Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Круглый стол уполномоченных по правам человека регионов России прошел под Петербургом


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Татьяна Вольтская.



Кирилл Кобрин: Опросы социологов и заключения экспертов позволяют сделать вывод о том, что в нынешних российских политических условиях нарушения прав и свобод человека связаны в понимании граждан не с либеральными ценностями демократического общества, а с экономической проблематикой, невозможностью улучшить жилищные условия, инфляцией, произволом чиновников и так далее. В этой связи изменилась роль уполномоченных по правам человека в России, которые зачастую превращаются в так называемых "толкачей" для решения бытовых проблем некоторых обиженных граждан. Вопрос о нарушении стандартов демократии в России перед институтом уполномоченных, встроенном в структуру власти, не стоит. Это подтвердил и круглый стол уполномоченных по правам человека регионов России, прошедший под Петербургом. В конференции, на которой работала наш корреспондент в Петербурге Татьяна Вольтская, приняли участие представители 40 регионов страны.



Татьяна Вольтская: Уполномоченные по правам человека собрались в Пушкине, чтобы обменяться опытом. С какими проблемами люди чаще всего обращаются к уполномоченным по правам человека на местах? Говорит уполномоченный по правам человека Российской Федерации Владимир Лукин.



Владимир Лукин: Я назвал бы одну из острейших проблем - это жилищная проблема сейчас. Существует много неясностей, проблем и нарушений, связанных с торговлей жильем, с ролью людей, которые причастны к этим делам, дети, жены и так далее. Очень волнует граждан начавшаяся инфляция, конечно. Это не прямой наш вопрос, но вытекающие из этого проблемы. Работа судов очень серьезная проблема. Наш диагноз вполне совпадает с диагнозом президента: продолжительность судов, невыполнение решений судов, пренебрежение к правам потерпевших и многое другое - это очень серьезные источники жалоб. Заключенные, безусловно, одна из таких серьезных проблем, потому что, несмотря на прогресс, который был за последние лет 8-10 достигнут, базовое отношение к заключенным как к людям, права которых можно не исполнять, а в случае его и грубо нарушить, существует.



Татьяна Вольтская: Может ли институт уполномоченных реально помочь людям? Говорит уполномоченная по правам человека республики Коми Людмила Завьялова, которая подтверждает, что жилищная проблема стоит на первом месте.



Людмила Завьялова: Ветхое, аварийное жилье, недостаточность строительства в последние годы. Это все привело к тому, что у нас острейшим образом стоит эта проблема. Эта проблема и все остальные, последующие, там и льготы, и все остальное, оно проистекает из того, что низкие доходы у населения. Столько лет не строили, столько лет строили плохое жилье. И поэтому эта проблема настраивается на демографическую и так далее. Поэтому очень трудно. У нас в законе написано, что если мы используем дополнительные всякие средства, которые позволяют защитить права человека, и вот мы анализировали на планерке сначала, а потом с коллегами обсуждали, рычаги какие у вас дополнительные, и оказалось - личный авторитет, личные связи.



Татьяна Вольтская: Удается помочь конкретному человеку?



Людмила Завьялова: Например, перерасчет сделать бабушке, которая на даче жила, а власти сказали, что нет, не положено. Или, например, по жилье из очереди просто выбросили людей. Они уже на пенсию ушли, больше нигде работать не будут, никогда ничего не получат, и поэтому все вернули на круги своя. Не удалось пока по нашему региону добиться льгот для пенсионеров-учителей в сельской местности. У нас регион пока на это не идет, хотя есть решение Конституционного суда. Вот мы сейчас все под прессом людей, которые ждут, а мы ждем, когда власти разродятся решением этого вопроса. Власти говорят, что они ищут механизм. В разговоре выясняется, что потом вся интеллигенция будет претендовать, сельская, на эти льготы, потому что пенсия-то у них мизерная.



Татьяна Вольтская: Пенитенциарная система для Людмилы Завьяловой была и остается ГУЛАГом.



Людмила Завьялова: Конкретные предложения вношу по изменению условий пребывания их там. Я смотрела в Великом Новгороде базовую колонию для Северо-Запада. Вот привели бы в соответствие. У нас же деревянные еще есть бараки. Поэтому я добиваюсь, чтобы туалеты были нормальные, цивилизованные, что это все унижение человеческого достоинства. Сейчас отчитываются, что уже в СИЗО женщинам закрытые кабины туалетные делают везде.



Татьяна Вольтская: О совершенно других проблемах говорит уполномоченный по правам человека Ингушетии Каримсултан Кокурхаев.



Каримсултан Кокурхаев: Более 70 тысяч человек изгнаны, и до сих пор их не пускают в свои дома. То есть право на свободу передвижения, места жительства, места пребывания, на свою собственность, на свое жилье, право на трудоустройство. При этом еще сегрегация школ по отношению к тем, кто вернулся. Это Ингушетия, часть находится в Северной Осетии. И в связи с этим права их нарушаются. Ни поручение президента, ни законодательство просто не исполняется. Эти люди поставлены вне закона. Большинство жалоб, которые ко мне идет, как раз по этому поводу. За последнее время более 20 человек похищены.



Татьяна Вольтская: И эту проблему, по словам Кокурхаева, не моет решить ни он, ни ингушские власти. Вообще исполнительная власть в России становится более закрытой, - говорит сопредседатель Ассоциации уполномоченных по правам человека в регионах России, уполномоченный Пермского края Татьяна Марголина.



Татьяна Марголина: Например, Пермский края оказался закрытым, на 52-м месте по информационной открытости для населения о деятельности своей власти. И это, мне кажется, очень тревожный звоночек, который нами тоже должен быть услышан. И если брать наиболее закрытые наши системы - пенитенциарную, учреждения внутренних дел, мы зафиксировали одну очень серьезную проблему, когда нет мотивации у руководителей учреждений заявлять о нарушенном праве человека. Им выгоднее это нарушение скрыть. Потому что сама система отчетности перед вышестоящим министерством такова, что если он показывает это нарушение, его за это же и наказывают.



Татьяна Вольтская: Потому, по мнению Татьяны Марголиной, уполномоченным по правам человека нужно искать для себя партнеров в исполнительной власти, создавать рычаги влияния.


XS
SM
MD
LG