Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Фестиваль Александра Володина прошел в Петербурге


В 2009 году Володину исполнилось бы 90 лет

В 2009 году Володину исполнилось бы 90 лет

В июне в Петербурге закончился Четвертый всероссийский фестиваль имени Александра Володина «Пять вечеров». Вместо пяти вечеров он продлился четыре месяца. Арт-директор фестиваля, главный редактор «Петербургского театрального журнала» Марина Дмитревская.


«Про него говорить очень трудно, потому что все, что про него должно быть сказано, должно быть достойно его. Хороший? Да. Умный? Да. Талантливый? Да. Ну и что? А должно быть сказано что-то, чтобы было ясно: он — Володин». Эти слова Алисы Фрейндлих вынесены на первую страницу буклета, выпущенного к Четвертому Володинскому фестивалю который, вообще-то должен был пройти с 5 по 10 февраля, но закончился только в июне, поскольку деньги на него поступали с трудом, небольшими порциями, из разных мест.


Говорит арт-директор фестиваля Марина Дмитревская: «10 февраля мы открыли фестиваль. Театр Юрия Николаевича Погребничко сыграл студенческий спектакль «Старый забытый». Алиса Бруновна Фрейндлих фестиваль открыла, буфетчица Клава как всегда торговала водкой и томатным соком, то есть все было вполне воодушевленно. Но дальше фестиваль, к сожалению, размазался. И мне даже стыдно за наш город, хотя Комитет по культуре выделил некоторые средства, но вся Россия скидывается на поездки своих театров, которые поддерживают память Александра Моисеевича. Не наш город приглашает эти театры вспомнить Володина, а губернаторы разных губерний дают на это средства своим театрам».


И все же Марина Дмитревская считает, что, несмотря на такую разорванность по времени, фестиваль получился удачным: «Я сужу по залу, по тому, что замечательно принимался спектакль Погребничко «Старый забытый», потом такой разгоряченный, с температурой 39, 5, зал смотрел спектакль Сергея Афанасьева Новосибирского городского театра «Взрослая дочь молодого человека» (пьеса Виктора Славкина). Затем очень хорошо был принят спектакль «Дочки-матери» московского «Нового драматического театра» в постановке Вячеслава Долгачева. Главным событием фестиваля, с моей точки зрения, стал спектакль «Я скучаю по тебе». Это первый спектакль, который сделал сам фестиваль. То есть выдающаяся российская актриса Роза Хайруллина с Сергеем Бызгу, нашим питерским замечательным артистом, под руководством режиссера Галины Бызгу, сделала спектакль по володинским «Монологам». Импровизационный спектакль. Многие подходили и спрашивали, чьи тексты, потому что не все знали, что есть монолог Агафьи Тихоновны, монолог Офелии… И Роза, каким-то страннейшим образом, внешне похожа на самого Володина. Вот такого острого, гротескового, эксцентрического и часто нелепого. И она сыграла историю русского женского юродства. В Володине же самом было много такого, в хорошем смысле, юродского, и Хайруллиной удалось сыграть вот эту мужскую-женскую историю. Потому что даже в женских ролях он описывал себя. Она сыграла здесь два спектакля, и на втором спектакле, это был первый в мое жизни случай, когда я видела идеального зрителя. Потому что на второй спектакль пришел Сергей Дрейден. И он так реагировал, а он актер импровизационный, а Роза Хайруллина умеет в одну секунду сыграть переход от трагического к комическому, и нормальные зрители за ней не поспевают. Вот эта быстрота ее превращений и сиюминутность существования во всем сразу, она уникальна. Это знает вся театральная Россия. И Дрейден был, наверное, единственным зрителем, который за ней поспевал смеяться, плакать, реагировать, меняться. И его лицо было таким вторым спектаклем — я на него поглядывала во время спектакля. Вот это была очень серьезная работа. И заканчивается фестиваль двумя спектаклями Приморского драматического театра имени Горького из Владивостока «С любимыми не расставайтесь» и «Пять вечеров». У нас в связи с этим получается шесть вечеров, а не пять, потому что не рентабельно везти с Дальнего Востока один спектакль. И театр приехал с несколькими спектаклями, два из них мы вписываем в афишу фестиваля.


