Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Иск об отмене результатов выборов: СПС надеется на «оттепель»


Никита Белых сам пришел поддержать иск СПС в Верховном суде

Никита Белых сам пришел поддержать иск СПС в Верховном суде



Во вторник в Верховном суде России начинаются предварительные слушания по заявлению Союза правых сил об отмене результатов прошлогодних декабрьских выборов в Госдуму. Немногим ранее аналогичный иск был принят от Коммунистической партии. СПС на выборах набрал менее 1 процента голосов избирателей. Как говорится в иске, в результате беспрецедентного вмешательства со стороны органов исполнительной власти была полностью сорвана работа партии во время избирательной кампании. Партию «Союз правых сил» в Верховном суде будет представлять Никита Белых. Лидер СПС рассказал Радио Свобода о том, чего он ждет от процесса:


- Дело в том, что политическая ситуация сейчас несколько необычная, и это очень хорошо видно по тем решениям, которые принимаются в различных судебных инстанциях. Видно, что некоторые судьи (речь идет и о Конституционном суде, и о Верховном суде, и о региональных судах) сейчас остерегаются принимать очевидно незаконные решения. Поэтому я считаю, что у того иска, который мы подали в Верховный суд, есть некоторые перспективы. Я имею в виду не только и не столько принятие положительного решения по нашему иску в целом, поскольку сложно себе представить, что Верховный суд отменит результаты выборов - хотя исключать, наверное, этого тоже нельзя. Речь идет о том, что в ходе рассмотрения данного вопроса, данного иска в Верховном суде, могут и, наверное, должны быть приняты так называемые частные определения, дающие правовую оценку действиям правоохранительных органов, которые очень активно (гораздо активнее, чем сама Центральная избирательная комиссия) участвовали в ходе избирательной кампании конца прошлого года. И это в свою очередь окажет достаточно серьезную поддержку оппозиционным политическим партиям, оппозиционным кандидатам в дальнейших выборах. Если это произойдет, это уже я буду считать хорошим результатом.


- Вы сказали о том, что некоторые суды стали пытаться избегать совсем уж неправосудных решений. Вы считаете, что за этим стоят высказывания Дмитрия Медведева о необходимости верховенства закона или какие-то практические перемены внутри российской власти, что-то на низовом уровне, а не на самом верху?


- Мне сложно судить, какие именно импульсы улавливает судебная система, заявления ли Медведева или какие-то иные веяния из органов власти. Но факт остается фактом - последние несколько месяцев судами принимаются достаточно позитивные решения. Тут надо вспомнить решение по делу Мананы Асламазян, надо вспомнить решение о неправомерных действиях мэрии Москвы по запрету «Марша несогласных». Сюда же можно отнести, кстати, и решение Конституционного суда в отношении нашей партии, в котором Конституционный суд признал незаконность применения норм регионального законодательства еще по прошлому году, когда, как вы помните, Союз правых сил был в нескольких регионах снят с выборов. На наш взгляд - незаконно, и Конституционный суд эту незаконность подтвердил. То есть некие проявления «оттепели» в судебной системе идут. Мне здесь сложно оценивать, еще раз говорю, что послужило импульсами, но факт остается фактом, суды, на мой взгляд, стали как-то более осторожно подходить к вынесению решений, не просто на основе телефонного звонка из администрации президента, а все-таки пытаются некоторые вопросы рассматривать по существу.


- Вы уже предположили, что Верховный суд, скорее всего, на отмену результатов выборов не пойдет. Означает ли это, что вы пойдете дальше - то есть, например, в Европейский суд по правам человека? Или вам будет достаточно тех частных определений, о которых вы сказали?


- Естественно, нет. Дело в том, что мы уже в ходе избирательной кампании обращались в Европейский суд по правам человека, и мы знаем, что наше заявление в Европейском суде рассматривается. Те решения (какими бы они ни были), которые примет Верховный Суд, будут дополнять те исковые заявления, запросы и жалобы, которые мы в Европейский суд направили. Одно из требований, которое мы в нашем иске отразили - дать комментарий по тем вопросам, которые Европейский суд по правам человека задал нашим правительственным органам. Мы знаем, что после нашей жалобы Европейский суд обращался и в Центральную избирательную комиссию, и в другие органы, которые занимались координацией выборов, но внятного ответа на свои запросы не получил. Поэтому рассмотрение нашего дела Верховным судом (и так же, наверное, иска со стороны Коммунистической партии) станет дополнительными материалами, которые лягут в процесс, который, я надеюсь, Европейский суд будет вести.


- Почему не получилось совместного иска с коммунистами? Изначально говорилось о том, что несколько партий как-то обсудят возможность одновременного обращения в судебные российские инстанции и, возможно, даже совместного. Почему все по отдельности?


- Этот вопрос необходимо задать представителям КПРФ, поскольку мы не просто обсуждали эту возможность, мы договорились о том, что мы будем подавать совместное исковое заявление. Тем более что помимо очевидного увеличения весомости этого искового заявления, требования и аргументы, которые мы выдвигаем в наших исках, касаются разных аспектов. То есть, если у коммунистов речь идет прежде всего о неравном доступе к средствам массовой информации и тем нарушениям, которые происходили в день голосования (на основании той работы наблюдателей, которые у коммунистов работали, и работали достаточно активно), то наши аргументы касаются прежде всего участия правоохранительных органов, я имею в виду органы внутренних дел и прокуратуры, в ходе самой избирательной кампании, когда они арестовывали и изымали агитационные материалы. Действительно такого рода иск был бы более полный и более весомый. Именно поэтому мы договорились о том, что будет совместное исковое заявление. Более того, мы даже на федеральном политическом совете этот вопрос рассматривали и приняли решение о том, чтобы объединить наш иск вместе с коммунистами.


Однако в последний момент, насколько я понимаю, или президиум центрального комитета Компартии, или другой орган принял решение все-таки идти отдельно. Но почему они такое решение приняли, мне сказать сложно. Надо этот вопрос задавать представителям Коммунистической партии. За неделю до этого решения я разговаривал с Геннадием Зюгановым, и он мне подтвердил, что, если юристы сочтут такой иск более весомым и более содержательным, то он будет поддерживать идею объединения исков. Но, тем не менее, мы знаем, что коммунисты подали иск самостоятельно, и мы были вынуждены подавать уже иск, соответственно, после них, в индивидуальном порядке.


XS
SM
MD
LG