Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Ханты-Мансийске проходит подготовка к саммиту Россия - Евросоюз


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Данила Гальперович.



Андрей Шароградский: В Ханты-Мансийске проходит подготовка к саммиту Россия - Евросоюз, - участники встречи прибывают в этот сибирский город, чтобы сегодня поздороваться и поужинать, а завтра сесть за стол переговоров. За тем, что происходит сегодня, в первый, неофициальный день саммита, следит наш корреспондент Данила Гальперович, он у нас в прямом эфире.



Данила Гальперович: Пока еще в Ханты-Мансийск не прибыл никто из участников саммита, во всяком случае официальных сообщений об этом нет. И я напомню, кто же в этих саммитах принимает обычно участие. Россия - Евросоюз - это встреча президента России с так называемой европейской тройкой, ее составляют обычно президент Еврокомиссии, сейчас это Жозе Мануэл Баррозу, генеральный секретарь Совета ЕС, высокий представитель по вопросам внешней политики и безопасности, сейчас это Хавьер Солана, и премьер той страны, которая сейчас председательствует в Евросоюзе, в данном случае это Словения, и Яниз Янша, премьер-министр правительства Словении, также ожидается в Ханты-Мансийске. Ну, и под вечер должен прибыть Дмитрий Медведев. Известно, что для всех участников саммита построена целая отдельная резиденция, рядом с лучшим отелем города - это "Югорская долина", а сама резиденция будет называться "Лукоморье" - это несколько домов, в которых все оборудовано для, как говорят на месте, высоких гостей.


Ну, и, как вы уже сказали, сегодня состоится фактически один ужин, и еще пока неизвестно, это будет ужин, даваемый Медведевым для гостей, или местным начальством. Во всяком случае, известно, что будет накануне концерт, и губернатор Югры дает прием, и Центр искусств для одаренных детей Севера перед теми, кто приехал на саммит, будет выступать. Можно говорить, что, на самом деле, это будет, наверное, самое приятное за весь саммит, потому что потом явно саммит, сами переговоры будут жесткими. Во всяком случае европейцы уже говорят, например, Ангела Меркель, канцлер Германии, говорит о том, что может пойти речь о Грузии. "Хьюман Райтс Уотч" и другие неправительственные организации обратились к участникам саммита, чтобы они надавали на Россию в смысле прав человека.


Накануне Дмитрий Медведев в интервью агентству "Рейтер" примерно обрисовал, как на Россию или на российское руководство действует критика.



Дмитрий Медведев: Само по себе голое критиканство никогда не добавляло странам взаимного уважения, иногда даже провоцировало более глубинные конфликты. Что же касается нашей внешней политики, то она, конечно, будет определяться не объемом критики, которая звучит в наш адрес, а нашими внутренними ценностными установками. А мы считаем для себя определяющими ценности свободы, демократии, защиты прав собственности, и вот эти ценности мы будем отстаивать и в наших взаимоотношениях с другими международными партнерами.



Данила Гальперович: Россия тоже, очевидно, не уйдет от постановки жестких вопросов к Евросоюзу. В частности, о судьбе Косово и о размещении американской ПРО в Европе. Накануне об этом говорил представитель России в ЕС Владимир Чижов.



Владимир Чижов: Этот вопрос несколько затянулся, потому что принципиальная договоренность была достигнута еще два года тому назад, и российская сторона провела необходимую подготовительную работу. Мой мандат как руководителя делегации был утвержден правительством России в ноябре 2006 года, а вот мандат моих партнеров по переговорам Еврокомиссии утвержден был Советом Евросоюза только 26 мая этого года. Проблемы, по которым это так затянулось, они хорошо известны, и они неоднократно дебатировались. Это было сначала польское вето, потом литовское вето, но тем не менее. Начало переговоров, конечно, это только первый шаг. В Ханты-Мансийске будет дан политический старт, а первый раунд состоится, могу уже сейчас назвать дату, согласовано проведение первого официального раунда переговоров в Брюсселе 4 июля. Но это будет достаточно длительный процесс, видимо. Нетрудно предположить, что будет он сопряжен с определенными сложностями в силу как комплексного характера будущего соглашения, так и тех вопросов, которые могут возникать с уставом.


Да, такая проблема существует. Правда, Евросоюз ее не считает своей, поскольку данная сфера деятельности как бы не покрывается полномочиями Евросоюза, но от этого вопросов у нас меньше не становится. Ведь что получается, Польша и Чехия - две страны не только НАТО, но и члены Евросоюза. И вот две страны Евросоюза вступают в переговоры, какие-то соглашения заключают с некой третьей страной, которая членом Евросоюза не является, а именно с США, по столь чувствительному вопросу без какого-либо обсуждения этого в рамках ЕС, без консультаций со своими партнерами по ЕС. Спрашивается, хваленая европейская политика в области безопасности и обороны чего после этого стоит? Логичный вопрос? Вот этот вопрос мы им задаем, и я не исключаю, что он будет задан и на саммите.



Данила Гальперович: Владимир Чижов о судьбе соглашения, которому, возможно, будет дан старт на этом саммите, и о вопросах по ПРО. Надо сказать, что есть еще идея о том, чтобы возобновить саммиты правительств Еврокомиссии, а не только ЕС-Россия, то есть на уровне того же сейчас премьер-министра Владимира Путина. Во всяком случае, Федор Лукьянов, редактора журнала "Россия в глобальной политике", говорит, что, да, это отчасти из-за Путина.



Федор Лукьянов: Конечно, это связано с Путиным. Путин - настолько весомая величина в отношениях России и Евросоюза, во-первых, во-вторых, даже формально, как глава правительства, он отвечает за энергетику, а энергетика - это, собственно, главное, что есть в наших отношениях, так что это вполне естественно. В то же самое время я не исключаю, что это первый шаг к пересмотру схемы саммитов, потому что вот эти два саммита в год - это формат, на котором растаивала в свое время Россия именно по той причине, что Россия хотела выделяться. Потому что с другими внешними партнерами Евросоюза проводится один саммит в год, с Украиной, например, а Россия говорила, что у нас такие особые отношения, что нам надо два. Вот сейчас совершенно очевидно, учитывая, что три предыдущих саммита вообще завершились безрезультатно совсем, и сейчас первый раз почти за два года, когда чего-то достигнуто, в общем, возникает вопрос: а зачем два саммита в год, чего обсуждать-то? И не исключено, что это перевод отношений в более деловые, более рутинные и, соответственно, снижение политической значимости в обмен на конкретную работу. Потому что саммит - это что такое? Саммит - это, значит, бюрократы с обеих сторон, им позарез надо о чем-то отрапортовать.



Данила Гальперович: Надо сказать, что отрапортовать, возможно, будет о чем, если будет договоренность о том, что начинаются переговоры по новому соглашению Россия-ЕС. Но это мы узнаем уже на следующий день саммита.


XS
SM
MD
LG