Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Архиерейский собор РПЦ утвердил "Основы учения РПЦ о достоинстве, свободе и правах человека"


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Олег Кусов.



Андрей Шароградский: Архиерейский собор Русской православной церкви утвердил сегодня документ под названием «Основы учения РПЦ о достоинстве, свободе и правах человека». Об этом сообщил на брифинге в Храме Христа Спасителя заместитель председателя Отдела внешних церковных связей протоиерей Всеволод Чаплин. В документе, по его словам, дана оценка политико-правовой системе, существующей в современном мире, и участию мирян в правозащитной работе.



Олег Кусов: Патриарх Московский и всея Руси Алексий Второй, выступая на Соборе, заявил, что церковное единство, православный взгляд на права человека и достоинство личности в условиях глобализации станут главными темами Архиерейского Собора-2008. Глава Русской Православной церкви выразил обеспокоенность тем, что в деятельности многих международных правозащитных организаций все более очевидны попытки «отделить их от нравственных ограничений», сделать права человека «стимулом эгоизма и гордыни». С докладом «Об основах учения Русской православной церкви о достоинстве, свободе и правах человека» на сегодняшнем пленарном заседании Архиерейского собора выступил председатель отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл.


Принятый документ больше напоминает проповедь, заметил доцент центра сравнительного изучения религии Российского государственного гуманитарного университета Борис Фаликов.



Борис Фаликов: Митрополит Кирилл создал, я бы сказал, монументальный документ. В нем разработана концепция прав человека в свете христианского понимания свободы со ссылками соответствующими на святых отцов, на писание. Внутри себя документ вполне логичный, и как для консервативного христианского сознания там никаких проблем нет. Но я не совсем понимаю назначение этого документа. Он, откровенно говоря, напоминает такую проповедь. К кому обращена эта проповедь? Если она обращена к православному населению - прекрасно, об этом могут батюшки говорить в церкви, это замечательно. Если она обращена к обществу в целом, то тогда мне представляется, что документ имеет несколько конфронтационный характер. Что я имею в виду? Дело в том, что в нем как-то не учитывается то, что, кроме христианской этики существуют еще и различные варианты светских этических систем, в которых тоже, в общем-то, учитываются такие вещи, как соотношение свободы и ответственности. То есть совершенно не обязательно светская этика призывает к безответственности. Этого нет. А создается впечатление, когда читаешь документ, что авторы его ориентируются на критику не самих каких-то этических систем, не религиозных, а ориентируются скорее на какие-то сильные перегибы в светском обществе. Скажем, какие-то издержки политкорректности и прочее-прочее, которые с точки зрения традиционного христианского сознания есть грех.



Олег Кусов: Авторы документа, по мнению Бориса Фаликова, не учитывают многие ключевые понятия светской концепции прав человека.



Борис Фаликов: Немножко это мне напоминает схватку Дон Кихота с мельницей. То есть как бы они не видят, что на самом деле реально происходит в светском обществе, а как бы сражаются со своим представлением о нем, которое в достаточной степени иллюзорно. Ну, и второе. Дело в том, что, как мне кажется, для того чтобы проповедовать, что такое права человека в сотериологической перспективе, то есть в перспективе человеческого спасения, для этого совершенно не обязательно подвергать критике концепцию прав человека. Можно это делать и в каких-то иных формах, более приемлемых для христианской генеметики, для христианской проповеднической деятельности. Ведь что получается, если такого рода документ выдается, с критикой прав человека, то волей-неволей это приведет к некоторому разделению, это не будет способствовать налаживанию диалога со светским обществом.


Насколько я понимаю, нынешний Архиерейский собор направлен на то, чтобы обеспечить единство церкви, и это понять можно, действительно, в церкви самая страшная вещь - это раскол. Вы понимаете, такого рода документы, они тоже ведь ведут к своего рода расколу, я имею в виду раскол со светским, секулярным обществом. И ничего в этом хорошего тоже нет. Все-таки в документе, хотя там есть безусловные оговорки о том, что мы призываем к диалогу и так далее, в нем все-таки остается вот такой конфронтационный дух.



Олег Кусов: Писательница Мария Свешникова, изучив доклад, обратила внимание на то, что митрополита Кирилла могут не понять рядовые прихожане.



Мария Свешникова: Его цитата, дословные слова: "Тема прав человека приобретает сегодня ярко выраженное сотериологическое измерение". Почему меня это больше всего привлекло, потому что мне бы хотелось после этого провести опрос, многие ли из сидящих в зале знают, какой смысл в слове "сотериологическое". Оно могло проскочить, на самом деле, потому что сотериология - это очень сложное слово, и мне кажется, что в данной ситуации его включать в такой текст, который должен быть доступен очень многим людям, это было лишнее.



Олег Кусов: Мария Свешникова пока не представляет, как документы Архиерейского собора будут претворяться в жизнь.



Мария Свешникова: Русская православная церковь начала думать и заговорила о достоинстве, свободе и правах человека. Конечно, хотелось бы, и, наверное, можно в чем-то считать положительной тенденцией, говорящей о том, что в Московском патриархате есть люди, считающие, что необходимо идти, что называется, в ногу со временем. С другой стороны, для меня пока все же является открытым вопрос о том, насколько эти размышления, доклады, документы и резолюции будут претворяться в жизнь. Могу сказать, что это сомнение основано на том, что документы, касающиеся свободы и прав человека, оказывается, существуют в Церкви уже какое-то время, они прорабатываются, как минимум, начиная с 2006 года. Однако я никогда нигде не слышала о том, чтобы епископат или в приходах об этом что-то знали.



Олег Кусов: Концепция прав человека, предложенная митрополитом Кириллом, не подходит для других религий, распространенных на территории России, убежден Борис Фаликов.



Борис Фаликов: Вообще-то, Церковь, безусловно, имеет право на свой взгляд на то, что такое права человека. В документе же говорится о том, что речь идет о правах человека в сотериологической перспективе, то есть в перспективе его небесного спасения. Ну, христианин имеет полное право рассматривать права человека в этом плане. Но дело в том, что эту сотериологическую перспективу совершенно не обязательно разделяет огромное количество людей в мире, причем не только в светских кругах, но и даже в других религиях. Перспектива спасения в буддизме, индуизме, христианстве совершенно разная. Так что даже в межрелигиозном диалоге такую концепцию прав человека, которую предложил митрополит Кирилл, будет довольно сложно использовать.



Олег Кусов: Говорил доцент Центра сравнительного изучения религии Российского государственного гуманитарного университета Борис Фаликов.


XS
SM
MD
LG