Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ходорковского и Лебедева обвинили в хищении 350 миллионов тонн нефти


Миша Ходорковский, 1970-е

Миша Ходорковский, 1970-е

Следственный комитет при прокуратуре России подтвердил информацию о предъявлении новых обвинений Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву. Следствие вменяет им в вину хищение около 350 миллионов тонн нефти, а также отмывание почти 500 миллиардов рублей и 7,5 миллиарда долларов. В понедельник адвокаты Ходорковского назвали предъявленные обвинения их подзащитному «набором бездоказательных утверждений о якобы совершенном хищении и легализации всей нефти, добытой за 6 лет деятельности ЮКОСа». Бывший глава нефтяной компании Ходорковский и совладелец группы МЕНАТЕП Лебедев уже отбывают восьмилетние сроки заключения. В конце 2006 года им предъявили новые обвинения.


В интервью газете «Твой день» мать Ходорковского Марина Филипповна рассказала, что «на последнем свидании он выглядел плохо, жаловался на то, что кто-то пытается настроить против него заключенных». 26 июня Михаилу Ходорковскому исполнилось 45 лет.


«Ни на чем нельзя ставить крест»


Адвокат Михаила Ходорковского Юрий Шмидт (с ним беседовал Марк Крутов) прояснил позицию защиты в изменившихся обстоятельствах:


- Это новое обвинение или прежнее, но в другом изложении?


- Верно последнее. Это старое обвинение, те же эпизоды, та же квалификация, те же объемы. Просто, как вчера удачно выразился Станислав Белковский, они его перелицевали с определенной целью, как я понимаю. Ничего абсолютно нет [нового]. Тот же бред, тот же абсурд, то же обвинение в хищении всей нефти, которую добыл ЮКОС. Мы даже не можем точно сказать, сколько там миллиардов, как они эти миллиарды насчитали. Потому что здесь ситуация совершенно клиническая.


- Означает ли это, что Михаила Ходорковского еще на неопределенный срок оставят в СИЗО для проведения с ним новых следственных действий?


- Именно это и означает. С этой целью, как я понимаю, это и сделано. Потому что у нас привыкли к тому, чтобы получать указания сверху. [Но] наверху несколько иная политическая конфигурация. Следствие решило выждать более четкой позиции и новых указаний. Потому что, если сейчас, скажем, заканчивать ознакомление с делом и направлять его в суд, первый вопрос встает, в какой суд направлять. Если это процесс затевать в Чите, то это будет уже грубейшее нарушение не только норм УПК, как это было до сих пор со следствием, но и Конституции. Перевозить его в Москву? Вероятно, нет людей, которые готовы принять на себя бремя решения, и достаточно авторитетных людей, мнение которых было бы указанием для следствия.


- В последнее время активно обсуждалась возможность выхода Ходорковского на свободу досрочно в связи с поправками в Уголовный кодекс, которые предлагают некоторые депутаты – при соответствующих действиях защиты. Теперь на всех этих вариантах можно поставить крест?


- Ни на чем нельзя ставить крест. По крайней мере, я с такой трактовкой не согласен. Другое дело, что журналисты были слишком эмоциональны. Я уж не знаю, какой арифметикой они пользовались, когда считали, что он может выйти в 2009 году. Я могу сказать со своей стороны, что если будет принят закон в редакции [Павла] Крашенинникова, то срок Михаила Борисовича пока сократится только на один год. А что будет со вторым делом, по которому у него новая мера пресечения, по которой ему сейчас и предъявили новое-старое обвинение, тут столько вопросов, что гадать пока просто нет смысла.


- Что защита намерена делать в этой новой ситуации?


- Защита для начала внимательно это обвинение изучает ; оно все испещрено огромными семи-восьми-девятизначными цифрами, числами. Там масса ссылок на заключение экспертиз и так далее. Потребуется основательное его изучение, сопоставление с предыдущим постановлением о предъявлении обвинения. Может быть, какие-то расхождения цифровые, значительные, незначительные, все-таки имеются. Так что задача защиты - спокойно все это изучить, скопировать это постановление, обсудить со своими клиентами, потому что [Платону] Лебедеву тоже предъявлено новое обвинение, и выработать план действий.


Для применения помилования по отношению к Михаилу Ходорковскому необходимо еще одно условие – чтобы президент России Дмитрий Медведев воспользовался этим своим правом. По мнению руководителя независимой общественной организации «Центр политической информации» Алексея Мухина, которое он высказал в беседе с корреспондентом РС Карэном Агамировым, это маловероятно:


- Я боюсь, что здесь желаемое выдается за действительное. На самом деле объективные предпосылки для выхода Ходорковского на свободу есть, к сожалению, только на Западе. В России существует твердое убеждение, что Ходорковский виновен, и он обязан досидеть свой срок до конца, лучше, если ему будет предъявлено новое обвинение и он будет сидеть бесконечно.


Рейтинг Владимира Путина в 2000 году, когда он первый раз баллотировался на пост президента, составлял 52-53%. В 2004 году, то есть сразу после так называемого «дела Ходорковского», его рейтинг составил 72%. Такой взлет рейтинга многие эксперты относили на счет того, что Владимир Путин доказал свое право быть президентом, осудив одного из самых мощных олигархов, которого связывали с «семьей» (окружением Бориса Ельцина - РС) и который представлялся чуть ли не символом новой власти в России ельцинского периода. В этой связи Владимир Путин сейчас может совершенно расслабиться, потому что для него эта уже тема неактуальна, она стала актуальной для Дмитрия Медведева.


Медведев был представлен западной публике как либеральный преемник. И когда Владимир Путин назвал своего сменщика, Запад рукоплескал ему, говоря о том, что этот президент будет либеральным и в России чуть ли не наступает «оттепель».


На самом деле дела не так просто обстоят. Медведев эксплуатирует образ либерального правителя, но для него сейчас выход на свободу Ходорковского гораздо более вреден, чем то, что он находится в заключении. Это будет означать, по сути, ревизию решения Владимира Путина, которую Дмитрий Медведев должен будет произвести. Ему сейчас далеко не с руки производить ревизию решений Владимира Путина и терять доверие своего могущественного премьер-министра. В этой связи Дмитрий Медведев, скорее, склонен будет дать Ходорковскому досидеть до конца срока.


Что касается инициатив силовых органов, которые сейчас пытаются повесить новый срок на Михаила Ходорковского - они пытаются поймать, таким образом, какой-то сигнал, неясный сигнал, исходящий из-за кремлевских стен, и пытаться угадать, что же хочет Кремль. На всякий случай были инициированы вот эти самые совершенно запутанные, невнятные дела якобы о том, что Ходорковский виновен еще в каких-то прегрешениях. Никаких ясных сигналов из Кремля не дается. Кремль будет педалировать тот факт, что дело Ходорковского не политическое, а экономическое, и будет настаивать на этом дальше, потому что признание обратного уже сейчас сравнимо с девальвацией репутации Владимира Путина.


- То есть Медведев в ближайшее время на помилование Ходорковского не пойдет?


- Для него это нецелесообразно политически.


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG