не будет покупать газ у Азербайджана? Какую роль тогда будет играть Азербайджан и какая ему выгода от этого проекта?



Райнхард Митчек: «Набукко» сама по себе не будет покупать газ, потому что она будет выполнять роль проводника. Но, конечно, европейские компании и компании, связанные с акционерами «Набукко» сейчас ведут переговоры с азербайджанскими фирмами. Конечно азербайджанский газ будет покупаться в Европе, но только не «Набукко».



Ирина Лагунина: В последнее время к проекту присоединились целый ряд международных компаний. Поговаривали и о том, что членом этого партнерства хочет стать и Азербайджанская энергетическая компания СОКАР. Эта идея отвергнута?



Райнхард Митчек: Нет, она не отвергнута, но никаких конкретных переговоров на этот счет пока не велось. Но вы правы, в феврале этого года мы заключили соглашение с немецкой RWE . Она стала шестым членом нашего совместного предприятия, и мы это приветствуем. Мы стремимся развивать проект, но пока никаких переговоров ни с каким седьмым членом мы не ведем. Хотя мы не исключаем, что будем и дальше расширять наше совместное предприятие, если какая-то из компаний решит привнести концепцию, которая пойдет на пользу всему проекту.



Ирина Лагунина: Напомню, на вопросы Радио Свобода отвечает исполнительный директор проекта «Набукко» Райнхард Митчек. Самый щекотливый вопрос – поставки газа из Ирана. Европейский союз обсуждает возможные энергетические санкции против этой страны, а она, тем не менее, значится в списке возможных поставщиков для «Набукко». Так что, вы рассматриваете Иран как возможного партнера, вы ведете с ним какие-то переговоры на будущее?



Райнхард Митчек: Как я уже сказал раньше – «Набукко» не будет покупать газ ни у Ирана, ни у Азербайджана, ни в каком-то другом регионе. И вот так же, как мы в OMV имеем очень хорошие и длительные отношения с Россией, вот так же и Турция, наш партнер по проекту, имеет длительные и хорошие отношения с Ираном. Между Ираном и Турцией проложен трубопровод. И из Ирана в Турцию поставляется ежегодно около 10 миллиардом кубических метров газа. Мы знаем, что Иран хотел бы улучшить и расширить возможности транспортировки своего газа: как внутри самой страны – трубопровод от месторождения Южный Парс на север через Тегеран, так и к турецкой границе. Так что я не исключаю, что Иран готов предложить газ на экспорт в Европу тем, кто заинтересован его покупать. Еще раз подчеркиваю, что «Набукко» не покупает газ, компания лишь предоставляет возможность транспортировки газа с восточной границы Турции, с границы между Турцией и Грузией и с границы между Турцией и Ираном. И если какой-то европейский покупатель газа заключит соглашение с Ираном, то мы предоставим возможность его транспортировки. Таков статус-кво. И конечно, мы знаем, что месторождение Южный Парс будет разработано – в первую очередь, чтобы покрыть внутреннее потребление в самом Иране, а затем – чтобы импортировать газ либо в жидком виде, либо по газопроводу.



Ирина Лагунина: Самое крупное в мире месторождение природного газа – Южный Парс - было открыто в 1990 году. Его запасы оцениваются в 15 триллионов кубических метров газа. Несмотря на то, что несколько фаз разработки этого месторождения уже пройдено, прошлой зимой из-за суровой зимы Иран был вынужден сократить поставки газа в Турцию, чем спровоцировал кризис на турецком конце газопровода, потому что зима была холодной и там. Несколько недель назад председатель турецкой государственной компании Botas AS , которая является акционером «Набукко», заявил, что в будущем весь проект вынужден будет обращаться к таким странам, как Иран, чтобы заполнить трубу на полную мощность. Официальные лица в Вашингтоне довольно резко отреагировали на это заявление. Я перебила исполнительного директора проекта «Набукко» Райнхарда Митчека. Так какие планы в прокладке новых трубопроводов есть сейчас у Ирана?



Райнхард Митчек: Иран недавно заявил, что готов продолжить новый трубопровод от месторождения Южный Парс к турецкой границе, и я не исключаю, что в какой-то момент, может быть, не в первый день существования «Набукко», но в какой-то момент, когда позволит политическая ситуация, из Ирана в Европу пойдет газ. Уже было несколько заявлений Европейской комиссии о том, что в долгосрочной перспективе Европа рассматривает возможность поставок иранского газа.



Ирина Лагунина: То есть руководству газопровода не важно, из какой страны пойдет газ. Например, Турция купит газ у Ирана, и он уже будет проходить по трубе как турецкий газ.



Райнхард Митчек: Боле того, далеко не только одна Турция может быть покупателем иранского газа. На сцене могут появиться и другие европейские компании. Панъевропейская энергетическая компания EGL , главный офис которой находится в Швейцарии, уже подписала соглашение о намерениях с Ираном. И другие европейские компании последуют ее примеру. Вопрос только – когда.



Ирина Лагунина: Соглашение на 25 лет сотрудничества между европейской EGL и Национальной иранской газовой экспортной компанией было подписано в марте. Сообщается, что оно предусматривает закупку пяти с половиной миллиардов кубических метров иранского газа в год, начиная с 2010 года. Швейцарские власти заявили в ответ на критику США, что никаких международных санкций против инвестиций в иранский газовый сектор нет, а вот Италия получит в результате этой сделки дополнительный источник газа. Но, в конце концов, на данный момент все это больше политические споры. Газопровод «Набукко» планируют завершить к 2013 году. А это совпадает с окончанием второго срока правления президента Махмуда Ахмадинеджада.


На вопросы моего коллеги Брюса Панье отвечал исполнительный директор проекта «Набукко» Райнхард Митчек.


XS
SM
MD
LG