И все-таки было некое облачко, омрачившее Володинский фестиваль. Говорит Марина Дмитревская: «6 мая в "Комсомольской правде" (петербургский выпуск) появилась статья петербургских журналистов Игоря Карасева и Елены Ливси, приуроченная ко Дню победы, где со слов некоего режиссера Николая Боронина рассказывается история о том, как его отец (откуда он взял эту историю — не знаю), работая на призывном пункте, увидел однажды пришедшего призывника, худенького, в очках, и понял, что его убьет первая же пуля. И он дал ему белый билет. "Так мой отец спас от неминуемой гибели великого драматурга Володина", — вспоминает режиссер Боронин. Я позвонила главному редактору "Комсомольской правды" с просьбой опровергнуть текст, потому что Александр Моисеевич Володин… Ну ладно, люди не знают, что он с 1939 года был в армии, была у него такая глупость пойти в 39-м году в армию, просто служить, еще и до войны, а потом он много раз писал, как они, дураки, радостно приветствовали настоящую войну. А потом вся война — по окопам, медаль за отвагу, осколок в легком, с которым он и умер. То есть надо не знать ни жизнь, ни творчество. Это все равно, что сказать, что небо у нас черное, а листья на деревьях синие. "Комсомольская правда" категорически отказалась печатать опровержение. Слава Богу, в "Литературной газете" появилась заметка Льва Федоровского, опровергающая эти факты. Но в нашем городе, где жил Володин, выходит такой бред. Что с этим делать — не знаю. И что делать с газетами? В принципе, они Володина, конечно, не знают, и он им глубоко не интересен. Я разговаривала с журналистами, они с трудом вспоминают "Осенний марафон". То есть темнота беспросветная. Но ненаказуемость таких публикаций меня очень сильно волнует. Пределов никаких нет».


Мне удалось поговорить с одним из авторов статьи в «Комсомолке» Игорем Карасевым. Вот его комментарий: «Самое интересное, что из десятков читателей, которые читали нашу газету, никого это не смутило и не возмутило. Один господин Федоровский начал по всем газетам обзванивать, что очернили господина Володина, приписали ему белый билет, хотя там слова такого в помине не было. То есть, на нас напраслину навел. Я считаю, что господин Боронин прав. Там ничего такого нет, это просто была одна маленькая история из жизни писателя. Мы его не очернили, мы же не написали, что он не воевал, что награды не завоевал. Просто одна маленькая история из жизни человека. Там не написано, что эта история произошла в 41-м или 44-м году. Тем более, эту историю Боронину рассказали два известных питерских режиссера, которым не верить я тоже не могу, потому что очень известные люди и с кондачка они не стали бы рассказывать».


С моей точки зрения, странно, когда вопросы веры кому угодно встают поперек известных фактов. Видимо, эта история еще не закончена. Жалко, что она разыгралась как аккомпанемент к последним спектаклям Володинского фестиваля: «Я даже подумала, что Володин писал такие абсурдистские диалоги, и вот — абсурд жизни», — говорит Марина Дмитревская.


— Я много раз уже замечала, что мертвый беззащитен. Можно с ним в нашем мире делать все, что угодно.


— При этом я подумала, какая у них логика. Они могут сказать, что он наврал в своих книжках…


— И что еще не вся правда известна о войне. И все же о фестивале. Он проходил трудно. Что ждет его дальше?


— В 2009 году Володину исполнилось бы 90 лет. Следующий фестиваль должен быть юбилейным, он должен обязательно пройти с 5 по 10 февраля. И мне бы очень хотелось, чтобы в отличие от всех прошлых фестивалей, на которые скидывалась вся Россия, на юбилейный Володинский фестиваль постарался бы дать средства Санкт-Петербург. Потому что с уходом Володина из этого пространства что-то утратилось очень серьезное и существенное, и если не Володинский фестиваль будет сохранять это, то кто же и что же?


XS
SM
MD
LG